Каблуки и неопрен

19 января 2017 13:15


Художник по костюмам Анастасия Бугаева рассказывает о работе над пьесой «Опера нищих», премьера которой прошла в Ярославле 14—15 января.

Неоднозначная реакция зрителей на работу Глеба Черепанова породила волну отзывов, чему режиссер несказанно рад: «Стрелы по поводу „Оперы“ уже вовсю летят, копья ломаются — и, как пелось в замечательной советской песне, „это здорово, это здорово, это очень, очень хорошо“». Критики всех порядков сходятся в одном: история не получилась бы без костюмов, созданных Анастасией Бугаевой. «ЯрКуб» поговорил художником о вдохновении, рок-звездах и цветовом минимализме.

Анастасия родилась в Москве. В 2009 году окончила факультет сценографии Школы-студии МХАТ им. В. И. Немировича-Данченко при МХТ им. А. П. Чехова — мастерская О. А. Щейнциса. Сотрудничала с МХТ им. А. П. Чехова, Театром наций, Театром Маяковского, «Современником», Красноярским театром Оперы и балета, театром им. Е. Вахтангова, театром им. Ф. Волкова, Московским театром «Мастерская П. Н. Фоменко», Национальным театром Румынии в Тыргу-Муреш и другими. Работала с такими режиссерами, как В. Мирзоев, А. Сигалова, В. Рыжаков, М. Брусникина, В. Петров, К. Вытоптов, А. Франдетти и другими. Лауреат выставки «Твой шанс» (гран-при«Лучшая работа сценографа за макет и эскизы к пьесе «Дон Жуан» Мольера).

Прямая речь

«Спектакль придумывали втроем: режиссер Глеб Черепанов, художник Тимофей Рябушинский и я. Мне нужно было придумать образы и вписать костюмы в декорацию. Наши с режиссером взгляды совпали, все придумывалось легко, без разногласий. Здесь важно отметить, что мы с ним сверстники. В итоге костюмы созданы точно по эскизам.

Это важно, потому что в спектакле задействовано большое количество артистов, персонажи, которых они играют, ярко выписаны, показана среда их обитания. Существование актера на сцене гротескно, это требует определенной формы. В пьесе сочетаются фарс, клоунада, эксцентрика. Лаконичность декорации диктует активные силуэты, фактуру. Костюм, как знак, должен быть читабелен, оживлять пространство. Поэтому бытовых костюмов нет. Например, ни на одном пиджаке нет пуговиц, все они на потайных кнопках. Такая деталь, как пуговица, в корне изменила бы костюм.


Перед тем, как начать работу, я собираю большую папку подготовительного материала, погружаюсь в тему, настраиваюсь, смотрю кино, книги, слушаю интуицию. Мне интересно, когда в процессе производства есть риск, и находятся новые способы изготовления костюма. Люблю, когда пошивочный цех связан с бутафорским, так происходит своего рода „стройка“ костюма. Наверное, это потому что в первую очередь я художник-постановщик.


Перед „Оперой нищих“ мы с Тимофеем Рябушинским выпустили очень яркий, цветной спектакль. Устали от цвета, поэтому решили сделать графичную, строгую работу. История Гея — мрачная сказка, без черного цвета не обойтись, у меня была задача сделать черные костюмы на черном фоне. Я ходила с палитрой и подбирала нужный оттенок черной ткани, искала фактуры. Единственное цветовое пятно — это Мэкхит, его цвет синий. Он инопланетянин, пришелец, прилетает в спектакль с другой, возможно, синей планеты. Мы хотели, чтобы он был яркой точкой, контрапунктом среди черно-белых персонажей. К тому же выглядит это авантюрно, девушки отчаянно влюблены в его неповторимую синеву.

В таком сложно скроенном режиссерском решении было бы странно видеть исторические костюмы. Поэтому вещи на сцене получились довольно актуальными. Я периодически слежу за тем, что происходит в мире моды, и это сказывается на выбранных решениях для театрального костюма. Мои любимые дизайнеры — Alexander McQueen, Vivienne Westwood, Thom Browne, Dries Van Noten, дома — Chanel, Saint Laurent, Schiaparelli.

Театральный костюм создается не просто для того, чтобы выглядело красиво. В первую очередь нужно думать о персонажах. Обычно я выписываю имена действующих лиц, их характеры и особенности, представляю, на кого они похожи, говорю с режиссером. Также, учитывая музыкальность „Оперы нищих“, важно было позволить актерам легко двигаться в костюмах. Да так, чтобы рисунок движений был виден».

Разбор

«ЯрКуб» выбрал самые характерные образы из «Оперы Нищих» и попросил Анастасию прокомментировать их.


Мистер Пичем


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Мы решили, что миссис Пичем, мистер Пичем и Полли Пичем должны быть похожи между собой. Основной элемент в их костюмах, как мы его назвали, — «плавник». Режиссер хотел, чтобы персонажи были похожи на животных. Пальто мистера Питчема мы скроили с утрированно большими плечами, на спине вшили «плавник», по форме такой же, как на платье у Миссис Пичем. У всей семейки костюмы сшиты из одной ткани — неопрена».


Миссис Пичем


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«В первом акте она этакая бандерша: заявляет о себе выходом в объемном платье и крупной шляпе. Платье плоское, как лист, будто его вырезали из черной стены декорации. Кстати, внутри оно сделано из регилина — проволочного каркаса и поролона. Двигаться неудобно, но актриса здорово справляется. Второе платье —с «плавниками». Здесь важно было сделать так, чтобы миссис Пичем могла быстро снять его перед зрителями и оказаться в свободном платье из органзы, спрятанном внутри».


Полли Пичем


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Если вам показалось, что это платье невесты, то очень хорошо — возникает еще одна ассоциация. Я его задумывала другим. Кто-то назвал его пенкой на кофе, а кто-то крем-брюле. Радостно узнавать о большом количестве ассоциаций. По характеру платье легкомысленное, кукольное, «оборки-плавники» двигаются вместе с актрисой, появляется пластика, характер. Мне кажется, это делает образ объемнее».


Люси Локит


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«С платьем Люси мы решали такую задачу: не показывать ее беременность напрямую, лишь создать такой образ. Я придумала маленький черный фрак, из-под которого будто вываливаются оборки юбки. Сначала Люси появляется в объемном парике, куда вплетены головки кукол. Если помните, ее отец мистер Локит всегда ходит и разговаривает с куколкой на правой руке. Далее происходит резкая смена, и Люси появляется в маленькой шапочке с острыми конусами по бокам, похожей на средневековый головной убор».


Филч


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Внешним прототипом для образа Филча стали музыканты из группы The Cure. Пальто для него шили из искусственного каракуля, плечи сделали объемными. Добавили растрепанный парик, укороченные и слегка расклешенные брюки и сапоги на каблуке. Актер Кирилл Искратов отлично обыгрывает костюм!»


Шайка


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Когда я прочла пьесу, точно решила, что не буду делать нищих в рваных и грязных костюмах. Мы их назвали «чернь», а сами актеры костюм для первого акта окрестили «грязью», что тоже хорошо. По задумке они стали обезличенными существами, «оно», черной кишащей массой. Для того, чтобы создать подходящую фактуру ткани, запекали ее в духовке в скрученном виде три часа. Все запекли 150 метров, из этого сшили костюмы для двадцати человек. А далее ребята из шайки воспроизводят образы, вдохновленные The Cure и молодыми U2. Всю мужскую обувь мы делали сами, так как это сапоги и полусапоги на каблуке 7 см. Так шайка выглядит наглее!»


Проститутки


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Не хотелось делать проституток в чулках и на шпильках. Они отдаленно напоминают гейш, их блузы и платья сделаны из перламутровой жатой органзы. Похоже на крылья мотыльков, вторую кожу. Плащ одной девицы ассоциируется с мусорными мешком, головной убор для другой сделан из помпонов для чирлидинга. На вуалях «съехавшие губы» как образ нескольких искаженных лиц. Обувь для девушек заказывали через интернет, сами сделали только высокие белые ботфорты и лаковые сапоги».


Диана Хапп


Каблуки и неопренКаблуки и неопрен


«Этот персонаж — миссис Хапп, — сутенерша всех проституток. На ней пушистая шуба-сердцекто-то говорит, что это шуба с черными крыльями. Актриса смело согласилась надеть такую короткую вещь с телесным боди и колготками-сеткой, оголить корпулентные ножки. Это удачно работает на ее образ».


Фотографии Татьяны Кучариной


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter


left right