19 апреля 2019 13:28

Непрофильный актив. Как ограниченность в средствах отразилась на ярославской дорожной больнице и лечащихся в ней ветеранах СЖД

Ветераны Северной железной дороги опасаются, что услуги ведомственных клиник станут для них недоступными. Почти шесть тысяч ярославцев, бывших сотрудников СЖД, уже столкнулись с тем, что не получают стационарную помощь в том объеме, в котором получали ее раньше. «Яркуб» решил выяснить, почему.
_157578

Роман в письмах

О своих проблемах и тревогах ветераны СЖД рассказали в письме губернатору Ярославской области Дмитрию Миронову. Вскоре получили ответ, но не от главы региона, а от директора департамента здравоохранения Руслана Саитгареева. Прочитав его, члены совета ветеранов единодушно решили: это совсем не то, о чем они хотели бы слышать, поэтому обратились к журналистам.

— Сегодня мы что наблюдаем? Мы видим, что для нашей дорожной клиники сокращается объем оказания стационарной медицинской помощи в рамках госзадания по программе ОМС, — рассказал «Яркубу» председатель совета ветеранов СЖД Вячеслав Лозюк. — Но раз так, то и финансирование сокращается. Все знают: чем меньше денег, тем меньшему числу больных будет оказана медпомощь. Почему так происходит? Можно было как-то оправдать подобное решение, если бы в Ярославле не было очередей на оказание высокотехнологичной медпомощи, однако они есть. И проблему эту было бы легче решить, если часть пациентов перенаправить в дорожную клиническую больницу, которая прекрасно оснащена, здесь работают высококвалифицированные специалисты. Однако этого не происходит. Мы и задали вопрос губернатору: «Почему?» Ведь еще несколько лет назад здесь лечились не только железнодорожники и ветераны СЖД, но и многие ярославцы, а в настоящее время для большинства горожан это недоступно.

Ветеранов беспокоит то, что со временем они тоже не смогут лечиться в клиниках СЖД. Пока этого не произошло, но что будет дальше, неизвестно.

Директор регионального департамента здравоохранения Руслан Саитгареев опасения ветеранов отмел и напомнил: «Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от места жительства и других обстоятельств». Вопрос своевременности и качества помощи чиновник предпочел не уточнять.

Есть все, кроме денег

ОАО «РЖД» процесс приватизации формально не коснулся, компания осталась государственной. При этом внутри нее образовалось столько дочерних структур, что стало сложно определить принадлежность каждой. В то же время «РЖД» не стала сбрасывать с баланса социально-культурные учреждения. Сохранила, например, больницы, которыми управляет филиал — Центральная дирекция здравоохранения.

Логично предположить, что если ты владеешь клиникой, на тебе лежит обязанность содержать ее. Поначалу в ярославскую дорожную больницу шли деньги собственника, причем немалые. Купили оборудование, подготовили специалистов высокой квалификации — у многих есть ученые степени и почетные звания. Важный факт: на базе ДКБ работают семь кафедр ЯГМУ.

Позже объем денежных вливаний снизился. Коснулось это и Ярославля. ДКБ пришлось, как и государственным клиникам, встать в очередь на получение квот стационарной помощи — то есть, претендовать на средства фонда ОМС. Высокий уровень медпомощи подтолкнул руководство предложить региону в 2019 году обеспечить высокотехнологичными услугами 245 ярославцев. Социальная областная комиссия не удовлетворила заявку и выделила только 68 квот.

— Факт весьма прискорбный, — заметил начальник Северной дирекции здравоохранения Сергей Смирнов. — В регионе множество больных, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Да, у нас в Ярославле есть специализированные сосудистые центры, но только в одном учреждении — НУЗ ДКБ — есть возможность оказать квалифицированную помощь пациентам, страдающим критической ишемией нижних конечностей. Это состояние, которое развивается при диабете и атеросклерозе. Наши сосудистые хирурги успешно оперируют таких больных. В прошлом году мы провели более двухсот подобных операций. У нас и ангиограф есть, с помощью которого мы осуществляем диагностику артерий и сосудов. Лечат у нас и инфаркты, в том числе тяжелые.

Дележка апельсина

Вернемся к ответу Руслана Саитгареева, в котором он особо подчеркнул, что не представители его департамента решают «вопрос о распределении объемов медицинской помощи, оказываемой в рамках программы ОМС», а комиссия, которая распределяет между лечебными центрами выделенные средства. В составе комиссии главврачи ярославских больниц, представители профсоюза и страховых фирм.

Не станем утверждать, насколько комиссия самостоятельна в принятии решений. Лишь обратим внимание на то, что теоретически любой апельсин можно разделить. Вот только если желающих много, а апельсин маленький, легче резать плод узким кругом, а не коллегиально.

Известно: раньше добрая часть средств на высокотехнологичную помощь шла в регионы из Москвы, но последние годы иссушили денежный поток. Совсем, заверили нас ряд экспертов.

— Понимаете, все просто, — пояснил один из собеседников, — в Москве посчитали, что есть очень высокотехнологичная помощь, а есть не очень. Вот ту, которая очень, оказывают теперь в столицах, и финансируется она соответствующим образом. Регионы же должны самостоятельно решать свои вопросы. И никого не волнует, хватит ли им на это средств.

Экономят на социалке как региональные власти, так и руководители предприятий, ведомств.

— Сейчас все стараются освободиться от непрофильных активов, — заметил эксперт. — Другое дело, что к этим активам отнести — какие-то учреждения или бывших сотрудников, которые проработали в подведомственной организации всю жизнь. У нас, похоже, никакой разницы не видят. И получается, что непрофильными активами все чаще становятся люди.

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет