28 сентября 2018 16:24

За что мы любим и ненавидим мэра Владимира Слепцова?

Мэр Ярославля Владимир Слепцов покидает свой пост и возвращается в Московскую область. Конкретное место пока не называет, но известно, что это будет Солнечногорский район. Какая память останется у ярославцев о двух «слепцовских» годах?

За что мы любим и ненавидим мэра Владимира Слепцова?

Мэр Ярославля Владимир Слепцов покидает свой пост и возвращается в Московскую область. Конкретное место пока не называет, но полагают, что это будет Солнечногорский район. Какая память останется у ярославцев о двух «слепцовских» годах?

Кадровая чехарда

При всей работоспособности Владимира Слепцова на протяжении двух лет его руководства Ярославлем в укор градоначальнику регулярно ставили кадровый беспорядок в мэрии.

Можно считать, что только спустя два года команда мэра более-менее устоялась, хотя на должность первого заместителя до сих пор никого не нашли. Буквально только что поменялся глава Кировского и Ленинского районов Ярославля, причем назначению нынешнего Трудоношина предшествовал скандал с судимым Георгием Гудымой. К началу лета на должность заместителя по взаимодействию с органами власти и информационной политике приехал из Красноярска Алексей Аксютенко — до него был краткосрочный опыт с советничеством Дмитрия Носова. И Аксютенко не спешат принимать за своего, напоминая тому скандалы в Красноярске. Важно помнить также мысли об уходе Михаила Кузнецова, тянущего на себе воз застарелых проблем ЖКХ и дорог.

Вместе с этим в команде Слепцова обнаружились настоящие находки. Это и упомянутый выше Михаил Кузнецов, и еще один зам Алексей Торопов, в целом справляющийся с экономическим развитием и упорядочиванием торговли. С точки зрения опыта и энергии бесценна Ольга Лилеева, занимающаяся туризмом при скудном на то бюджете.

Дефицит бюджета

Расходы Ярославля по-прежнему превышают доходы, причем прогнозы на начало года не сбываются, разрыв растет. Вероятно, бюджет на 2019 год будет тоже принят с дефицитом, и тогда вопрос встанет острее.

Увеличивающийся дисбаланс между доходами и расходами влияет на состояние госдолга. И если в феврале 2017 года речь шла о 5,9 млрд рублей, то к 1 сентября 2018 года долг вырос на миллиард.

Владимир Слепцов старается меньше говорить о деньгах, хотя на заседаниях муниципалитета периодически звучат комментарии в стиле «у нас на это средств в бюджете нет». И только директор департамента финансов Андрей Данц на одном из последних заседаний комиссии муниципалитета честно сказал, что Ярославль приближается к максимально допустимому порогу муниципального долга — 7,88 млрд рублей.

Коррупционные вопросы

Дом в Твердино, о котором «Яркуб» писал осенью 2017 года, Владимир Слепцов задекларировал. Сколько стоила земля и постройки на ней, точно сказать трудно, но явно больше, чем мэр мог накопить с зарплаты даже за время своей работы в Подмосковье. А зарплата главы Ярославля достаточно скромная, чтобы оплачивать кредит с платежами под 200 тысяч рублей ежемесячно. Тем более что костюмы Владимир Слепцов предпочитает покупать у люксовых марок. Конечно, прокуратура не нашла оснований для реагирования, но горожане не склонны считать иначе. Обычно вместе с домом в Твердино вспоминают пешеходные ограждения с медведями, установленными компанией «Стальстроймонтаж», у владельца которой ранее работал сын Слепцова.

Игнорирование общественного мнения и продавливание решений

Жесткий стиль руководства Владимира Слепцова коррелируется с его привычкой принимать решения без оглядки на общественность, профильных экспертов и даже депутатов муниципалитета, которые должны влиять на дела мэрии, а не безоговорочно одобрять все предложения.

Яркий пример попытки протащить свою инициативу был летом 2017 года, когда под предлогом замены на стальные заборы «Стальстроймонтажа» хотели убрать с Первомайского бульвара чугунные ограды. Этого не случилось благодаря активности муниципального депутата Антона Голицына и общественности, которая грудью встала за чугун. Мэру пришлось устроить совещание и в итоге уступить, оставив за собой право на установку стальных «кроватных спинок» с медведями.

А вот сдачу водоканала области большинство депутатов одобрило. До сих пор последствия этого решения неочевидны.

Без ведома общественности возле пешеходных переходов на улицах города появились бин-боксы с рекламой, чьи правовой статус и польза для экономики до конца не определены. Проходя по центру и набережной, горожане плюются в сторону деревянных шале с сувениркой, которые имеют сходство с туалетами и заслоняют виды на архитектурные памятники. А красная плитка в зоне ЮНЕСКО? Симпатичная, конечно, но стоило ли так тратиться? Вспомним и колесо обозрения, с которым воевали архитекторы, ратующие за соблюдение принципов охраны панорам.

Достижения в благоустройстве

С другой стороны, только волевыми жестами можно было приступить к массовой замене НТО на ларьки нового формата, аккуратные и внушающие доверие покупателю, в отличие от обшарпанных старых кабинок. Только слово Слепцова заставило перевозчиков, которые работают на маршрутах по нерегулируемому тарифу, купить новые машины (Варламов говорит, все равно гробовозки, но мы-то знаем, что красные маршрутки чище и приятнее старых пазиков), поставить внутрь табло и голосовое оповещение об остановках (хотя не все это сделали, будем честны), заставить водителей ездить спокойнее и меньше нарушать ПДД.

Вряд ли достижениям мэра можно приписать свалившиеся сверху деньги по БКД и ямочному ремонту, о качестве ремонта дорог вообще сложно говорить в положительном ключе — это дало понять последнее общественное обсуждение, на котором, кстати, никого из мэрии не было. Зато указания мыть тротуары и подъезды, чистить остановки и стены, убирать мусор исполняются неукоснительно.

Инициативы на вкус и цвет

Ярославль Слепцова гремел на всю страну: самый большой блинный пирог для собак, приказ подчиненным с аргументом «мы же все православные» купаться в проруби на Крещение, призыв к публичной поддержке Валентины Терешковой, которая голосовала за повышение пенсионного возраста, и «лайк» под обращением главы Росгвардии к Алексею Навальному.

Параллельно шли и правильные идеи: попытка борьбы с нелегальным катанием детей на лошадях, жесткая политика против алкомаркетов, забота о безопасности горожан, способы всячески дотянуть Ярославль до столичного уровня и декларирование принципа «Make Yaroslavl great again».


Противоречивость фигуры Владимира Слепцова, сочетание в нем грубого давления на свое и поддержки важных для города инициатив, порой комичность слов и поступков, умеренная открытость для общения не позволяют однозначно сказать, плохим или хорошим мэром он оказался для Ярославля. И если все познается в сравнении, то в новейшей истории города сравнивать придется именно с ним.

В центре внимания

наверх
Эта страница использует cookies подробнее
Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет