16 июля 2019 - 15:00
Эмоциональное выгорание и что с ним делать — рассказывает психолог

Психолог из Ярославля Татьяна Богатикова рассказала об особенностях эмоционального выгорания. Как понять, что с вами что-то не так, что может привести к выгоранию, когда стоит обратиться за помощью, как избежать этого состояния и почему его нельзя игнорировать — в материале «Яркуба».

Эмоциональное выгорание и что с ним делать — рассказывает психолог_159495

— Что такое эмоциональное выгорание?

— Эмоциональное выгорание, грубо говоря, — это истощение нервной системы. Возникает внутренний паралич: я не могу и не хочу ничего делать. То, что раньше приносило радость, уже не радует. Например, раньше мне было в радость общаться с друзьями, а теперь я не могу заставить себя пойти на встречу либо я просто присутствую, но ни с кем не разговариваю.

Выгорание — бич времени. Сейчас очень популярны темы саморазвития, установки «ты должен выходить из зоны комфорта, «ты должен постоянно преодолевать себя», «ты должен иметь квартиру, зарабатывать много денег, путешествовать». Человек, который берет квартиру в ипотеку, может вообще не хотеть этого, но все его окружение транслирует: «Ты должен иметь жилье (хотя бы в ипотеку)». И индивидуум нагружает себя обязательствами, не осознавая, что это не его желание и не его цель — все просто навязано социумом.

— Насколько это серьезное состояние?

— Есть легкое эмоциональное выгорание, когда человек испытал какое-то перенапряжение. Например, я долго готовился к экзаменам, я их сдал, и вроде бы должна быть радость, но я ощущаю какое-то опустошение, мне хочется просто лечь и лежать. Когда человек перетерпел свою усталость, наступает легкое эмоциональное выгорание — на уровне реакции. С ним мы сталкиваемся часто, потому что бывают такие обстоятельства, когда нам нужно приложить больше усилий. Но это должно быть ограничено во времени: например, две недели усиленной работы с каким-то проектом, а потом возвращение к семье, друзьям, спорту и так далее.

Сильное эмоциональное выгорание проявляется уже на уровне расстройства, когда человек длительное время находится в напряжении. Обычно люди говорят, что у них возникают мышечные боли: болит спина, хотя я не таскал мешки, болят плечи, поясница. Мышцы находятся в гипертонусе, поэтому возникают боли. На последней стадии выгорания человек не следит за собой, ему трудно уснуть, его ничего не радует, ему трудно подняться, чтобы что-то сделать для себя.

Сильное эмоциональное выгорание игнорировать нельзя, потому что оно может перейти в депрессию.

— Если человек подозревает эмоциональное выгорание, ему надо обратиться к специалисту?

— При легком выгорании мы сами можем отрегулировать наше состояние, например, взять выходной, уехать в отпуск, пообщаться с друзьями. При сильном выгорании, как правило, уже нужна помощь, чтобы разобраться с внутренними причинами, которые привели к выгоранию.

— К легкому выгоранию приводит временное перенапряжение, а чем может быть вызвано более серьезное выгорание?

— Существует несколько причин эмоционального выгорания.

Личностные причины — это наши внутренние установки и ограничивающие убеждения: «я должен все делать сам», «я должен всех контролировать», «все, что я делаю, должно быть идеально», «я трачу время зря, когда отдыхаю».
Часто люди выгорают, когда есть внутренний конфликт. Например, есть установка «я хорош, когда у меня есть достижения». Достижения требуют усилий, и человек не может постоянно достигать [чего-либо], есть подъемы и спады. Есть установка «без меня не справятся», когда человек работает на выходных, на больничном. «Мне нужно быть лучше, чем другие» — такая гонка часто связана с проблемами из детства: когда родители недооценивали, обесценивали достижения ребенка или сравнивали его с другими. И человек начинает играть в эту игру, состязаться с другими и, будучи взрослым, не может остановиться.

Социально-психологические причины — это требования социума, модные идеи. Мы их видим по телевизору, в журналах, мы открываем новостную ленту в соцсетях и сравниваем себя с другими. Мир, в котором мы сейчас живем, нарциссический. Принято показывать все, что у тебя есть, все твои блага и ресурсы: какой телефон, как часто ты меняешь машину, какая диагональ у твоего телевизора. Если вышел новый телефон, ты должен его купить, чтобы не отставать, а для этого нужно больше работать — и это дополнительное напряжение.

Существуют причины, связанные с системами — когда человека травят в коллективе, когда он не может проявить себя как личность, не может развернуться.

И самая главная, на мой взгляд, причина — это экзистенциальный вакуум, то есть, утрата смысла. Я что-то делаю, но не понимаю, зачем. Могут быть объективные причины, но при этом личностного смысла нет. Например, мне нужно работать, чтобы кормить семью, но я не люблю эту работу, я не вижу там развития и перспектив, не вижу ценности для себя. Мы живем в такое время, когда люди заточены на зарабатывание денег. Люди склонны выбирать то, что принесет больше денег, не веря в то, что их любимое дело даст заработок. Но смысл нельзя купить. Если не понимать, в чем смысл того, что ты делаешь, выгорание наступит в любом случае.

— Есть ли какие-то «зоны риска»? Люди, которые подвержены выгоранию больше других?

— Эмоциональному выгоранию, как считали исследователи раньше и считают сейчас, более подвержены люди социальных профессий: учителя, врачи, психологи, психотерапевты. Все занятия, связанные с людьми и помощью другим. В 1974 году в Нью-Йорке проходило исследование: изучались волонтеры, которые работали при церкви. Сначала они были восторженными, что они помогают, делают благое дело, а потом выгорели до горстки пепла. Снизилась производительность труда, появилась агрессивность.

Сейчас исследователи также говорят о том, что эмоциональное выгорание касается не только работы, но и личной жизни человека. Мы все сталкиваемся с эмоциональным выгоранием.

Некоторые исследователи считают, что женщины больше подвержены выгоранию, так как в обществе женщине сложнее добиться руководящей должности, к женщинам предъявляют высокие требования: она должна успевать быть и хорошей женой, и хорошим сотрудником, и хорошей мамой.

— Как понять, что с тобой что-то нет так? Что чувствует человек, когда начинает выгорать?

— Сначала это просто мысль «я устал» — причем человек устал больше, чем обычно. Потом он начинает думать: «Ну, ничего, сейчас я перетерплю, будет нормально». Затем возникает агрессия: человек устал, другие люди становятся нагрузкой, он лишний раз не пойдет на встречу с друзьями, не будет общаться с семьей, с коллегами. Коммуникация его нагружает: «У меня и на себя-то сил нет, я не хочу навешивать еще и других». Потом возникает мысль: «Чего я выпендриваюсь, все так живут, поэтому нужно продолжать делать то, что я делаю». И это самый опасный этап, потому что дальше человек и проваливается в депрессию.

Переход от усталости к мысли «все так живут» — это очень короткий промежуток времени. А в депрессии человек может жить от нескольких месяцев до нескольких лет, не осознавая происходящего. И тут важны близкие люди, которые не скажут «хватит бездельничать / у него просто плохое настроение / у него просто дурной характер». Нужен тот, кто скажет «пора идти к врачу» — либо человек сам поймет, что с ним что-то не так, и обратится к специалисту, но для этого нужен высокий уровень осознанности.

— Как по своему состоянию определить, что пора к специалисту, и чем он может помочь?

— Если плохое настроение длится где-то две недели и более, тогда следует обращаться к специалисту. Когда выходные не восстанавливают — они вроде прошли, я что-то поделал, но все равно чувствую себя уставшим.

Психолог может помочь разобраться с установками: какие мысли, ограничивающие убеждения меня погрузили в эту ситуацию; он может помочь нащупать внутренний конфликт, предложить методы релаксации, помочь найти ресурс — то, что восстанавливает. Это может быть не только отдых: для кого-то это спорт, творчество, шопинг. Специалист поможет найти смысл, переоценить опыт, посмотреть на события с другой стороны.

— Что человек может сделать сам, чтобы избежать эмоционального выгорания или выйти из этого состояния?

— При легком выгорании достаточно взять дополнительные выходные. Если возникает гнев, агрессия («отстаньте, не приставайте, у меня и так куча работы»), то уже нужен более продолжительный отдых: недели две-три.

Если говорить о профилактике эмоционального выгорания, то самое главное здесь — это осознанность: умение задавать себе честные вопросы и честно на них отвечать. 

Стоит задать себе несколько вопросов. Первый: «Кому это нужно?». Мне надо купить квартиру, я задаю себе вопрос и понимаю, что это надо моим родителям, а я могу спокойно пожить на съемной и использовать деньги на путешествия, а не ущемлять себя ближайшие 10 лет и надеяться, что я сейчас потерплю, а вот потом начнется моя жизнь. Но вот в эти 10 лет она и проходит, или появляются другие обстоятельства, которые уже не позволяют поехать путешествовать.

«Нравится ли мне то, что я делаю? Хочу ли я это делать?» — эти вопросы следует задавать себе. Причем не когда ты уже оказался в ситуации, например, работая на нелюбимой работе, а на предварительном этапе. На собеседовании человек спрашивает себя: «Я себя здесь вижу? Мне будет нравиться? Для чего мне это нужно? Какие я вижу для себя перспективы, бонусы?».

— Поможет ли планирование при профилактике выгорания?

— Не всем подходит планирование. Есть логики, которые любят планировать. Есть люди творческие: когда они достают ежедневник, наступает ступор, им кажется, что их свободу ограничивают. Но есть и творческое планирование, когда лист бумаги делится на четыре части — четыре сезона: зима, весна, лето, осень; туда наклеиваются картинки, которые ассоциируются с тем, что бы хотелось сделать без привязки к определенной дате.

Бывает, что человеку кажется, что у него проблемы с планированием (делает все медленно, начинает и бросает), он читает книгу про то, как все успевать, но при этом не работает с психологом. Такой человек решит, что схемы, описанные в книге, правильные, и будет исполнять их, но его внутренняя проблема, из-за которой на самом деле возникла неорганизованность, останется непроработанной — и человек начнет и бросит планирование, как бросал все остальное, и будет еще больше себя винить. Психолог же знает, какую тему нужно проработать, он может посоветовать конкретную книжку и даже конкретную главу.

Поэтому вообще важно критически относиться к той информации, которую вы получаете извне, потому что в постоянном информационном шуме сложно определить, что действительно твое. Как модное сейчас «колесо баланса» — это упражнение, где нужно закрашивать секторы по определенным сферам жизни, оценивая их по десятибалльной шкале. В идеале это колесо должно быть круглое, ровное, чтобы человек катился по своей жизни легко и приятно. На самом деле так не бывает, чтобы у нас и в личной жизни десятка, и в спорте десятка, и в работе десятка, и в финансах десятка. Достижение одной цели всегда требует большего внимания, времени, усилий. Делаешь две недели проект по работе — туда все силы, но потом дистанцируешься, потому что в это время страдает семья, меньше общения с друзьями. Понятно, что получается перекос — и это нормально. А идеальная картинка, когда везде десятка, — это просто какой-то невроз.

— Если есть необходимость что-то делать, но чувствуешь, что начинаешь выгорать, как поступить в этом случае?

— Необходимость что-то делать есть всегда, не будет такого момента, когда ты полностью свободен от всех обязательств. Жизнь всегда идет. Здесь речь о приоритетах и умении их расставить: вы можете завершить задачи, но потерять здоровье. Нужно решить, что важнее: положить все на какой-то временный проект или сохранить здоровье и жить дальше счастливой, полной жизнью, накапливая и отдавая свою энергию родным, близким и любимому делу.

Эмоциональное выгорание и что с ним делать — рассказывает психологЭмоциональное выгорание и что с ним делать — рассказывает психолог

26 июня 2019 - 16:24
«Если коуч не гарантирует безопасность, стоит задуматься». Ярославские психолог и психотерапевт отвечают на вопросы о влиянии на человека тренингов личностного роста
Реально ли стать успешным и счастливым человеком, пройдя курсы личностного роста? Какое образование на самом деле имеют многочисленные тренеры и коучи? Почему некоторые участники тренингов становятся пациентами психиатров и психотерапевтов? Корреспондент «Яркуба» Людмила Дискова решила это выяснить.
«Если коуч не гарантирует безопасность, стоит задуматься». Ярославские психолог и психотерапевт отвечают на вопросы о влиянии на человека тренингов личностного роста

О курсах личностного роста я слышала много отзывов, знаю людей, которые их проходили. Понимаю и тех, кто уверовал в то, что за три дня они повысят самооценку, раскроют свои возможности, станут продвинутыми, раскрепощенными, харизматичными.

На обещания тренеров клюют не только россияне. Любителей быстро «оседлать волну» хватает по всему миру. Еще бы: одно дело — годами учиться и добиваться успеха, другое — за короткий срок познать секреты мастерства и получить желаемое. Примеры успеха всюду: на экранах, на рекламных плакатах, в разговорах знакомых и близких. Все ли так здорово, как кажется?

«Моя подруга как-то попала на тренинг, — рассказывает Юлия Захарова. — Он проходил в Ярославле в офисном здании напротив ТЮЗа. Успех гарантировали человеку, прошедшему три ступени „обучения“. Она прошла все. Спустя какое-то время я пришла к ней в гости и заметила, что по всей квартире у нее развешаны странные плакатики с какими-то причудливыми схемами. Но самое главное, она, умный и уравновешенный человек, вдруг стала безумно болтливой. А потом случилось невероятное — подруга вдруг стала верующей. Начала ездить по церквям и монастырям, соблюдать посты. Может быть, это неплохо, ведь она с ума не сошла, но знаете, того человека, которым она была раньше, нет».

«Я не буду утверждать, что на подругу так повлияли именно эти курсы личностного роста, но неразрешённые личные проблемы, эйфория во время тренинга, ломка после него, видимо, стали той последней соломинкой, переломившей спину верблюду, — продолжает Захарова. — Допускаю, что кому-то тренинги могут помочь, большинству не помогут, но и не навредят, но кто-то реально съезжает с катушек. Это же факт. Поэтому, на мой взгляд, надо что-то с этим делать — проводить какие-то исследования, направлять специалистов, которые могли бы объективно оценить работу гуру-коучей и тренеров. Наконец, кто-то должен заставить их оплачивать реабилитацию пострадавшим людям, если она потребуется».

С Юлией категорически не согласен ярославский предприниматель и путешественник Эмин Добаржич.

«Я участвовал в подобных тренингах. Только хорошее могу сказать, — утверждает Добаржич. — Практически все, кто туда пришел, изменили свою жизнь к лучшему. Степень изменения прямо пропорциональна степени участия. Мероприятие серьёзное, поэтому одно из правил, которое ты обязан соблюдать перед началом тренинга — не употреблять алкоголь и другие изменяющие сознание препараты. Если ты это правило нарушаешь, проблемы могут быть очень серьёзными. И, конечно, не стоит посещать подобные тренинги людям с расшатанной психикой. Но об этом должны побеспокоиться и организаторы. Каждый участник должен пройти через серьезный фильтр».

«О чем здесь спорить? — Удивляется координатор движения «Голос» Антон Шейнин. — В принципе, все уже давно описано и оценено. Инструментарий воздействий на человека на этих тренингах довольно скудный. Крышу-то рвёт, в основном, от так называемых «эмоциональных качелей».

Что такое «эмоциональные качели»? На групповых тренингах иногда участников стараются сначала опустить ниже плинтуса, заставляя их переживать воспоминания о самых худших моментах жизни. А потом говорят: «Друг, ты молодец, ты сумел подняться над ситуацией, теперь у тебя все супер». Через какое-то время участника снова опускают. И так раз за разом. Этот прием назвали «эмоциональные качели». Говорят, что, «покачавшись» таким образом, отдельные люди испытывают эйфорию, которая заканчивается затяжной депрессией.

Мы поинтересовались у экспертов — психологов и психотерапевтов, — насколько опасно испытывать собственную психику. И должны ли тренеры нести ответственность за их работу.

Психолог, психоаналитик, руководитель ярославского регионального отделения Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии Юлия Метельская

«Если коуч не гарантирует безопасность, стоит задуматься». Ярославские психолог и психотерапевт отвечают на вопросы о влиянии на человека тренингов личностного роста

— Подобные вопросы, как и вопросы качества работы психологов, психотерапевтов, сейчас очень активно обсуждаются в профессиональной среде. Но говорить об экспертизе тренингов проблематично, так как нет для этого установленных процедур.

Да, было несколько громких скандалов вокруг разного рода «тренеров», но они практически ничем не закончились. Известно, что большинство коучей не имеют соответствующего образования и подготовки. Содержание их работы — жуткий микс из кусков теорий, упражнений и практик. Добавлю, что нередко и сами тренеры имеют, мягко говоря, «личностные особенности», которые и обеспечивает эффект их влияния на окружающих — у многих наблюдается ярко выраженная стеничность и маниакальность.

Однако надо признать и тот факт, что частично негативное воздействие на психику участников подобных мероприятий оказывает их массовость. Известно, что работа в группе повышает внушаемость. Человека проще в чем-то убедить, если стоящие рядом с ним люди активно внимают «гуру».

Психотерапевт, кандидат медицинских наук, доцент ЯГМУ Раиса Аксенфельд

«Если коуч не гарантирует безопасность, стоит задуматься». Ярославские психолог и психотерапевт отвечают на вопросы о влиянии на человека тренингов личностного роста«Если коуч не гарантирует безопасность, стоит задуматься». Ярославские психолог и психотерапевт отвечают на вопросы о влиянии на человека тренингов личностного роста

— Я сама практикую групповую психотерапию, и у меня, как у профессионала, есть понимание о групповых методах работы. Конечно, такого рода деятельностью должен заниматься только специалист. Это первое. Он должен иметь соответствующий сертификат. Это второе. У него должно быть соответствующее образование — клинического психолога, психолога или психотерапевта. Это третье.

Люди, которые решают принять участие в тренингах, должны быть уверены, что никакого вреда собственному здоровью не нанесут. Но подобное заключение может вынести только специалист.

Если тренинги ведет профессионал, он увидит людей с неустойчивой психикой. В этом случае надо быть очень осторожным.

Помните Анатолия Кашпировского? На кого-то его сеансы не действовали, ну а кто-то после них не мог разомкнуть руки. Были те, что потом заболевали, лечились у психиатров. Но были и те, кто вылечивался от онкологии. Понимаете, о чем я? Это все не от Кашпировского зависит, а от человека.

Групповые методы работы хороши для обучения. Но если, как утверждают, людей заставляют сидеть в закрытых помещениях по 12 часов, прерываясь ненадолго на кофе-брейки, то это риск. Риск обострения всех заболеваний, а не только психических. Только быть экспертом и оценить работу того или иного тренера я не могу.

Мне тоже приходится работать с людьми, которые в какой-то период своей жизни либо потеряли веру в себя, либо просто отчаялись в силу самых разных причин. На самом деле, через кризисы, переживания проходят многие. Вопрос в другом — научены ли мы грамотно и правильно вести себя в подобных ситуациях? Что мы делаем, когда наступает «черная полоса» — идем к психологу или загоняем проблемы внутрь? Увы, многие предпочитают второй вариант. Почему? Да потому что большинство так воспитаны, их не научили другому ни в семье, ни в школе.

Кто такой психолог для большинства наших граждан? Только честно. Для кого-то это целитель, для кого-то — нечто похожее на волшебную палочку, а кто-то скептически относится к такому специалисту — подумаешь, поговорил, вот если бы загипнотизировал и решил все проблемы, тогда да. Из этой же серии упомянутые вами тренинги — там же пообещали, что за три дня из тебя сделают успешного человека, а если пообещали, значит, так и будет. Почему люди идут на это? С одной стороны, они просто не представляют, каким образом работают тренеры, не просчитывают риски, а с другой их манит перспектива получить все, при этом ничего не делая.

Повторю, к сожалению, мы не имеем научных исследований о влиянии тренингов «личностного роста» на здоровье человека. Я вот привыкла верить и опираться только на документы. Замечу: обеспечение безопасности тех, кто к тебе пришел, — это доказательство профессионализма тренера. Если коуч не гарантирует безопасность, стоит подумать о том, по правильному ли адресу ты пришел.

Реклама
Закрыть
Интервью
В центре внимания
наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <