Алексей Малютин: «Город — это предприятие, которое нужно модернизировать»

29 мая 2016 17:38

Первый заместитель мэра города Ярославля Алексей Малютин скоро отпразднует год на этом посту. Перед этим ему предстоит отчитаться перед муниципалитетом на заседании 30 мая о результатах его деятельности и деятельности мэрии в 2015 году. «ЯрКуб» решил поговорить с Алексеем Малютиным о проблемах и достижениях прошлого и планах на будущее.

Напомним, назначение Алексея Малютина на должность состоялось 3 июня прошлого года, тогда он отметил, что постарается наладить конструктивную работу исполнительной и представительной власти. Также глава подчеркнул, что «в городе должен быть хозяин».

— Алексей Геннадьевич, по каким из наиболее острых направлений работы мэрии удалось добиться коренных изменений в лучшую сторону за время вашего руководства?

— Ни по какому. Прошел совсем небольшой период, чтобы за него добиться серьезных изменений, к тому же необходимо время, чтобы понять, что действительно стало лучше. Мы меняем подход к строительству и ремонту дорог: усилен контроль качества, мэрия более скрупулезно относится к выбору подрядчика, но должен пройти минимум год, чтобы стало ясно: эти меры действуют. Чтобы следующей весной не смыло наши дороги.

Можно говорить, что за два года мы навели окончательный порядок на рынке наружной рекламы. Убрали всю незаконную рекламу и разыграли законную, в бюджет города поступило 50 миллионов рублей. Сейчас мы также наводим порядок в отношении нестационарных торговых объектов.

— Люди по-прежнему выказывают недовольство по всем важнейшим направлениям работы мэрии. Это уже стало каким-то трендом, а не реакцией. Как изменить ситуацию?

— Ряд направлений нашей работы вызывает публичную критику, но я бы попросил тех, кто нас критикует, говорить не общими фразами, а конкретизировать. Поэтому я часто тем людям, кто заявляет, что «Малютин развалил», говорю: «Покажите, что в этом вопросе до меня было хорошо, а теперь стало плохо». Я же должен разрушить какую-то «пирамиду», которая стояла. Люди обычно начинают думать и не могут конкретизировать тот факт, что вина за что-либо лежит на мне.

Вообще, я не против критики, но в первую очередь выступаю за конструктив. Кто-то говорит, что мы убиваем спорт — да, мы действительно объединяем школы, из двух-трех юридических лиц делаем одно. При этом залы, тренеры и дети остаются на своих местах. Кого-то из руководителей приходится увольнять, и не все остаются этим довольны, еще и вводят в заблуждение различных политиков. И жаль, что некоторые люди, повстречавшись только с одной стороной, не хотят потом получить наш ответ, наш комментарий. Для себя я понимаю, что необходимо поглубже разобраться в процессе, но чувствую, что людям важно просто критиковать и ругать.

— Как вы считаете, удастся ли снизить политическую напряженность в городе Ярославле?

— Нет. Так как у нас впереди три предвыборных года, по мэрии только ленивый «кататься» не будет. Сейчас повисели одни плакаты, скоро их сменят другие. Все начнут наращивать свой рейтинг на поиске ошибок и недочетов в нашей работе. И то, что мы сделали максимум в текущей экономической ситуации, не будет являться аргументами.

— Что остается в ТОП-3 главных проблем Ярославля, и какие пути решения этих проблем вы видите?

Главная проблема — содержание улично-дорожной сети, ее уборка, ремонт и строительство дорог. Хотя это я бы поставил на второе место, так как все можно исправить, вот только без увеличения финансирования со стороны областного, а возможно и федерального, бюджета справиться с этой задачей невозможно. Посмотрите, в этом году область еще не разыграла тендеры по ремонту дорог, а в Ярославле дорожники уже вовсю работают с конца апреля. С 10 июня выйдем на ремонт дворов!

Второй проблемой ярославцев является капитальный ремонт. Но мы за него не отвечаем, практически стоим в стороне. Фонд капитального ремонта находится в юрисдикции области, они контролируют подрядчиков и распоряжаются средствами. Мы же готовы взять на себя эту ответственность, сделать так, чтобы «денежный котел» был в городе. Ведь получается так, что люди все равно со всеми проблемами идут к нам, хотя мэрия за это не отвечает.

Что еще людей беспокоит? Наверное, проблемы предоставления жилья. Даже по судебным решениям мы не можем сейчас реагировать мгновенно, но опять же из-за финансирования. Будет больше денег — быстрее будем сносить ветхое жилье и строить новое. И еще одной проблемой, конечно, являются детские сады. Три из шести мы смогли построить, а по остальным нас подвел подрядчик, пришлось расторгнуть с ним договор. Хорошо, что деньги на их строительство в следующем году уже заложены в областной бюджет.

Без помощи Федерации проблему дефицита бюджета нам не решить. Область если и предлагает кредиты, то только на таких условиях, что проще сразу отказаться.

— А школ хватает?

— Пока, конечно, хватает. Но Президент сказал перевести всех детей в первую смену, и вот это поручение уже выполнить сложно. Правильно, когда все дети учатся в одну смену: понятно, как быть с секциями и тренировками, удобно или отвозить на учебу или забирать из школы. У меня один ребенок скоро будет учиться во вторую смену, придется думать, как сочетать это с тренировками и другими занятиями.

Мы именно поэтому пытались запустить объединение 7-й и 46-й школ, это позволило бы перевести всех на первую смену. Но родители незаполненных школ оказались более крикливыми, чем в тех, где учатся по две тысячи детей. Но делать это нужно, как иначе я буду выполнять поручение президента? Нам приходится в результате тяжелой экономической ситуации в городе искать новые пути решения текущих проблем.

— Как сейчас обстоят дела с городским бюджетом в таких условиях?

— У нас бюджет сейчас состоит из двух частей. Одна начисляется из областного и федерального бюджета, а вторую — семь миллиардов — мы сами должны наполнить. Снижение буквально на пятнадцать процентов — это уже миллиард. Что урезать из расходов — непонятно: не проводить мероприятия, не отправлять детей на соревнования или не делать капитальный ремонт? Нашим главным достижением к концу года станет лишь выплаченная в сроки зарплата! Половину нашего бюджета составляют налоги НДФЛ, вторую половину — имущество. И эта вторая половина сейчас падает, потому что арендаторы не платят, мы вынуждены постоянно собирать долги.

— Как из этого дефицита город может выйти? В какие сроки?

— Это на сегодняшний день вопрос очень острый. У нас очень большой муниципальный долг, и только на погашение — не возврат! — кредитов мы тратим от 500 до 700 миллионов рублей в год. На эти деньги можно было бы в год по 2 детских сада строить, и это я не говорю о теле кредита. 5,5 миллиардов кредитов, набранные в предыдущие годы, висят на нас грузом, а область если и предлагает кредиты, то только на таких условиях, что проще сразу отказаться.

Как выходить по-другому, пока неизвестно. Я встречаюсь с руководителями предприятий и других городов, мы движемся в том же направлении, что и каждый из них. И никто понять не может, как из этого выходить. Если бы 5 миллиардов нам дали на погашение коммерческих кредитов, я бы лучше потом государству их возвращал.

Недавно мы встречались с бургомистром города Кассель. Я спросил у него, как они выходили из кризиса в 2009–2011 годы. Он ответил, что им помогла федерация. Деньгами — и предприятиям, и муниципалитетам. У нас же государство тратит средства разве что на поддержание банковской системы. Самим же нам не справиться, даже с учетом оптимизации, которую мы проводим, необходима помощь Федерации!

Не так давно открылся спортивный зал в Казармах. Насколько он востребован и большую ли прибыль приносит?

— Востребован постоянно. Его открытие вызвало большой положительный эффект в спортивной среде города Ярославля. Мы начали принимать те мероприятия, которые раньше не принимали, очень удобно тем, кто приезжает: гостиница рядом, опять же. Мы начали принимать соревнования по баскетболу, зал становится прибыльным, а город ни копейки в него не вложил.

На центр подготовки юных футболистов мы тратили в разы больше, чем на содержание других школ олимпийского резерва. Почему мы должны отдавать деньги в областную структуру, откуда деньги не вернутся нам никогда?

— Если бы Чемпионат Мира по футболу в 2018 году принимали бы в Ярославле, город справился бы с нагрузкой?

— В любом случае, под это строилась бы инфраструктура. И вместе со строительством появились вливания новых инвесторов, потому что город в таком случае развивается до чемпионата, а потом еще долго — после. Мы готовимся к тому, что к нам приедут тренироваться команды-участники чемпионата — реконструируем стадионы «Шинник» и «Славнефть».

— Как Вы можете прокомментировать заявление о том, что «Шинник» «убивают», отобрав у команды стадион? Также озвучьте свою позицию по сокращению финансирования ЦПЮФ, ведь его работники считают, что город перестанет давать команде хороших игроков.

— Начнем с того, что стадион никто ни у кого не отбирал. «Шинник» изначально принадлежал городу. Раньше он предоставлялся в безвозмездное пользование команде, плюс мы ежегодно платили 20 миллионов на его содержание. Когда мы стали разбираться, оказалось, что мы способны использовать «Шинник» более эффективно и тратить на него меньше денег. Клубу это только в плюс! Пусть они лучше занимаются тренировками, а не содержанием поля. А крик был, потому что на стадионе занимались коммерцией: размещением рекламы на поле, сдачей «Шинника» в аренду.

Что касается центра подготовки футболистов — это команда при «большом Шиннике». Содержание школы в разы больше, чем содержание других наших школ олимпийского резерва, поэтому мы сократили дотации с 30 миллионов до восьми. К примеру, в интернате этой школы нет ни одного ярославского ребенка, почему мы должны вкладывать деньги в структуру, которая принадлежит области, и с которой нам эти средства не вернутся?

Плюс, когда мы начали смотреть на должности, там оказались такие замечательные пункты, как отдельный «менеджер по работе с регионами», «директор по развитию футбола»… Чем эти люди занимаются каждый день? Почему бюджет города должен оплачивать их работу? Люди были разбалованы слабым контролем финансирования. Дети, кстати, тоже, потому что им даже платили зарплату за то, что они там занимаются. Представьте, человек еще даже не играет в большой команде, а уже получает деньги.

— Какие меры принимаются властями, чтобы не повторилась ситуация на шестой Железнодорожной?

Во-первых, хотелось бы сказать, что людей мы расселим. В дальнейшем площадка будет выставлена на аукцион о сносе дома, и, возможно, на его месте будет построено новое жилье. Федеральных денег мы так и не дождались. Будут ли они — очень большой вопрос.

Чтобы таких ситуаций не происходило в будущем, мы проводим совещания с управляющими организациями. Опять же, Следственный комитет так все накрутил, что стало меньше сложностей с недопуском специалистов в квартиры и другими проблемами. Вплоть до того, что будут отключать весь подъезд, если чье-то жилье не проверили. Главное, чтобы газовики о таких визитах заранее предупреждали, тогда проблем не возникнет.

Большая работа предстоит управляющим компаниям, администрациям районов, а уже в новых домах устанавливаются системы автоматического отключения газа при протечках.

Архитекторы Ярославля говорят, что сейчас квартиры-хрущевки отживают свой век. Городу придется что-то делать с ними в будущем, когда срок их эксплуатации станет рекордным при максимально дозволенном?

— Уже сейчас стоит проблема ветхого и аварийного жилья, и в ней все опять упирается в финансирование. Если бы его увеличили, то и расселение пошло бы быстрее, нам самим не справиться. Очень часто нас критикуют не из-за того, что ничего не делается, а просто потому, что не хватает денег.

Если федералы боятся, что более высоким финансированием дадут больше самостоятельности городам, то надо помнить и то, что качество жизни в этом случае тоже увеличится. Людям без разницы, кто будет делать, главное, чтобы в городе все было хорошо: дом, улицы, работа и учеба. Я, может, хочу, чтобы в нашем городе даже опера появилась, чтобы у людей всегда был выбор, как и где реализовать свои возможности.

Я иногда захожу во дворы и думаю, что жизни моей не хватит, чтобы привести их все в порядок.

— Что делать с загрузкой улично-дорожной сети города, Алексей Геннадьевич?

— Спектр работ настолько большой, что становится грустно. Мы делаем все возможное, но опять же — необходимо откуда-то брать деньги. Я иногда захожу во дворы и думаю, что жизни моей не хватит, чтобы привести их все в порядок. В итоге мы делаем все, что можем, просто для того, чтобы потом не пришлось иметь дело с разрухой.

Карабулинская развязка поможет городу решить проблему пробок?

— Нет. Как она может решить проблему пробок за Волгой? Никак. Как она может помочь району Брагино? Да никак. Иногда такие вещи не решат проблему, но, как минимум, помогут ее не усугубить. Это как с детскими садами — построенные не уберут очередь, но помогут сделать ее меньше.

— Какие ошибки подрядчиков можно отметить, с учетом уборки дорог в прошлом сезоне?

— Сейчас мы можем прорабатывать только более жесткий контроль подрядчиков. К сожалению, недавно созданное госпредприятие в прошлом году себя не оправдало. Смотрите, ведь в каждом районе работали разные подрядчики, а ошибки оказались у всех одинаковые — например, стиральная доска на дорогах зимой. Все оказались одинаково не готовы к работе.

Все приходит с опытом. Я тоже стал опытнее, чем год назад, когда приступал к руководству Ярославлем. Теперь я понимаю те вещи, о которых раньше думал, что понимаю, изучил работу мэрии и знаю, что необходимо исправить. Город — это как предприятие, которое нужно модернизировать, иначе не будет роста.

— Что происходит со строительством аквапарка? Сроки сдачи этого объекта постоянно сдвигаются (последний дедлайн — весна 2016 года). Мы знаем, что вы следите за ходом работ.

— Неизвестно, когда закончится строительство. Это частный застройщик, и ситуация здесь как с домами: вот они строили-строили, и раз — встали. Мы готовы помогать, но во многие вещи не погружаемся. Пока осуществляем только контроль, все подробности станут известны при приемке объекта.

— Как обстоят дела с электротранспортом в Ярославле? В конце прошлого года, когда отмечали 115-летие трамвая, вы говорили о намерении развивать этот вид общественного транспорта. Есть какие-то идеи?

— Во первых, нет такой установки «трамвай или троллейбус закрыть». Есть задача: объединить автобусное предприятие с трамваем и троллейбусом, и мы прорабатываем этот вопрос, потому что сейчас они соперничают за пассажиропоток.

Пока что мы думаем о сохранении текущих маршрутов. Из-за финансирования не стоит вопроса о том, чтобы переложить рельсы или закупить новый подвижной состав.

Хотелось бы, чтобы ярославские депутаты были бы такими же сплоченными, как, например, рыбинские.

— Готовы ли вы отчитаться перед депутатами муниципалитета о проделанной работе?

— Готов. Несмотря на то, что есть сложности, есть огромное количество проблем, о которых никто не знает (ведь люди воспринимает это все так, что «оно есть — и все»). Из общего объема работы — это не так уж много. И мы надеемся, что когда-нибудь горожане будут спрашивать не о дорогах, а о том, к примеру, почему чинарик валяется у урны. Когда-нибудь мы и до этого дойдем.

— Получается ли строить конструктивный диалог с областным правительством и Облдумой?

— В основной массе там работают люди вменяемые. Есть те, кто ругается, но им хочется сказать: «Приди в мэрию и спроси, чем помочь!».

По некоторым вопросам у нас есть разногласия. Хотелось бы, чтобы ярославские депутаты были бы такими же сплоченными, как, например, рыбинские. В конечном счете, мы же столица области!

Город — это предприятие, которое нужно модернизировать, иначе не будет роста.

— Каковы главные планы мэрии на следующий год?

— В приоритете — программа «Обустроим область к юбилею!», необходимость поставить точку в ситуации с домом на 6-й Железнодорожной. Также есть проблема со станцией ЯДС во Фрунзенском районе и с МУП САХ. Мы готовимся сделать все возможное, чтобы избежать прошлых ошибок с содержанием дорог в зимний период.

Хочу сказать, что население начинает нас поддерживать. Когда люди звонят на радиоэфиры, они указывают на проблемы, а не просят убраться вон.

— Алексей Геннадьевич, что для вас является главной мотивацией на посту первого заместителя мэра?

— Наш город отличает то, что здесь можно реализоваться практически в любой профессии. Хочется, чтобы и родившиеся в Ярославле, и приезжие могли устроить детей в детские сады и школы, найти работу по специальности. Хочется, чтобы город рос и людям хотелось здесь оставаться. Здесь живут мои дети, и надеюсь, что будут жить мои внуки.

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое