19 июля 2018 13:27

Частный случай общероссийской ситуации: ярославна рассказала о том, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9

Ярославна Татьяна Игнатьева опубликовала на своей странице в «Фейсбуке» историю того, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9. По словам Игнатьевой, пациентку после реанимации бросили голой у дверей палаты, дали рваный и грязный матрас, не лечили от цистита и вместо специальной еды для постоперационной диеты принесли макароны с котлетой.

Частный случай общероссийской ситуации: ярославна рассказала о том, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9

Ярославна Татьяна Игнатьева опубликовала на своей странице в «Фейсбуке» историю того, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9. По словам Игнатьевой, пациентку после реанимации бросили голой у дверей палаты, дали рваный и грязный матрас, не лечили от цистита и вместо специальной еды для постоперационной диеты принесли макароны с котлетой.

«Яркуб» приводит текст поста Игнатьевой полностью и без изменений.

«Реанимация в российский больницах — это карцер для пациента: лежит человек голый, без всякой связи с внешним миром. Моя мама попала в реанимацию 9 больницы отделения хирургии после операции, пробыла в реанимации три дня, потом ее перевезли на каталке к палате, да так у палаты голую и оставили.. Мы с сестрой пришли, не могли понять, что происходит: мама после реанимации лежит на каталке в коридоре уже достаточно долго, к ней никто не подходит. В итоге застудили человеку мочевой, как результат: цистит. Я пошла искать мед. сестру, нашла, она мне сказала, чтобы мы сами завозили каталку в палату и перекладывали маму на кровать и что некому нам помогать, а они спины надрывать не хотят! Мы попробовали сами так сделать, но не смогли чисто физически: мама весила более 80 кг. Я пошла в ординаторскую звать хотя бы кого-то из врачей на помощь.. Нехотя пришли трое врачей — взрослых мужиков и еле сами справились, перекладывая маму. Когда я увидела на каком матраце моя мама будет лежать, я была в шоке! Но нам просто ответили: что вы хотите, в больнице ничего нет, несите все свое. И мы несли всё свое: пеленки, лейкопластыри и так далее. Мама умерла 14 мая 2018 года от внутренней интоксикации после операции на кишечнике, сделанной Молодкиным, который, слава всем Богам, не попал в депутаты. Не буду вдаваться в подробности, что никто ей из врачей ничем не помогал, а после операции и длительного предварительного домашнего воздержания от приема пищи ей на первый же день после реанимации дали макароны с котлетой!... и человеку было очень плохо! Когда я спросила, в курсе ли они того, что есть послеоперационные диеты, более того, если операция была на кишечнике????? не! не слышали! всё можно! Полный бред и халатность творится в нашей медицине. Не дай Бог попасть в хирургию нашей 9 больницы, дамы и господа.. Я долго думала, писать такой пост в фб или нет, но сейчас решила: ДА».

Автор добавила, что от цистита больную не лечили, мочу из приемника санитарки не выливали. И намекали на то, что можно заплатить за уход.

В комментариях к посту Дина Фаизова поделилась своей историей: когда ей было 18 лет, в этой же больнице ее оперировал пьяный хирург, которого потом уволили. «В девятой помимо нехватки средств есть большой дефицит профессиональной этики и элементарного сострадания. Я думаю, это частный случай общероссийской ситуации», — отметила Фаизова.

«Яркуб» отправил вопросы главе регионального департамента здравоохранения и фармации Руслану Саитгарееву.

Фотография Татьяны Игнатьевой

Читайте также: «Замдиректора регионального департамента здравоохранения Василий Тубашов возглавил Ярославскую областную больницу».

Реклама
Закрыть
В центре внимания

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <