25 апреля 2018 - 14:52
По заявлению Анатолия Грешневикова Следственный Комитет начал проверку «Артдокфеста» на предмет экстремизма

Депутат Госдумы, председатель Совета партии «Справедливая Россия» в Ярославской области Анатолий Грешневиков подал заявление в Следственный Комитет с просьбой установить, происходит ли на фестивале «Артдокфест» «пропаганда национальной розни и возбуждение ненависти к русскому народу». Об этом «Яркубу» сообщил адвокат «Открытой России» Сергей Бадамшин.

По заявлению Анатолия Грешневикова Следственный Комитет начал проверку «Артдокфеста» на предмет экстремизма

По информации Бадамшина, следователи в рамках проверки опросили организатора фестиваля Виталия Манского. Манский, как отметил адвокат, заявил СК, что обвинения считает оскорбительными, и что ни одна из представленных на «Артдокфесте» работ не была направлена на пропаганду экстремизма. Бадамшин сказал, что у него нет предположений, почему Анатолий Грешневиков подал заявление в СК.

«Радио Свобода» уточнило, что Анатолий Грешневиков также пожаловался на выставку Джока Стерджесса «Без смущения», которая экспонировалась в Центре фотографии имени братьев Люмьер. В интервью «Радио Свобода» Виталий Манский отметил: «Заявление само по себе составлено этим депутатом настолько безграмотно, что даже сама процедура дачи пояснений очень сложная. <...> С вероятностью сто процентов он не присутствовал ни на одном фестивальном показе и на выставке Стерджесса, конечно же, не присутствовал. Судя по стилю заявления, либо его помощники, которые пишут за него запросы, малокультурные, малограмотные люди, либо, если это дело рук непосредственно депутата, значит, можно все эти эпитеты и определения отнести к нему персонально».

«Яркуб» дозвонился до Анатолия Грешневикова, но депутат не смог говорить и попросил позвонить позже.

«Артдокфест» — это Российский (Международный) фестиваль документального кино. Проводится в Москве с 2007 года. Самый крупный в России фестиваль документального кино по количеству фильмов, сеансов и объему деловой программы. Ежегодно фестиваль посещают 20 тысяч зрителей и участников. В Ярославле избранные фильмы из программы «Артдокфеста» в декабре 2017 года показал киноклуб «Нефть» в рамках серии «Эхо „Артдокфеста“ — 2017».

29 декабря 2017 - 16:40
«Мне трудно смотреть игровое кино». Режиссер Ренато Боррайо Серрано рассуждает о документалистике

Киноклуб «Нефть» в последнюю неделю 2017 года организовал показы фильмов-участников фестиваля «Артдокфест». Среди них была работа «Кино для Карлоса» Ренато Боррайо Серрано. Режиссер приехал в Ярославль, чтобы лично представить картину зрителям. «Яркуб» немедленно пошел знакомиться.

«Мне трудно смотреть игровое кино». Режиссер Ренато Боррайо Серрано рассуждает о документалистике

Киноклуб «Нефть» в последнюю неделю 2017 года организовал показы фильмов-участников фестиваля «Артдокфест». Среди них была работа «Кино для Карлоса» Ренато Боррайо Серрано. Режиссер приехал в Ярославль, чтобы лично представить картину зрителям. «Яркуб» немедленно пошел знакомиться.

Ренато Боррайо Серрано приехал в Москву из Антигуа-Гватемалы, столицы колониальной Гватемалы, чтобы стать инженером нефтегазовой отрасли. Россия предоставила грант и хорошую стипендию, по окончании вуза — возможность работать в профильной компании. «Были хорошие перспективы, да. Но я всегда хотел снимать кино, — хохочет Ренато. — Как только оказался в Москве и начал плохо понимать русский язык, решил, что не светит мне стать инженером нефтегаза. Пошёл во ВГИК». На последнем курсе будущий режиссёр документального кино параллельно учился в школе документального кино и театра Марины Разбежкиной. «Это другая школа, и меня она заинтересовала. Чувствовал, что было бы глупо не воспользоваться возможностью пройти другой путь».

Чем Ренато привлекает документальное кино? «Существует предрассудок, что это скучный материал про каких-нибудь людей в природе, с нудным голосом за кадром. На самом деле, возможности у документального кино большие. Это целый язык, и он отличается от языка игрового кино». Для режиссёра Серрано документалистика интересна возможностью проявить авторское видение реальности, принимая радикальные решения. «Автор всегда вынужден справиться с почти невозможной задачей. Какой? Рассказать историю, которую не он пишет, не он придумывает». Ренато — воплощение горячей страсти к исследованию жизни. Жизнь для него интереснее кино. «А когда я решаю сходить в кино на какой-нибудь документальный фильм, я жду, что жизнь в нем будет „сгущена“, и я смогу прожить больше, чем если не схожу».

Есть в документальном кадре что-то завораживающее для меня, потому что в нем нет актера. Мне сейчас трудно смотреть на лицо актера. Очень трудно смотреть кино, которое держится на актерской игре. Чаще всего я вижу человека, которому заплатили, чтобы он плакал. Это для меня невозможно.

На «Артдокфесте» в 2017 году Ренато представил работу «Кино для Карлоса». Фильм получил диплом жюри. Карлос — сын Ренато и московской художницы. Он родился в канун 2017 года. На первых кадрах Ренато звонит своей маме в Гватемалу по скайпу — радость за сына выплескивается на зрителей через два экрана. Затем на сцену выходят главные герои, родители супруги: Сергей Михайлович и тетя Ласточка. Почему «тетя Ласточка»? «Это Сергей Михайлович так придумал. Когда я спросил, он сказал: «Когда она открывает рот, я будто слышу пение ласточек».

Историю, которую Серрано снимал неделю, когда родители приехали жить в молодую семью, далека от романтики. Режиссер-документалист и президент «Артдокфеста» Виталий Манский, представляя «Кино для Карлоса» в издании «Медуза», отметил: «Посмотрев фильм „Кино для Карлоса“, сделанный очень молодым парнем, я почему-то вдруг задумался об истории собственной семьи, о своих дедушках и бабушках, об обстоятельствах женитьбы моей мамы и моего папы, о том, были ли дедушки и бабушки довольны выбором молодых». Бабушка нежно смотрит на крохотного Карлоса и сокрушенно замечает: «Ничего-то нашего в нем нет». На вопрос Ренато за кадром, какого бы мужа она хотела для дочери, говорит прямо: «Обычного русского Ивана… Не надо было камеру ей покупать (Ренато познакомился с супругой благодаря общему увлечению. Она сняла два, по его словам, очень хороших фильма — прим. ред.)». Тетю Ласточку до слез трогают две вещи: парад на Красной площади 9 мая и поздравление президента Путина с Новым годом. Авторитарной рукой она управляет мужем — простым русским Сергеем Михайловичем. Украдкой от жены тот употребляет стопочку, характерно взмахивая рукой, и пускается в размышления о том, что важно в семейной жизни. «Я всегда хотел снимать их, как только познакомился, еще до рождения Карлоса. Всегда у них было похожее отношение ко мне. И я смотрю со стороны — мне кажется, что они невероятно смешные люди. В их отношениях есть большая комедийная составляющая. У меня руки чесались их снимать», — кивает Ренато. И на вопрос о сверхзадаче документального режиссера не кривит душой: «Разрешить страсть, которая у него есть».

«Может быть, в фильме есть слишком жесткий взгляд. Не знаю. В биографии художника Серова есть интересный момент. Он взялся рисовать портрет своей матери. И когда она позировала, вдруг увидела в глазах сына что-то такое, что не смогла узнать. Он смотрел на нее не как любящий сын, а как художник. Она увидела что-то страшное и с истерикой отказалась от портрета, — рассказывает Серрано. — Я разговаривал с разными режиссерами, понял: в работе ты начинаешь ощущать ответственность за то, чтобы фильм был хорошим. Ответственность легко одолевает тебя, и ты уже не думаешь, как фильм повлияет на твои отношения с человеком». Режиссер утверждает, что у камеры есть лечебное свойство: она отстраняет от ситуации. «Есть вещи, которые было бы неприятно слышать без камеры. А когда ты с камерой, находишься в комедийной ситуации и воспринимаешь себя как ее персонажа. В ту неделю, когда мы жили вместе, это очень помогло». «Кино для Карлоса», действительно, успешно мимикрирует под комедию. Это ощущают даже строгие немецкие зрители. «У меня был показ на фестивале в Лейпциге. [Зрители] приходили очень серьезные. И вдруг они начали смеяться! Воспринимали все происходящее как комедию. Подходили ко мне после фильма и продолжали смеяться, даже не столько комментировали, сколько смеялись. Может быть, смех — это подмена других чувств?».

Хотел бы Ренато, чтобы Карлос увидел снятое для него кино? «Да, конечно. Если он этого захочет. Вдруг не захочет?» А какую реакцию ждет? «Не думал об этом. Мне хотелось бы, чтобы он смеялся. Чтобы ему было смешно».

Для Серрано важно, чтобы у сына был выбор — смотреть или не смотреть на своих бабушку и дедушку в том времени, когда он только-только родился. Тема предков занимает его самого: «Я задаю себе вопрос — насколько я похож на них? У нас одна генетика. Сохранилась одна фотография моего двоюродного прадеда — внешне я на него очень похож. Иногда трудно что-то объяснять себе, потому что мы что-то не понимаем в прошлом, наверное. И прошлое манит и затягивает нас. Вот у меня есть ощущение, что я не принадлежу одной стране. Вспоминаю детство — и нет ощущения, что одна страна мне подходит больше, чем другая. Может быть, в прошлом я ищу объяснение этому?»

Тема эмиграции режиссеру не в новинку. В 2014 году он снял курсовую работу «Другая страна» про беженца из Конго Фабриса, который пытался получить политическое убежище в России, а ему отказывали. Он был журналистом, освещал выборы в Конго. В Москве жил как гастарбайтер и пытался перевезти свою семью, так как им угрожали репрессиями. Фильм показывали на «Артдокфесте», на фестивалях в Минске, Киеве, Тбилиси, в Турции. Успешная фестивальная жизнь помогла собрать средства на билеты для семьи Фабриса.

Еще одна картина Ренато «Ярик едет в школу» — дипломная работа. Фильм про мальчика-оленевода, который никогда не был в городе. Жил в тундре среди оленей и своей семьи. Однажды к нему, как ко всем детям в тундре, прилетел вертолет, чтобы отвести в школу-интернат. «Работа пока не вышла на экран, потому что я собираю финансовую поддержку фондов. Хочу сделать хороший постпродакшн. Фильм требует особого эстетического подхода, в отличие от „Кино для Карлоса“. В нем более детальная работа с изображением».

Чем режиссер занят сейчас? «Ищу деньги на следующий фильм… Надеюсь на лучшее», — отвечает Ренато и заливается смехом.


Фотографию предоставил киноклуб «Нефть»

24 декабря 2017 - 15:00
Киноклуб «Нефть» покажет программу «Эхо «Артдокфеста»-2017

Сооснователь «Нефти» Андрей Алексеев опубликовал программу проекта «Эхо „Артдокфеста“- 2017». В последнюю неделю года на экране киноклуба покажут восемь самых заметных фильмов главного фестиваля независимого документального кино в России.

Киноклуб «Нефть» покажет программу «Эхо «Артдокфеста»-2017

«Эхо «Артдокфеста» пройдет с 25 по 29 декабря. Трое режиссеров приедут представить свои работы лично. Это Аскольд Куров (фильм открытия фестиваля «Процесс»), Ренато Б. Серрано («Кино для Карлоса») и Дмитрий Боголюбов («Стена»).


Программа «Эха «Артдокфеста»


25 декабря, 20:30. «Процесс». Режиссер Аскольд Куров. Фильм о суде над режиссером Олегом Сенцовым. После показа — обсуждение с автором.

26 декабря, 18:30. Три фильма в одном сеансе: «Кино для Карлоса» Ренато Боррайо Серрано (диплом жюри «Артдокфест-2017»), «Жены» Алены Сурановой (победитель по итогам зрительского голосования в конкурсе «АртдокСеть»), «Пятерка» Михаила Горобчука (лучший документальный фильм «Артдокфест-2017»). После показа — обсуждение с Ренато Б. Серрано.

27 декабря, 18:00. «Восточный фронт». Режиссер Андрей Осипов. Перед выходом на экран Минкульт РФ предложил редактировать фильм. В «Нефти» покажут ленту без цензуры.

28 декабря, 18:30. «Стена». Режиссер Дмитрий Боголюбов. Фильм-победитель фестиваля в Йиглаве. После показа — обсуждение с автором.

28 декабря, 19:45. «Любовь — это картошка». Режиссер Алена ван дер Хорст. Гран-При фестиваля «Артдокфест-2017».

29 декабря, 20:30. «Андрей Звягинцев. Режиссер». Режиссер Дмитрий Рудаков.

Читайте также«Завершилась кампания по сбору денег на съемки фильма «Притяжение Ярославской весны».

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет