13 августа 2019 - 15:51
«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот
Могут ли центры постинтернатного сопровождения помочь воспитанникам детских домов и детям из приемных семей чувствовать себя увереннее? Почему сироты часто становятся жертвами мошенничества и насилия? Что делать с ребятами, которые не нашли приемных родителей? Продолжение разговора о жизни ярославских сирот.
«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот

«Яркуб» обращал внимание на то, что число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в Ярославской области несколько лет неизменно — три с половиной-четыре тысячи человек.

Большая часть детей, чьи родители лишены родительских прав или умерли, попадает в приемные семьи. Однако наблюдается тенденция роста числа сирот, которых не берут под опеку и не усыновляют. У большинства диагнозы, которые требуют серьезного и дорогостоящего лечения.

Согласно неофициальным данным, каждый десятый ребенок, который попадает в поле зрения органов опеки, страдает нарушениями ментального развития. В данном случае речь идет о выраженных нарушениях, хотя специализированная помощь нужна практически всем воспитанникам, изъятым из неблагополучных семей.

Несколько лет назад в России решили упразднить детские дома, передав их функции приемным семьям. Многие детдома оказались закрытыми, часть «оптимизировали». Ярославская область поддержала федеральный тренд. И сегодня все громче звучат голоса тех, кто считает, что с закрытием детских домов власти поспешили. Число семей, живущих небогато, в регионе не уменьшается, непросто многодетным, не снижается количество асоциальных семей. Это порождает высокие показатели социального сиротства. Плюс не все приемные семьи могут стать родными.

— Когда Кристина перешагнула порог нашего кабинета, я своим глазам не поверила! На 18-летнюю девушку она была вообще не похожа, от силы ей можно было дать лет 12-13, — рассказывает руководитель службы постинтернатного сопровождения Валентина Савельева. — К нам Кристину привела Диана Кирсанова (героиня публикации на «Яркубе» о судьбе сироты). А о девчушке мы сначала прочитали в «ВК», потом услышали от нее самой. Но если бы я не увидела, в каком она состоянии, то вряд ли поверила всему, о чем писали.

Валентина Алексеевна зябко поводит плечами, а ее коллега, психолог Ирина Дзема, тяжело вздыхает. Я историю Кристины слышала от Дианы, но вскоре поняла: знаю далеко не все.

...В один из январских дней в брагинском «Магните» продавцы увидели девочку, которая подходила ко всем и просила взять ее на работу. Был конец рабочего дня, и встречать одну из сотрудниц магазина пришел муж. Молодой парень, увидев девчушку, бродившую по торговому залу, поначалу не поверил своим глазам. Подошел к ней, стал задавать вопросы; услышав рассказ Кристины, потерял дар речи.

Выяснилось, что Кристина сирота, в Ярославль ее привезла приемная мама, у которой она прожила 14 лет. Семья этой мамы живет в поселке недалеко от Череповца.

«Родительница» сняла девушке квартиру на два месяца, дала деньги на первое время (по словам Кристины, 500 рублей), купила несколько пачек «Доширака» и уехала домой. Вскоре деньги и еда закончились, надо было на что-то жить, и Кристина решила поискать работу. Интересно, что за годы жизни у приемной матери сирота получала пенсию, и на счету накопилось больше миллиона рублей. Только денег она не видела — сберкнижка осталась «дома у мамы».

Ярославец написал про Кристину «ВКонтакте». Диана, прочитав историю, прибежала по указанному в посте адресу. Двери ей открыла маленькая, грязная, испуганная и заплаканная девочка. Как только она начала говорить, стало понятно, что она не очень хорошо понимает происходящее. Позже выяснилось: девочка училась в спецшколе, отстает в развитии. Вещей у нее почти не было — только платье и курточка. Поняв, что одной Кристине не выжить, Диана забрала ее к себе, а потом позвонила в службу постинтернатного сопровождения.

Валентина Савельева объяснила, как через несколько дней из Череповца в Ярославль приехали опекун Кристины и социальный педагог. Встретились с ярославскими представителями органов опеки, поговорили... Обвиняли педагогов службы и Диану, пытались отрицать факт, что девочка осталась одна в незнакомом городе и без денег. Закончился разговор их отъездом вместе с Кристиной. В Череповце ее поместили в психоневрологический интернат. Чем она занимается теперь, никто не знает.

«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот

Ирина Дзема и Валентина Савельева

— Мы понимаем, что вчерашние воспитанники детских домов, и уж тем более те, кто имеет ментальные нарушения, к жизни не всегда подготовлены. Ребята из приемных семей тоже, как выяснилось, не всегда понимают, как действовать в той или иной жизненной ситуации, — говорит Валентина Алексеевна. — Наша задача состоит в том, чтобы помочь им. Особенно девочкам-сиротам, у которых родились дети. Некоторым и жить негде. Идут к нам. Мы стараемся найти им жилье, помогаем в оформлении документов, вещи какие-то даем, продукты.

Вообще-то в «Солнечном», так называется детский дом, при котором работает служба сопровождения, хотели организовать социальную гостиницу. Там могли бы жить, например, будущие мамы, не располагающие собственным жильем. Начали было делать ремонт на втором этаже. Места достаточно, помещения светлые и теплые. Денег не хватило. Подобную гостиницу открыли при шестом интернате, вот только потребность в крыше над головой появляется у многих сирот, а число мест в гостинице ограничено.

— Несколько лет назад к нам обратилась молодая женщина. Назовем ее Ксения, — вспоминает Валентина Савельева. — Сама она воспитывалась в интернате, сначала в Сосногорске, потом в Ярославле. После школы пошла работать в кафе. Неплохо зарабатывала, снимала квартиру. Ну а дальше типичная история — познакомилась с парнем, забеременела, осталась ни с чем. Хозяин кафе не оформлял ее официально, поэтому, узнав, что Ксения ждет ребенка, уволил. О декретных речи не шло. Будущий папа исчез. Что делать? Пришла к нам. Помогали, чем могли.
Психолог Ирина Дзема отмечает: когда служба только возникла, работать было тяжело. У сирот не было жилья, у кого-то не было прописки в Ярославской области, на работу не брали. А когда приходила беременная, сложностей было еще больше. Приходилось решать множество вопросов. Кого-то пристраивали в центр на Маланова, кого-то в социальную гостиницу. Было время — прописывали девчонок в детском доме, когда появлялась возможность. Продукты привозили спонсоры.

Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить. Не знает о необходимости зарабатывать деньги, планировать бюджет, платить за квартиру. Дети живут на всем готовом. Переход в самостоятельную жизнь и домашним детям дается нелегко! Ситуация осложняется тем, что детдомовские редко выбирают профессию по душе. И выбор-то невелик — девочки учатся на парикмахеров, мальчики — на автослесарей.

В службе постинтернатного сопровождения вам расскажут, как часто сироты становятся жертвами мошенников. На них оформляют кредиты, у них могут отобрать последние деньги. Юристы помогают через суды доказывать, что они жертвы, но это сложно — процессы длятся годами.

Психологи стараются работать не только с сиротами, но и с их детьми. Одинокие мамы не умеют играть с ребенком, не знают, как это делать. Приходят учиться этому на специальных занятиях. Малышам в «Солнечном» есть занятия: конструкторы, развивающие игры, карандаши и краски, материалы для поделок. Вероятно, именно тут многие девочки поняли, что такое семейные праздники. А еще их учат общению не только с коллегами, но и с родственниками. Ведь у кого-то есть братья и сестры, бабушки, тети, дяди.

«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот«Система воспитания в детских домах устроена так, что ребенок не представляет, как жить». Как и зачем работает служба постинтернатного сопровождения сирот

Игровая комната

Эксперты уверены, что до 23 лет выпускников детдомов следует обязательно поддерживать, сопровождать, потому что им в одиночку непросто «разруливать» жизненные проблемы. Сегодня у сирот есть возможность получить квартиру. Но время ожидания, как правило, заставляет снимать жилье — бюджет компенсирует затраты. Сумма скромная, десять тысяч в месяц, но и это хорошо.

Сотрудники службы постинтернатного сопровождения — особенные люди. Они не ждут от подопечных благодарности, привыкли помогать просто так, потому что «добро делать приятно». Они не волшебники. Есть проблемы, работать с которыми почти невозможно. Например, находить жилье беременным, разбираться в юридических вопросах.

Есть рецепты социализации воспитанников детдомов и интернатов, а также ребят из приемных семей. Только не все работают. Вероятно, отчасти потому, что общество не готово встретить и принять этих людей. Да, с ними сложно, порой кажется, что никак не ужиться. И все-таки они рядом. Это надо принять.

• Плюшевый заяц как [плохой] символ сострадания. Что сделать, если хочется грамотно помочь

13 февраля 2019 - 09:52
В Ярославле прохожие нашли тело 17-летнего подростка. Следователи возбудили уголовное дело о доведении до самоубийства

Следственное управление СКР по Ярославской области возбудило уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» после обнаружения в Дзержинском районе тела 17-летнего подростка, сообщили в пресс-службе ведомства.

Погибшего мальчика нашли 8 февраля. Как выяснилось, он был воспитанником детского дома.

«Допрашиваются родственники потерпевшего, руководство и сотрудники воспитательного учреждения, а также лица из ближайшего окружения. Следствием истребованы сведения о проведении социально-профилактических мероприятий с подростком и принятии мер социальной поддержки», — пояснили в СК.

Руководство регионального следственного управления взяло расследование на контроль.

Информация о погибшем появилась в соцсетях 12 февраля. Аноним рассказал, что у мальчика якобы есть братья и сестры, которые воспитывались в том же детском доме.




23 января 2019 - 18:50
Активисты ОНФ попросили у Яроблдумы вернуть бесплатные обеды студентам-детдомовцам

Активисты ярославского отделения ОНФ попросили у Ярославской областной думы вернуть бесплатные обеды воспитанникам детдомов, которые учатся в колледжах и техникумах. Без бесплатного питания они остались после изменений в социальном кодексе области. Они вступили в силу 1 января 2019 года.

Активисты ОНФ попросили у Яроблдумы вернуть бесплатные обеды студентам-детдомовцам

Активисты ярославского отделения ОНФ попросили у Ярославской областной думы вернуть бесплатные обеды воспитанникам детдомов, которые учатся в колледжах и техникумах. Без бесплатного питания они остались после изменений в социальном кодексе области. Они вступили в силу 1 января 2019 года.

В ОНФ обратились представители попечительского совета детского дома «Солнечный» в Ярославле. Девять воспитанников детдома получают среднее профобразование. Они уходят на занятия рано утром, а возвращаются только к 16.30. Раньше они бесплатно питались по месту учебы, но теперь за счет бюджета могут обедать лишь учащиеся из малоимущих, многодетных семей и инвалиды.

«Воспитанникам детских домов старше 14 лет выделяют 136 рублей в месяц на личные расходы, студенты ежемесячно получают стипендию в размере 600-900 рублей. Однако даже если ребята будут тратить все деньги на еду, то не смогут нормально питаться днем в течение целого месяца. А ведь есть и другие важные для детей статьи расходов, например мобильная связь», — приводит слова членов совета ОНФ.

По мнению общественников нормы нарушают права детей-сирот, поскольку по СанПиНам интервал между приемами пищи у детей должен быть не больше четырех часов. По словам сопредседателя регионального штаба ОНФ Веры Даргель, экономить на питании детей недопустимо, несмотря на трудности бюджета.

«Активисты Общероссийского народного фронта направили письмо председателю облдумы Алексею Константинову с просьбой рассмотреть вопрос о внесении изменений в социальный кодекс области и вернуть студентам-воспитанникам детских домов право на бесплатное одноразовое питание в дни занятий», — пояснили в фонде.

26 октября 2018 - 16:08
Детский дом трудолюбия в Переславле признали памятником культуры

Здание детского дома трудолюбия в Переславле-Залесском внесли в список выявленных объектов культурного наследия.

Детский дом трудолюбия в Переславле признали памятником культуры

Здание детского дома трудолюбия в Переславле-Залесском внесли в список выявленных объектов культурного наследия.

«Это уникальное своей архитектурой здание было построено в 1913 году в стиле неоклассицизма с элементами модерна, — рассказал директор областного департамента охраны памятников культуры Александр Филяев. — В ближайшее время собственнику будет направлено уведомление о том, что статус здания изменился и теперь оно находится под охраной государства».

В 1917 — 1918 годах Переславский детский дом трудолюбия с 18 воспитанницами находился в управлении комиссариата призрения, а затем — отдела социального обеспечения УИК. После дом муниципализировали, а затем упразднили, и здание заняли советские учреждения. В 1990-е годы в нем разместилась Переславская межрайонная прокуратура.

Читайте также: «На Рыбинском водохранилище нашли минометный снаряд времён ВОВ».

19 октября 2018 - 16:05
«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

В Ярославской области детей-сирот все чаще отдают в приемные семьи, а детские дома постепенно закрывают — как, например, в Семибратове. Людмила Дискова поговорила с Юлией Рассол о ее опыте усыновления и проблемах, с которыми сталкиваются приемные родители.

«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

В Ярославской области детей-сирот все чаще отдают в приемные семьи, а детские дома постепенно закрывают — как, например, в Семибратове. Людмила Дискова поговорила с Юлией Рассол о ее опыте усыновления и проблемах, с которыми сталкиваются приемные родители.

Присмотр есть, а тепла нет

Число детей-сирот в Ярославской области за последний год, хотя и незначительно, но сократилось до 3613 человек. В 2017 году их было 3744. Одновременно выросло число приемных семей, сейчас их в регионе 1897. Что касается специальных организаций — домов ребенка, детских домов, приютов, — то там воспитывают 412 детей. В будущем число должно дойти до нуля, потому что государством поставлена задача определить всех ребят, потерявших родителей, либо под опеку, либо в приемные семьи.

Надо честно сказать: многими экспертами подобные планы воспринимаются скептически. Да, большие детские дома, где живут 60, 80, 100 и более детей — это, как правило, учреждения, в которых подрастающие воспитанники не получают подготовки к нормальной семейной жизни. Они не умеют ни готовить, ни убирать за собой, они не знают, как рассчитать семейный бюджет, как обращаться с малышами. Другими словами, это люди, не приспособленные для жизни в обществе. Существует статистика, согласно которой более трети выпускников детдомов в первый же год после выпуска накладывают на себя руки. Иные спиваются, но самое страшное, что большинство из них не могут стать хорошими мамами и папами, ведь их никто не научил любить детей.

«Я, откровенно говоря, детские дома не жалую, — рассказывает председатель Совета приемных родителей Ярославской области Юлия Рассол. — Считаю, что детям лучше воспитываться в семье. Да, на какое-то время, пока идет поиск приемной семьи, детям надо где-то жить. Такими пристанищами могут служить и детские дома. Но период проживания в них желательно сократить до минимума».

По словам Рассол, общественники регулярно навещают дома ребенка, интернаты и приюты.

«Как-то пришли в один [детдом]. Он в Ярославле на очень хорошем счету, там повсюду чистота, порядок. Но в нем нет главного — теплоты... Разговорилась с одной девчушкой. Спрашиваю ее: „У тебя есть любимая игрушка?“ Она отвечает, что есть. Берет меня за руку и ведет в игровую комнату. Комната большая, там ковер красивый посередине лежит... Но то, как малышка шла за игрушкой, сразу объяснило мне, как ей здесь живется и какие в учреждении царят порядки. Ребенок не побежал напрямую, по короткому пути, а пошел к мишке аккуратно, по кромочке, не наступая даже на краешек ковра. Это же сколько раз надо было крикнуть на него, чтобы он усвоил — по ковру ходить нельзя!»

Юлия Рассол не видит смысла в том, чтобы тратить бюджеты на содержание детских домов. «Правильнее было бы, если бы их передали тем, кто готов взять на себя заботу о детях-сиротах».

Дом для сироты

Несколько лет назад в Москве решили организовать семейные детские дома. В каждой семье могло быть от шести до восьми детей разного возраста, но все они были старше семи лет. Их «мамами и папами» стали профессиональные педагоги. Так как располагались семьи в обычных квартирах, то и порядки в них были привычными: по очереди убирали, готовили, ходили за продуктами, рассчитывали семейный бюджет, решали, кому и что необходимо купить. Надо сказать, что большинство детей очень быстро научились ладить не только со сверстниками, но и с взрослыми. Поразительно еще одно: ребят, прошедших «школу жизни в семье», охотнее усыновляли.

В Ярославле на аналогичный эксперимент не решился никто. А жаль, ведь возможности для этого есть. Здания бывших детских домов, которые постепенно освобождаются, вполне могли бы стать настоящими домами для сирот.

Впрочем, Юлия Рассол убеждена, что даже такой способ устройства не заменяет тепло родного дома. Она знает, о чем говорит, потому что шесть лет назад у нее появилась Лиза. Той едва исполнилось полтора месяца, когда Рассол принесла девочку домой. Юлия до сих пор очень жалеет, что не смогла забрать ее из больницы сразу же после рождения: «Все равно ребенок получает травму, если за ним ухаживают чужие люди. Не думайте, что пребывание в казенных стенах, даже столь незначительное, проходит для него бесследно, он ведь все чувствует».


«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

Мама Юлия, которая нашла девочку Лизу


Сказка про звездочку

Стать приемной мамой Юлия решила, когда ей исполнилось 25 лет. Время шло, а она все не решалась сделать последний шаг.

«Но однажды я проснулась и поняла, что вот если прямо сейчас не начну действовать, то старость встречу одна на диване в окружении кошек, — вспоминает женщина. — Начала с того, что, собрав все необходимые документы, пошла в администрацию Фрунзенского района, в отдел опеки, и написала заявление о том, что хочу усыновить ребенка. Прошло какое-то время, и мне позвонили оттуда, сказали: есть здоровенькая девочка тридцати дней от роду, которой нужна мама. Находится она в детской больнице... Знаете, тогда меня это как-то не очень смутило, но потом, став председателем Совета приемных родителей, я начала настаивать на том, чтобы всех здоровеньких отказничков как можно быстрее направляли в дом ребенка, где для них созданы все условия.

Однако тогда я ехала в больницу, чтобы увидеть свою дочь. В принципе, я не планировала подобного знакомства. Мне как-то было все равно, каким будет малыш, главное, чтобы он был здоровым. Все.

Помню, что вышедшая ко мне доктор встретила меня неласково. Пожав плечами, она спросила, зачем молодой и красивой женщине брать на себя заботу о чужом ребенке, мол, девочка точно такой красоткой, как я, не станет. Я тогда ничего не ответила, просто попросила врача сфотографировать малышку. Когда Лизе исполнилось сорок дней, мы с мамой привезли ее домой».

Юлия не собирается скрывать от дочери то, что не приходится ей биологической матерью. Когда Лизе исполнилось полгода, она впервые рассказала ей сказку о женщине, которая увидела в небе красивую звездочку; долго любовалась ею, а потом звездочка вдруг пропала; женщина очень огорчилась и пошла ее искать; нашла, вот только звездочка превратилась в девочку Лизоньку.

«Я тогда впервые увидела, как шестимесячный ребенок вдруг заплакал, и окончательно осознала: это моя дочь. Она все поняла, она обо всем знала», — рассказывает Рассол.


«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

Девочка Лиза, которая нашла маму


Помочь и научить

Лиза ходит в садик, занимается спортом, танцами и музыкой. С мамой и бабушкой у девочки складываются замечательные отношения. Но такие истории, увы, услышишь не так уж часто. Юлия говорит об этом откровенно. Она полагает, что многим семьям не хватает знаний и терпения, чтобы установить контакт с приемными детьми. Еще одна причина, по которой люди вынуждены расстаться с воспитанниками, — у многих ребят в подростковом возрасте начинают проявляться наследственные недуги.

Чаще всего речь все-таки идет не столько о болезни, сколько о том, что приемные родители не могут справиться с воспитанием подросших детей. А вот проконсультироваться у специалистов, получить поддержку, им зачастую мешают и собственные страхи, и отсутствие специалистов. Юлия Рассол пытается помочь таким семьям.

«Взаимное непонимание может возникать по разным причинам. Многие психологи и педагоги говорят, что нередко, попав в приемную семью, дети, особенно подростки, начинают „бунтовать“, стремясь „отвоевать себе место под солнцем“. Еще проблема: большинство приемных детей, особенно тех, кто постарше, нуждаются в помощи психиатров и психотерапевтов», — считает она.

Приемные родители порой ждут от воспитанников благодарности, а те не спешат благодарить и воспринимают как должное внимание и заботу, которой их окружают. Взрослым это очень не нравится.

Случается, что даже опытные приемные родители вдруг начинают понимать, что с новыми членами семьи им сложно найти общий язык. Психологи называют это ощущение «предвестником профессионального выгорания». Юлия говорит, в этом нет ничего страшного, надо просто уметь объяснять детям, что нет трагедии в том, когда из одной семьи они попадают в другую.

В любом случае, по мнению Рассол, семья лучше, чем даже самое хорошее казенное учреждение.

Поспорить сложно, вот только пока не все сироты находят родной дом. А значит, о полном закрытии детских домов, как их сейчас принято называть — центров содействия семьи, говорить рано. Они должны работать.

10 октября 2018 - 12:22
В Ярославской области закроют Семибратовский детский дом. Причины — требования антитеррористической безопасности и сокращение числа воспитанников

Председатель правительства Ярославской области Дмитрий Степаненко подписал постановление о ликвидации детского дома «Центр Духовного Возрождения» в Семибратове. В региональном департаменте образования «Яркубу» пояснили, что это «системный процесс».

В Ярославской области закроют Семибратовский детский дом. Причины — требования антитеррористической безопасности и сокращение числа воспитанников

Председатель правительства Ярославской области Дмитрий Степаненко подписал постановление о ликвидации детского дома «Центр Духовного Возрождения» в Семибратове. В региональном департаменте образования «Яркубу» пояснили, что это «системный процесс».

Семибратовский детский дом занимает помещения в здании, где расположен действующий храм. Сейчас в нем осталось три воспитанника на 19 человек персонала, рассказала директор детского дома Ольга Яблокова.

В департаменте образования Ярославской области «Яркубу» пояснили, что это не первый детский дом в регионе, который ликвидируется. «Это системный процесс. В связи с развитием семейных форм устройства детей снижается потребность в специальных учреждениях. Понятно, что прекращение деятельности учреждения — болезненный процесс, но реалии меняются, и нам необходимо откликаться на них», — уточнила начальник отдела государственной поддержки и защиты прав детей Светлана Баюмова.

Светлана Баюмова добавила, что из-за соседства детского дома и храма не соблюдаются требования антитеррористической безопасности, на что регулярно указывают надзорные органы. Кроме того, у Русской православной церкви есть свои интересы, связанные со зданием.

До 1 марта 2019 года процесс ликвидации детского дома должен завершиться. Детей переведут в другой областной детский дом, они об этом знают, ездили туда. Сотрудников сократят в рамках трудового законодательства.

13 декабря 2017 - 12:55
Пропавшая из детского дома в Рыбинске Сабрина Долженкова нашлась «ВКонтакте»

12 декабря «ЯрСпас» сообщил, что накануне в Рыбинске пропала 16-летняя Сабрина Долженкова. Девушка ушла из детского дома. С тех пор местонахождение Сабрины не установлено. К поискам подключилась полиция.

Пропавшая из детского дома в Рыбинске Сабрина Долженкова нашлась «ВКонтакте»

В группе «ЯрСпаса» в социальной сети «Яркуб» обнаружил, как девушка со страницы под именем «Сабрина Каспий» прокомментировала пост о пропаже Долженковой. «Что за бред?», — написала Каспий. Фотографии в профиле дают право предположить, что Каспий и Долженкова — это один человек. Мы уточнили у Сабрины, потерялась ли она, и получили отрицательный ответ.

Волонтер «ЯрСпаса» Елена Гусева спросила в комментарии: «Почему директор детского дома и сотрудники ПДН уверены, что ты потерялась?» Девушка не дала четкого ответа.

«Яркуб» обратился к «Ярспасу» с просьбой прояснить ситуацию, так как региональные СМИ продолжают публиковать информацию о пропаже Долженковой, ссылаясь на «ЯрСпас» и УМВД.

«Девушка не потерялась. Она самовольно ушла из детского дома. Учитывая возраст, она считается пропавшей», — сказала Елена Гусева. В группе «ЯрСпаса» бухгалтер Вощажниковской школы Светлана Макарова предположила: Сабрина могла уехать к друзьям в Вощажниково. Поисковики проверяют эти сведения.

Фотографии с личной страницы Сабрины «ВКонтакте»

Читайте также: «В Ярославле подросток попал под колеса маршрутки».

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <