18 июня 2019 - 13:54
Жительница Рыбинска отсудила деньги за пластическую операцию у клиники, которую возглавляет депутат Яроблдумы

Рыбинский районный суд частично удовлетворил требования истицы, которая осталась недовольна результатом операции по увеличению груди. Женщина обращалась в клинику, главным врачом которой работает депутат Ярославской областной думы Юрий Филимендиков.

Согласно материалам дела, во время операции разорвался один из имплантов. Врач решил, что его можно заменить похожим от другого производителя, а испорченный предъявить поставщику. Женщина, узнав о произошедшем, заявила, что «в ходе операции были установлены импланты меньшего размера». Врачебная комиссия не согласилась с мнением пациентки, сославшись на то, что «не обнаружено каких-либо послеоперационных осложнений, негативных последствий, признаков некачественно оказанной медицинской услуги. Истцу с помощью макета, продемонстрировано отсутствие визуальной разницы [между имплантами]».

«Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что хирург при замене имплантов действовал исключительно в интересах пациента», — говорится в решении суда.

С врачами согласились и эксперты, привлеченные судом. По их мнению, нет «признаков технических погрешностей выполнения [операции], достигнут эстетический результат операции, различия между имплантами незначительны, визуально неразличимы».

Однако суд первой инстанции удовлетворил иск частично.

«Суд исходил из того, что права потребителя при замене импланта при проведении операции на товар той же марки, но другого размера, ограничены, поэтому они подлежат защите», — говорится в решении.

Пациентка должна была получить неустойку в размере около 240 тысяч рублей. Клиника подала на апелляцию — женщина тоже, потому что претендовала на гораздо большую сумму. Областной суд отклонил требования обеих сторон.

Судя по данным из соцсетей, жительница Рыбинска считает, что не в полном объеме получила услугу. Она сравнила ситуацию с покупкой айфона: будто бы заплатила за более престижную модель, а получила телефон поколением ниже.

19 июля 2018 - 13:27
Частный случай общероссийской ситуации: ярославна рассказала о том, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9

Ярославна Татьяна Игнатьева опубликовала на своей странице в «Фейсбуке» историю того, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9. По словам Игнатьевой, пациентку после реанимации бросили голой у дверей палаты, дали рваный и грязный матрас, не лечили от цистита и вместо специальной еды для постоперационной диеты принесли макароны с котлетой.

Частный случай общероссийской ситуации: ярославна рассказала о том, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9

Ярославна Татьяна Игнатьева опубликовала на своей странице в «Фейсбуке» историю того, как ее мама лежала в хирургическом отделении больницы № 9. По словам Игнатьевой, пациентку после реанимации бросили голой у дверей палаты, дали рваный и грязный матрас, не лечили от цистита и вместо специальной еды для постоперационной диеты принесли макароны с котлетой.

«Яркуб» приводит текст поста Игнатьевой полностью и без изменений.

«Реанимация в российский больницах — это карцер для пациента: лежит человек голый, без всякой связи с внешним миром. Моя мама попала в реанимацию 9 больницы отделения хирургии после операции, пробыла в реанимации три дня, потом ее перевезли на каталке к палате, да так у палаты голую и оставили.. Мы с сестрой пришли, не могли понять, что происходит: мама после реанимации лежит на каталке в коридоре уже достаточно долго, к ней никто не подходит. В итоге застудили человеку мочевой, как результат: цистит. Я пошла искать мед. сестру, нашла, она мне сказала, чтобы мы сами завозили каталку в палату и перекладывали маму на кровать и что некому нам помогать, а они спины надрывать не хотят! Мы попробовали сами так сделать, но не смогли чисто физически: мама весила более 80 кг. Я пошла в ординаторскую звать хотя бы кого-то из врачей на помощь.. Нехотя пришли трое врачей — взрослых мужиков и еле сами справились, перекладывая маму. Когда я увидела на каком матраце моя мама будет лежать, я была в шоке! Но нам просто ответили: что вы хотите, в больнице ничего нет, несите все свое. И мы несли всё свое: пеленки, лейкопластыри и так далее. Мама умерла 14 мая 2018 года от внутренней интоксикации после операции на кишечнике, сделанной Молодкиным, который, слава всем Богам, не попал в депутаты. Не буду вдаваться в подробности, что никто ей из врачей ничем не помогал, а после операции и длительного предварительного домашнего воздержания от приема пищи ей на первый же день после реанимации дали макароны с котлетой!... и человеку было очень плохо! Когда я спросила, в курсе ли они того, что есть послеоперационные диеты, более того, если операция была на кишечнике????? не! не слышали! всё можно! Полный бред и халатность творится в нашей медицине. Не дай Бог попасть в хирургию нашей 9 больницы, дамы и господа.. Я долго думала, писать такой пост в фб или нет, но сейчас решила: ДА».

Автор добавила, что от цистита больную не лечили, мочу из приемника санитарки не выливали. И намекали на то, что можно заплатить за уход.

В комментариях к посту Дина Фаизова поделилась своей историей: когда ей было 18 лет, в этой же больнице ее оперировал пьяный хирург, которого потом уволили. «В девятой помимо нехватки средств есть большой дефицит профессиональной этики и элементарного сострадания. Я думаю, это частный случай общероссийской ситуации», — отметила Фаизова.

«Яркуб» отправил вопросы главе регионального департамента здравоохранения и фармации Руслану Саитгарееву.

Фотография Татьяны Игнатьевой

Читайте также: «Замдиректора регионального департамента здравоохранения Василий Тубашов возглавил Ярославскую областную больницу».

Реклама
Закрыть
наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет