13 января 2017 в 09:34
Пять лучших исторических романов для зимних вечеров

Хорошо написанные исторические романы стоят больше курсов истории, утверждал Оноре де Бальзак. Ведь они позволяют не только узнать любопытные факты, но и погрузиться в атмосферу прошлого, понять мотивы одиозных персонажей. «Читай-город» представляет вам подборку новых исторических романов, которые так увлекательно читать длинными зимними вечерами.

Пять лучших исторических романов для зимних вечеров

Хорошо написанные исторические романы стоят больше курсов истории, утверждал Оноре де Бальзак. Ведь они позволяют не только узнать любопытные факты, но и погрузиться в атмосферу прошлого, получить нетривиальный взгляд на привычные вещи, понять мотивы одиозных персонажей. «Читай-город» представляет вам подборку новых исторических романов, которые так увлекательно читать длинными зимними вечерами.

Пять лучших исторических романов для зимних вечеровАлексей Иванов «Тобол»

Автор романов «Сердце Пармы», «Географ глобус пропил» и «Ненастье», выпустил «Тобол» — первую часть эпопеи о Сибири времен Петра I. Цель Иванова — понять и объяснить, как устроена Россия. Нарождающаяся империя крушила в тайге воеводское средневековье. Народы и веры перемешались. Пленные шведы, бухарские купцы, офицеры и чиновники, каторжники, инородцы, летописцы и зодчие, китайские контрабандисты, беглые раскольники, шаманы, православные миссионеры и воинственные степняки джунгары — все они вместе, враждуя между собой или спасая друг друга, творили судьбу российской Азии.


Пять лучших исторических романов для зимних вечеровЛеонид Юзефович «Зимняя дорога»

За этот роман Леонид Юзефович в 2016 году получил главные призы престижных российских литературных премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер». Писатель рассказывает о малоизвестном эпизоде Гражданской войны в России — героическом походе Сибирской добровольческой дружины из Владивостока в Якутию в 1922–1923 годах. Книга основана на архивных источниках, которые автор собирал много лет, но написана в форме документального романа. Главные герои этого захватывающего повествования — две неординарные исторические фигуры: белый генерал, правдоискатель и поэт Анатолий Пепеляев и красный командир, анархист, будущий писатель Иван Строд. В центре книги их трагическое противостояние среди якутских снегов, история их жизни и смерти.


Пять лучших исторических романов для зимних вечеровЭлизабет Фримантл «Гамбит королевы»

«Развелся, казнил, умерла, развелся, казнил, пережила…» — эту считалку англичане придумали, чтобы запомнить жен Генриха VIII. Его шестой, и последней, жене повезло больше, чем всем ее предшественницам, — Кате­рине Парр удалось пережить своего властительного супруга, хотя она не единожды оказывалась на краю гибели. Овдовев во второй раз, она вынуждена была явиться ко двору в свиту старшей дочери Генриха VIII, ­Марии Тюдор. Там Катерина влюбилась в красавца Томаса Сеймура и надеялась выйти за него замуж. Но у короля были на нее свои планы. Привлеченный умом и выдержкой Катерины, король объявил о своем решении жениться на ней. Сеймур был отправлен с глаз долой за границу. Так ­Катерина стала шестой женой стареющего, больного, своенравного монарха, страстно мечтающего еще об одном сыне…


Пять лучших исторических романов для зимних вечеровСтивен Сейлор «Роман об имперском Риме»

Идут годы, сменяются столетия, а Рим стоит. Пережив страшные пожары, безумства Калигулы, помпезный расцвет времен Нерона, преодолев террор Домициана, благоденствуя в эпоху «хороших» императоров, римское государство продолжает развиваться, прирастая новыми провинциями и осваивая новые области мысли. И на протяжении всей истории Древнего Рима разворачивается линия рода Пинариев: один из них был предсказателем-авгуром, другой принял христианство, третий избрал стезю ваятеля, преображая облик Вечного города, — и каждого хранил волшебный талисман, фасинум, передаваемый от отца к сыну из поколения в поколение. Продолжение романа «Рим» знаменитого американского писателя-историка Стивена Сейлора дарит встречу с яркими героями, которые перекраивают судьбу Римской империи, во многом определяя развитие современной цивилизации.

Пять лучших исторических романов для зимних вечеровЛев Жданов «Царь Иоанн Грозный»

Библиотека проекта «История Российского государства» — это рекомендованные Борисом Акуниным памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны от самых ее истоков. Представляем роман широко известного до революции беллетриста Льва Жданова, завоевавшего признание читателя своими историческими изысканиями, облеченными в занимательные и драматичные повествования. Его Иван IV мог остаться в веках как самый просвещенный и благочестивый правитель России, но жизнь в постоянной борьбе за власть среди интриг и кровавого насилия преподнесла венценосному ученику безжалостный урок — царю не позволено быть милосердным. И Русь получила иного самодержца, которого современники с ужасом называли Иван Мучитель, а потомки — Грозный.


Эти и другие книги вы можете купить в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

30 декабря 2016 в 15:37
Буктрейлер #7. Жан-Кристоф Гранже «Конго реквием»

Декабрь заканчивается, а вместе с ним и целый год подходит к концу. Последний буктрейлер сезона-2016 перед вами. Он посвящен детективу французского писателя Жана-Кристофа Гранже «Конго реквием».

Буктрейлер #7. Жан-Кристоф Гранже «Конго реквием»



Декабрь заканчивается, а вместе с ним и целый год подходит к концу. Последний буктрейлер сезона-2016 перед вами. Он посвящен детективу французского писателя Жана-Кристофа Гранже «Конго реквием».

Гранже, недавно поразивший поклонников первосортным триллером «Лонтано», в новом романе погружает читателей в атмосферу леденящего кровь расследования цепочки загадочных ритуальных убийств, как две капли воды похожих на те, что некогда совершал в Конго знаменитый серийный убийца по прозвищу Человек-гвоздь. Эрван Морван, наследник Морвана-старшего, бросается в конголезские джунгли, надеясь, что разгадка таится именно там. Но все оказывается гораздо сложнее, и уже вся семья рискует жизнями в поисках маньяка. Роман великолепно написан, Гранже не скупится на подробности и искусно плетет интриги. И если вдруг вы не читали «Лонтано», «Конго реквием» расскажет сразу две истории.

30 декабря 2016 в 10:09
Леонид Клейн: «В школе не говорят, что такое плохая литература»

Известного радиоведущего, журналиста, преподавателя Института общественных наук РАНХиГС Леонида Клейна можно считать идеальным учителем литературы. Предмет знает, двоек не ставит, рассуждает здраво, послушать можно где угодно. «ЯрКуб» встретился с ним, чтобы поговорить о книжках для детей, школьных учебниках и литературном снобизме.

Леонид Клейн: «В школе не говорят, что такое плохая литература»

Известного радиоведущего, журналиста, преподавателя Института общественных наук РАНХиГС Леонида Клейна можно считать идеальным учителем литературы. Предмет знает, двоек не ставит, рассуждает здраво, послушать можно где угодно. «ЯрКуб» встретился с ним, чтобы поговорить о книжках для детей, школьных учебниках и литературном снобизме.

Леонид, пока я ехала на интервью, вспоминала недавно открытый ресурс «Горький». Как вы относитесь к этому проекту, который претендует на звание самого полного, толкового и удобного сайта о книгах и чтении?

Я не знаю, на чьи деньги это сделано, но он так стартовал, лучшие авторы пишут для него свои статьи. Это прекраснейший проект Бориса Куприянова, известнейшего человека, издателя. Я просто счастлив, что такие вещи есть, снимаю шляпу перед создателями.

Вас нет в числе авторов. Почему?

Вы знаете, я в основном говорю, а там нет аудиоматериалов.

Как это получается — вы прекрасно читаете лекции, но не пишете?

Лекция — это импровизация, где нет редактуры. Где-то внутри нажимается кнопка «play», и я говорю. Иногда хорошо, иногда не очень. А текст — это другое. И, кстати, человек, который хорошо пишет, необязательно может выступать на публике. Иногда эти качества соединяются, но у меня совсем немного талантов.

В последние годы формат публичных лекций набрал небывалую популярность.

Это здорово, мне ужасно нравится сам факт того, что публичные лекции возвращаются в культурное пространство. Это говорит о том, что онлайн-общение, пусть Интернет — наше все, и мы много живем в той реальности, не замещает живого разговора. Людям он необходим. Когда я записываю свои лекции, делаю это перед живой аудиторией. В некотором смысле это возвращение к истории. В советское время было такое общество «Знание», когда люди читали лекции по городам и весям.

Для вас есть разница между работой перед публикой и в формате радио?

Конечно, мне комфортнее с аудиторией, я же школьный учитель. Весь драйв идет именно от живых людей, их глаз. Радио в этом смысле — сильное испытание, так как слушателей ты не видишь. Но есть, например, ди-джей, которому можно рассказывать. Читать в пустоту мне сложно.

Скажите, что нужно мне, человеку с журналистским образованием, сделать, чтобы пойти преподавать литературу в школе? Я говорю о том, что важнее: знание основ педагогики, любовь к детям, доскональное изучение предмета?

Я в этом смысле человек радикальный. Я заканчивал МПГУ, головной педагогический вуз в стране. Туда было непросто поступить в конце советского времени. У нас были предметы специальные и педагогические. Специальные вели очень хорошие люди, в свое время даже преподавал Лосев. А предметы, связанные с педагогикой, психологией и методикой преподавания, читали самые ужасные преподаватели, никто к ним не ходил. Был, например, предмет «Методика преподавания русского языка», я до сих пор не могу понять, что это такое. Мне кажется, учить — это искусство, а не навык. Я не верю в специфические знания, должно быть реальное знание предмета и желание рассказать о нем детям. Есть интересный проект «Учитель для России», одно лето я готовил будущих учителей. Это были выпускники не педагогических вузов, а специалисты в какой-либо сфере. Но подготовить учителя — это как подготовить родителя, чтобы он был родителем. Надо попробовать учить, сначала наверняка не получится. Зато позже вы овладеете ситуацией.

Некоторые из моих преподавателей говорили так: «Сейчас я научу вас плохому». Должен ли учитель позволять себе нечто большее, не предписанное программами?

«Плохому» это в ироничном смысле, несерьезно? Учитель — это всегда баланс между каноном и отступлением от него. Конечно, странно говорить о политике, когда идет урок математики. Но если вдруг в стране происходит переворот, странно не обращать на это внимание и говорить лишь о предмете. Школа вещь консервативная, она и должна быть консервативной в некотором смысле. Есть навыки, которые нужно получить — социализации, ответственности. Нужно усвоить некую сумму знаний. Но те примеры, которыми вы убеждаете ученика это сделать, что это полезно и важно, должны быть современными. Есть такая серьезная проблема, как школьные учебники. У меня дочь учится в восьмом классе. Ей совершенно все это неинтересно. Я периодически открываю эти учебники. Они ужасные, хотя в стране столько людей, которые могут написать хорошие учебники! Вот история: какие-то феодалы, какие-то короли, ни уму ни сердцу. Ребенок не понимает тему. С ним говорят как с маленьким ученым, а не как с подростком. Русский язык мы до сих пор учим как иностранный — вместо системы языка получаем свод правил.

А вот хороший пример. Есть издательство «Пешком в историю». И они выпускают совершенно невероятные книжки по всем областям знаний. Например, о путешествии двух мышат в 1812 год, тема наполеоновских войн. Или о дне мальчика в средневековом городе. От них не оторваться! А учебники истории — это чуть отредактированные советские идеологические конструкты. Другое дело, сейчас есть Интернет, но учителя-то продолжают их использовать.

Как и учебники по литературе. Я свой не открывала, пожалуй, класса с шестого.

Если вы не открывали учебник по литературе, значит, у вас был хороший учитель. Вообще учебник по литературе — странная вещь. У детей должны быть тексты и способы интерпретации этих текстов. Разве нужна на бумаге биография Пушкина? Ее написал Лотман, она ничуть не устарела. Сделайте выдержки из этой биографии и все. Сейчас столько видеоуроков от ведущих литераторов, достаточно лишь собрать лучшие из них!

Покупка учебников для школы — явление, которое подпитывает издательский бизнес. Их выгодно продавать.

Конечно. Но у меня есть ощущение, что в долгосрочной перспективе в какой-то момент учебники станут ненужными. Государство перестанет их закупать. Правда, как говорил Некрасов, «Жаль только — жить в эту пору прекрасную Уж не придется — ни мне, ни тебе».


Леонид Клейн: «В школе не говорят, что такое плохая литература»Леонид Клейн: «В школе не говорят, что такое плохая литература»


Нужно ли учить ребенка читать с младых ногтей? Или оставить это на откуп учителю?

Я думаю, что рассматривать это нужно индивидуально. В последние 20 лет у нас наблюдается невроз по поводу раннего развития ребенка, это очевидно. Сейчас от этого уходят. Немножко шизофренична ситуация, когда нужно сдать экзамены, чтобы пройти в подготовительное отделение, которое будет готовить будущего первоклассника. Школа должна учить, а тесты для детей — не очень здоровая позиция. Я понимаю, что школы бывают разные. Но я за то, чтобы каждый возраст получил свое. Чтобы у мамы и папы не было ощущения, что они не успели, если ребенку два с половиной года, а он не знает ни одного английского предложения.

То есть, необязательно стараться, искать книги, чтобы привить ребенку любовь к чтению?

Это должен быть встречный процесс. Недавно на книжной выставке ко мне подошла коллега, и говорит: «У меня дочка вообще ничего не читает. Ткни в какую-нибудь книжку, которую она точно прочтет». Я посоветовал сказку Пола Гэллико «Томасина». Сколько я ни преподавал в школе, давал ее детям 5–6 класса. Не знаю ни одного ребенка, которому она не понравилась. Коллега купила, звонит: «Ребенок читал не отрываясь шесть часов». Конечно, есть хорошие книжки, их нужно иметь в виду, рекомендовать и покупать. Но не стоит считать, что если мы наберем 10 хороших книг, то все их прочитают.

Кстати, как сейчас обстоят дела с детской литературой?

Это одна из немногих сфер, которая развивается очень хорошо. У нас есть много современных издательств, которые выпускают, переводят много книг. Понимаете, у нас же была советская литература. С одной стороны, она закончилась, с другой, оставила много хорошего. Но есть и много нового. На выставке Non/fiction целый этаж детской литературы. Есть сайт «Папмамбук», где можно найти рецензии.

От советской классики тоже никуда не денешься.

Вам любой издатель скажет, что самый продаваемый писатель — Чуковский. И рядом с ним стоит Маршак.

Агния Барто?

Мне она не нравится. Есть другие авторы, которые, на мой взгляд, интереснее Барто.

Для подросткового же возраста нужна новая литература, потому что если вы читаете Драгунского и Носова, в какой-то момент не обойтись без комментариев к исторической реальности. Уже не очень понятно, почему мальчик так переживает по поводу украденного велосипеда. И что это за проблема — если не съешь манную кашу, не пойдешь в Кремль. Современному подростку покажется (и, кстати, правильно покажется!), что мама садистски мучила ребенка.

Современных отечественных авторов не так много. Зато есть масса переводных, издательства постоянно выпускают их книжки. Есть такой закон, что ребенок в большом городе и вообще в городе обладает одинаковыми мотивацией, поведением и проблемами. Неважно, где он живет, в Ярославле или Филадельфии. Его волнуют школа, сверстники, родители, половое созревание, любовь. Ему важно прочесть про себя. Когда же он читает «Песнь о купце Калашникове», он не понимает, что за кулачный бой, почему муж не поверил жене, раз она ничего не совершила, и что за царь такой, защищающий опричника. Это не значит, что не надо изучать «Песнь». Просто к ней надо подходить как к памятнику. Сердцу подростка интереснее что-то другое. Скажем, мультфильмы Миядзаки.

Родители должны читать книги, которые они предлагают ребенку?

Я бы не использовал слово «должны». Но, конечно, если они читают то же самое, потом смогут обсудить прочитанное, завязать общение. Вот родитель видит ребенка вечером, и у него загорается лампочка: что-то надо спросить. А что спросить? «Что ты сегодня получил». А можно вместе прочитать книгу или посмотреть фильм, чтобы позже поговорить.

Хорошо, с детьми все ясно. А что читать взрослым?

Мне кажется, взрослым проще. Во-первых, они наконец-то могут преодолеть боязнь классики. Классика — это то, что нас научили ненавидеть в школе. В предмете «Литература» есть некое противоречие. В физике или математике надо точно знать, а в литературе — просто любить читать. Понятно, что Пушкин писал «Евгения Онегина» не для того, чтобы кто-то получал оценки за знание или незнание. Он сам говорит, что это безделица, нравится — читайте. Школа же насильно заставляет, поэтому взрослые часто не возвращаются к классике. При этом запрос на нее есть. Я это понял, работая на «Серебряном Дожде», когда люди писали: «У меня совещание, но я не могу выйти из машины». Они наконец-то понимают, что с ними говорят нормальным языком, им не поставят двойку в конце часа. У нас, слава богу, страна с мощнейшей культурной традицией, у нас есть Пушкин, Гоголь, Толстой, Грибоедов, Некрасов и так далее. Говорить об этом нужно со взрослыми людьми, чем я и занимаюсь. А во-вторых, есть реальный институт литературных премий. Можно следить за ними и читать тех, кто занял первые места.

Но ведь часто люди выбирают книги из раздела бестселлеров.

Насильно мил не будешь. Я занимаюсь просветительской деятельностью, чтобы люди читали хорошие книжки. Если вы прочтете две книги Коэльо, у вас не наступит мгновенная духовная смерть. А если вы целыми днями читаете только Коэльо, то, наверное, в какой-то момент захотите стать алхимиком за 11 секунд.

То есть, вам не присущ литературный снобизм?

А что это такое? Пауло Коэльо — это просто халтура. Мы со школьниками это специально разбирали, я им показывал. Человек или умеет писать, или не умеет. Гришковец, например, не умеет писать. Вообще, моя любимая тема — это плохая литература. В школе нас не учат, что это такое.

По логике школы, плохое — это то, что мы не станем изучать.

Именно. Тогда как сформировать литературный вкус, если нам не говорят критерии плохого? Вот в математике есть такая вещь, как ошибка. Учитель может сказать, почему ты не решил, помочь сделать из этого вывод. А школьная программа по литературе построена так, что все гении. Как сказал Шнуров, «а те, кто не уверен в этом, пусть закроют свои рты!». Державин — гений, Пушкин — гений, Маяковский — гений. А эстетические системы, вообще-то говоря, разные. Как бы не слишком для школьника? Учитель должен говорить о том, что есть хорошо, а что плохо. И сделать это может человек, который действительно заинтересован литературой. Знаете, у Чехова есть рассказ «Учитель словесности». Там молодой парень, как обычно у Чехова, перед ним класс, изучают «Евгения Онегина». А герою совершенно на это наплевать, он думает, какие ему Маня испекла булочки! Ничего не изменилось. Если все время думать о булочках, то дай учителю полную свободу, лучшие учебники и зарплату в миллион плюс соцпакет — все равно чуда не случится.

Вы говорите о книгах, подходя с позиций классического литературоведения, или используете иные методы?

Если бы я был поклонником классического литературоведения, я бы не работал 10 лет на «Серебряном дожде». Люди слушают мой эфир в основном по утрам, когда едут в пробке. Им нужна сильная мотивация, чтобы не переключить волну. Другое дело, что такое классическое литературоведение. Современные исследователи-филологи говорят, что литературоведения не существует. Есть книги по истории культуры, где все: история, психология, литература. Уже давно знание стало синкретическим. Я стараюсь проблемно говорить о литературном тексте.

Люди хотят послушать про что-то серьезное, на это есть запрос. Не все хотят слушать про шарлатанство, постоянные новости, пропаганду.

Они хотят знать то, что позволит им идентифицировать себя. Это возможно только через культуру. От того, кто сегодня главный начальник, ваша жизнь может измениться, но не вы. А чтение «Войны и мира» может непосредственно заставить вас поменяться. Вооруженный конфликт — это очень плохо, но вряд ли тронет вас, находящегося за три тысячи километров. А вот чтение эпизодов о Бородинском сражении может повлиять. Пусть и было это давно.



Фотографии: www.ranepa.ru, www.newsko.ru 


21 декабря 2016 в 12:18
Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Книга журналиста Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля» была представлена широкой публике 19 декабря. «ЯрКуб» с разрешения автора публикует отрывки из главы «Как Ярославль спасал «Европу».

Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

«Танцующие в круге» — книга не только и не столько о площади Волкова, прилегающих к ней улицах, памятниках архитектуры и событиях, что происходили в этой плоскости координат, сколько о людях, своими руками творивших историю. Она предлагает путешествие сквозь время в едином пространстве, знакомом каждому ярославцу. Огромный массив данных, проработанный Григорьевым, включает материалы, опубликованные впервые. Чтобы не оставаться голословными, мы предлагаем читателям познакомиться с фрагментами из главы о «Европе» — некогда двухэтажной гостинице с громким названием, затем презентабельном отеле для именитых постояльцев, в годы становления СССР — гостинице № 1, едва не уничтоженной в 80-е и воссозданной в начале XXI века.

Как Ярославль спасал «Европу»


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Фото Андрея Григорьева (иллюстрация из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля»)


Названия многих ярославских гостиниц, существовавших до революции, давно исчезли с карты города. «Бристоль», «Царьград», «Берлин», «Лондон», «Централь», «Столбы», «Северные номера» и многие другие сейчас остались лишь в памяти краеведов да в исторических книгах. Но одно из них — «Европа» — и сегодня гордо красуется на фасаде здания, обращённого парадным подъездом прямо на Волковский театр. Правда, гостиницы в этом доме нет, да и само здание к началу ХХI века стало, мягко говоря, несколько другим.

Комсомольская улица, которую со стороны площади Волкова открывает «Европа», состоит всего из одного квартала. В конце его, на углу улицы и Богоявленской площади, стоит ещё одно примечательное здание — в нём в XIX веке находилась роскошная гостиница Пастуховых, где во время путешествия по России даже останавливался знаменитый автор «Трёх мушкетеров» Александр Дюма (в советское время здесь поселился Ярославский почтамт). Начиная с XVIII века весь этот квартал занимали гостиницы и постоялые дворы, отчего улицу в обиходе называли сначала Постоялой, а потом — Большой Линией постоялых дворов.


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Иллюстрация из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля»


Являясь частью Московско-Вологодского тракта, улица в «дорегулярный период» проходила вдоль земляного вала и располагалась немного западнее. После того как земляной вал в соответствии с регулярным планом 1778 года был срыт, на его месте от монастыря до Власьевской башни образовалась большая рыночная площадь, западной границей которой и стала нынешняя Комсомольская улица (это название она получила в 1933 — в честь 15-летия создания ВЛКСМ). Деревянные дома были сломаны и в первой половине XIX века улицу застроили каменными домами, в которых разместились трактиры и постоялые дворы. К Власьевской башне с юга пристроили дом Салтыкова, рыночную площадь занял новый Гостиный двор, выстроенный по проекту архитектора П. Я. Панькова. Завершилось оформление улицы в 1850 строительством гостиницы Пастуховых.

В начале XIX века на углу Власьевской улицы и Большой Линии стояли два дома. В 1842 их перестроили и объединили — тогда здание было двухэтажным, во дворе располагалась конюшня. Владел домом купец Егор Петрович Анкудинов. Угол здания согласно старым планам был прямым. Название «Европа» впервые встречается в документах за 1877.

В 1878 двухэтажная «Европа» стала принадлежать сыну Егора Петровича — Ивану Егоровичу Анкудинову, а три года спустя он купил и примыкавший с запада по Власьевской улице трёхэтажный дом — за 26 тысяч рублей. Как выглядел тогда угловой дом с «Европой» — почти никаких свидетельств не осталось. Лишь на одной фотографии, снятой с Власьевской башни в конце 80-х — начале 90-х годов XIX века, видно часть фасада старой двухэтажной «Европы», примыкающей по Власьевской улице к трёхэтажному дому.

Как и его родитель, Иван Егорович Анкудинов держал в угловом доме гостиницу с громким названием «Европа». В начале 1890-х он решил коренным образом перестроить здание, сделав его трёхэтажным. Для этого он пригласил выпускника Императорской Академии художеств, классного художника архитектуры 1-й степени Александра Александровича Никифорова, только что перебравшегося в Ярославль из Петербурга и в июне 1892 назначенного по конкурсу на должность городского архитектора. Никифоров перестроил дом в духе модной тогда эклектики: угол здания был срезан, на третьем этаже сделали балкон, парадные фасады украсили сложными наличниками и лепниной. В результате «Европа» стала образцом роскошного декоративного оформления, соперничая отделкой с расположенным на другой стороне площади зданием театра.

Однако Ивану Егоровичу недолго довелось погордиться своим новым домом: 5 мая 1893 он скоропостижно скончался, не оставив завещания. Наследниками «Европы» и соседнего с нею дома остались вдова Анкудинова Мария Ивановна и её дочь Александра. При вступления их в наследство дома были оценены в 36 («Европа») и 26 тысяч рублей. Не чувствуя в себе сил заниматься всем этим огромным хозяйством, 29 апреля 1894 наследницы продали «Европу» ярославскому купцу Ивану Евстафьевичу Полякову. Вскоре он приобрёл и соседний дом по Власьевской улице.

В бельэтаже Иван Евстафьевич устроил для своего семейства шикарную квартиру из восьми комнат. Часть второго и весь третий этаж занимала гостиница «Европа» и ресторация того же наименования. Хотя гостиница была не такой уж и большой — всего 14 комнат — она пользовалась в городе таким же авторитетом, что и Кокуевская. В 1900, когда отмечался 150-летний юбилей открытия в Ярославле театра, организаторы только в этих двух гостиницах размещали почётных гостей праздника и артистов Малого и Александринского театров, а в ресторане гостиницы в эти дни устраивались «бесплатные завтраки, обеды и ужины для гостей, пожаловавших в Ярославль на Волковские юбилейные торжества». Разумеется, бесплатными они были только для гостей, а не для городского бюджета, истратившего на размещение и прокорм столичных знаменитостей полторы тысячи рублей.

Помимо «Европы» у Полякова была в Ярославле и другая недвижимость. Ему принадлежали дом с землёй на углу Духовской и Власьевской улиц, дом № 23 на Казанской улице напротив Волковского театра. В 1906 он купил ещё один дом, примыкающий к «Европе» по Большой Линии.

<...>

В своей 8-комнатной квартире семейство Поляковых проживало до самой революции. По переписи, проходившей летом 1917, в квартире были прописаны: сам Иван Евстафьевич, 49 лет, содержатель гостиницы «Европа», его жена Мария Асафовна, 45 лет, дочери — Анна, 22 лет, и Зинаида, 20, сыновья — Владимир, 19 лет, Александр, 17, Борис, 14, Виталий, 13, горничные Ипатова Александра Николаевна, 21 года и Сорокоумова Апполинария Павловна, 21, кухарка Наумова Анастасия Алексеевна, 45 лет.

Вскоре после победы Великого Октября вся недвижимость Поляковых вместе с гостиными и прочими гарнитурами была властью трудящихся национализирована. По «Европе» начал бродить призрак коммунизма. В духе времени ей дали безликое наименование гостиница № 1, а если и вспоминалось старое название, то не иначе как с прибавлением слова «бывшая». В 30-е годы в гостинице было 32 номера с 73 кроватями. А во время войны её фактически превратили в общежитие. Большую часть номеров заняли артисты и художники, говорившие друг с другом на непривычном русскому уху языке: в «Европе» поселились эвакуированные в Ярославль деятели культуры из оккупированной немцами Советской Эстонии.

В начале 1942 в облисполком поступило распоряжение Совета народных комиссаров Союза ССР от 21 января, подписанное зампредом СНК Розалией Землячкой: «Обязать Ярославский облисполком разместить в г. Ярославле государственные художественные ансамбли Эстонской ССР в составе 200 человек». Выполнить это решение было совсем непросто. Жилья в Ярославле катастрофически не хватало. Поэтому 24 февраля облисполком принял решение о временном уменьшении нормы жилой площади на одного человека до 4 метров, а горисполком обязал председателей райисполкомов «в пятидневный срок выявить наличие жилой площади, подлежащей уплотнению, и представить сведения в горисполком по прилагаемой форме». Тем не менее, эстонцев Ярославль принял со всем возможным радушием.

25 февраля исполнительный комитет Ярославского городского Совета депутатов трудящихся издал решение № 7 «О размещении государственного художественного ансамбля Эстонской ССР», в котором говорилось: «1. В связи с прибытием государственного художественного ансамбля Эстонской ССР в гор. Ярославль для творческой работы предоставить для этой цели кинотеатр „Гигант“, совместив работу ансамбля с работой кинотеатра „Гигант“. 2. Для размещения состава ансамбля предоставить гостиницу № 1 (быв. „Европа“)». Тринадцать человек, проживавших на тот момент в гостинице, предписывалось «расселить по районам за счет уплотнения жилплощади». Директора гостиницами т. Балабанову горисполком обязал «переселение произвести в 3-дневный срок, подготовив помещение к встрече приезжающих». Директору треста кафе, столовых и ресторанов т. Захарову было велено «предоставить для обслуживания питанием состава ансамбля один правый зал ресторана „Москва“ с обеспечением питанием ансамбля».

Объединённый коллектив «Государственные ансамбли Эстонии» был создан решением Комитета по делам искусств СССР от 16 декабря 1941 — в самый разгар битвы под Москвой. Государство выделило на эти цели почти полтора миллиона рублей, что в тогдашних ценах равнялось стоимости шести танков Т-34. Руководителем ансамблей был назначен композитор Густав Эрнесакс. Эвакуированных эстонских музыкантов, певцов, танцоров собирали в Ярославль по всей стране несколько месяцев. Некоторых даже изымали из действующей армии. Очень скоро число собравшихся в Ярославле деятелей культуры превысило названную Землячкой контрольную цифру в полтора раза. Разумеется, все они не могли уместиться в «Европе» с её 73 кроватями, поэтому эстонцы селились и в самом «Гиганте», и на частных квартирах по всему городу.

В Ярославле два с половиной года жили режиссёры Прийт Пылдроос и Каарел Ирд, композиторы Эдгар Арро и Хуго Лепнурм, актёры Пауль Пинна, Антс Лаутер, Юри Ярвет, певцы Александр Ардер и Георг Отс, пианисты Анна Клас и Бруно Лукк, скрипач Владимир Алумяэ, балерины Анна Экстон и Аста Саар, концертмейстер Текла Коха, художники Эрих Адамсон-Эрик, Айно Бах, Александр Пилар, Эдуард Эйнманн, Эрнст Коллом, Прииду Аавик, Рихард Сагритс, Пауль Лухтейн, Хенрик Витсур, скульптор Энн Роос, архитектор Арнольд Алас, писатель Юхан Смуул и сотни других деятелей культуры. И они не сидели в Ярославле без дела. Артисты выступали с концертами в воинских частях и госпиталях, на сценах «Гиганта» и Волковского театра. Художники создавали живописные полотна, а летом 1943 разрисовали крыши корпусов резинокомбината, замаскировав предприятие под парковую зону. Фашистские лётчики купились на эту хитрость, разбомбив вместо заводских цехов старые складские корпуса. Композитор Эдгар Арро написал «Марш 917-го полка» и кантату «Канун Победы», а Эуген Капп — оперу «Огни мщения» и хоровую композицию «Ты в бурях устояла». Скульптор Энн Роос, автор скульптуры «Партизанки в оккупированной Эстонии», разработал концепцию будущего памятника солдату-освободителю, который был в 1947 установлен в центре Таллина. (Через 60 лет, несмотря на активные протесты русскоязычных жителей города, переросших в столкновения с полицией, бронзовый солдат был перенесён на воинское кладбище, а в 400 метрах от места, где он стоял, установили памятник «новой Эстонии» — «Крест Свободы», очень напоминающий эмблему 20 дивизии СС «Эстонский легион».)

В сентябре 1944, после того как Красная армия освободила Эстонию от фашистской оккупации, почти все эстонцы вернулись из Ярославля на родину. Но четырнадцать человек покинули Ярославль несколько раньше и уехали не на Запад, а на Восток. Отъезд случился в конце мая, когда сады утопали в цветущей сирени. Но никто тогда не провожал эстонских артистов с цветами на вокзале, газеты не писали об их отъезде. А если бы и писали, то это выглядело бы примерно так: «Большой вклад в дело победы советского народа над фашизмом вносят деятели советского искусства. В Ярославле в течение двух лет с энтузиазмом работают эстонские музыканты, скульпторы, художники, писатели. Они создали целый ряд выдающихся произведений о героической борьбе рабочих и крестьян Советской Эстонии против гитлеровских оккупантов. Но и среди деятелей искусств оказались те, кто, окопавшись в глубоком тылу, вместо того чтобы помогать своему народу в борьбе с коварным врагом, создал законспирированную антисоветскую националистическую организацию, ставившую своей задачей ведение активной борьбы с советской властью за восстановление в Эстонии после войны буржуазного строя. Они развернули среди окружающих антисоветскую националистическую агитацию, распространяли пораженческие слухи. Однако наши славные чекисты разоблачили и ликвидировали это гнездо врагов Советской власти. Предателей и изменников постигла суровая кара советского закона».

Но ничего подобного газеты тогда не написали. Такие или подобные им фразы вписывали в протоколы допросов и обвинительные заключения следователи управления НКГБ по Ярославской области. Впервые имена эстонских артистов, уехавших в мае 1944 не в Таллин, а в Магадан, были названы в Книге памяти «Не предать забвению», в её восьмом томе. Это были артисты Валентин Освальдович Кивимяги (приговор — 6 лет лагеря и 2 года поражения в правах), Ильмар Хансович Лойте (10+5), Александр Андреевич Лооритс (10+5), Освальд Якобович Луйге (8+3), Хейно Янович Нарва (6+2), Эмиль Михкелевич Нээрме (10+5), Хельмут Иоханнесович Ойт (7+3), Отто Якобович Райдма (10+5), Юхан Аугустович Силлак (8+3), Вамбола Янович Сирель (7+3), Ээдо Аугустович Тарво (6+2), Теодор Эдуардович Эрс (7+3), Руттар Юрьевич Эско (6+2). Годом ранее свою десятку получил режиссёр Энн Якобович Вайгур. В чём конкретно их обвиняли и кто приложил руку к этому «делу», можно будет узнать только после 2019, когда истечёт срок давности. Впрочем, так ли уж это важно: все обвинения против них были обыкновенной энкавэдэшной липой, что уже в 1956 признал Военный трибунал Московского военного округа, реабилитировав всех осуждённых в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. Скорее всего, их вина исчерпывалась рассказанным не в той компании анекдотом или сетованиями на трудности военного быта. Возможно, что те, кто получил по десятке, рассказывали анекдот, а другие — только смеялись. В Эстонию они вернулись много лет спустя.

<...>

…Когда участники эстонских ансамблей уехали в Таллин, «Европа» вновь стала гостиницей. А после того как был расформирован эвакогоспиталь № 3016, базировавшийся в новой гостинице «Ярославль», а Резервное фронтовое управление Ставки Верховного главнокомандования, занимавшее часть здания в конце 1944 — начале 1945, выехало на Восток, город сразу получил возможность увеличить гостиничный фонд вдвое. Правда, до начала 50-х часть новой гостиницы была отдана под квартиры специалистов и партийных работников, но постепенно выселили и их. Гостиницу «Ярославль» отремонтировали, оштукатурили фасады, открыли на первом этаже ресторан. А «Европа» тем временем приходила в упадок.

19 января 1950 облисполком принял решение № 54 о закрытии гостиницы № 1. Через неделю горисполком установил срок «заката «Европы» — 15 февраля. Директору гостиницы № 1 т. Сазоновой предписывалось передать, а начальнику Горжилуправления т. Скробину принять дом № 1 по Комсомольской улице на баланс Городского жилищного управления. Дом включили в титульный список капитального ремонта на 1950, все работы по капремонту городская ремонтная контора должна была закончить к 1 июня. Однако капитальный ремонт растянулся аж на три года: в июне 1953 на его завершение было добавлено 57 с половиной тысяч рублей, а срок окончания капремонта сдвинули на 15 октября.

После того как работы закончились, на первом этаже разместили столовую и магазины, на втором — кафе «Европа», на третьем — коммунальные квартиры. На первом этаже примыкавшего к «Европе» трёхэтажного здания по улице Свободы открылся магазин грампластинок, возле которого в дни завоза товара выстраивались огромные очереди из желающих приобрести «Песняров», Окуджаву, «Аквариум», Высоцкого или «The Beatles».

В 70-е над «Европой» нависла угроза полного уничтожения. Всерьёз обсуждались безумные идеи снести всю нечётную сторону улицы Свободы от универмага до Власьевской башни, вдвое расширить проезжую часть — до уровня площади Юности, где тогда начали строить здание ТЮЗа, а на месте исторических кварталов поставить современные многоэтажки. Реализовать эти планы удалось лишь частично — в кварталах между улицами Республиканской и Победы.

Но к началу 80-х все три дома, принадлежавшие в начале ХХ века Полякову, пришли в аварийное состояние. 1 февраля 1984 исполком городского Совета народных депутатов принял решение № 64 «О закрытии кафе «Европа». «В связи со значительным износом основных конструктивных элементов в производственных и подсобных помещениях кафе „Европа“ городского треста ресторанов и кафе (ул. Свободы, 1) возникла реальная угроза для работников кафе и семей, проживающих в этом доме на III этаже, при продолжении в дальнейшем работы кафе», — говорилось в документе. Поэтому директору городского треста ресторанов и кафе Шепеленко З.А. предписывалось кафе «Европа» закрыть с 10 февраля 1984. Начальнику проектной конторы «Облремстройпроект» Молчанову В.С. поручалось провести в двухнедельный срок обследование технического состояния здания и дать предложения по его капитальному ремонту, а к 1 июня подготовить проектно-сметную документацию. Одиннадцати семьям, проживавшим на третьем этаже «Европы», горисполком выделил новые квартиры.

Но, как оказалось, спасти «Европу» было уже почти невозможно. Городские власти обращались за помощью и к ярославским реставраторам, и к строителям из Польши и Югославии, имевшим большой опыт воссоздания разрушенных во время войны городских кварталов. Все специалисты давали самые неутешительные заключения о техническом состоянии здания. В 1989 архитекторы «Росремжилгражданпроекта» установили, что «здание общую устойчивость потеряло и находится на грани разрушения», а инженеры «Ярославльгражданстроя» высказались ещё определённее: «По техническому состоянию стены и перекрытия находятся в аварийном состоянии, при котором возможно внезапное обрушение. Здание подлежит срочной разборке».


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Фото Юрия Барышева (иллюстрация из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля»)


К тому времени дом, признанный памятником архитектуры, был передан созданной на волне перестройки фирме ЯТИГ ИНЖИНИРИНГ. Однако она, как констатировалось в решении горисполкома от 24 декабря 1990, «не проявила оперативность в решении вопроса по реконструкции здания». Поэтому было решено отдать «Европу» новым арендаторам. В том же решении горисполкома от 24 декабря говорилось: «Согласно протокола намерений от 22.11.90 г., подписанного Производственным управлением водопроводно-канализационного хозяйства (ПУВКХ), заводом № 50 и кооперативом „ЯМБ“ с одной стороны и Муданьцзянской компанией по экспорту и импорту машин (Китай) с другой стороны, обе стороны договорились о создании китайского ресторана, который должен располагаться в центре города Ярославля. Рассмотрев просьбу ПУВКХ, завода № 50, кооператива „ЯМБ“ о выделении помещения под ресторан, исполком городского Совета народных депутатов решил передать дом № ½ по ул. Свободы с баланса ЯТИГ ИНЖИНИРИНГ на баланс ПУВКХ». Новым арендаторам было поручено «выполнить проект реконструкции здания и согласовать проект с главным управлением архитектуры и градостроительства горисполкома. Реконструкцию здания закончить к концу 1993 года».

Принимая такое решение и устанавливая такие сроки, члены горисполкома и его председатель В. В. Волончунас, конечно, не могли и предполагать, что к концу 1993 не будет ни СССР, ни советской власти, а РСФСР по новой Конституции превратится в Российскую Федерацию.

Впрочем, обрушение «Европы» случилось ещё при советской власти: угловая часть здания рухнула 15 апреля 1991 между десятью и одиннадцатью часами утра. Как это было, рассказала в газете «Северный рабочий» корреспондент Татьяна Егорова:

«Угол бывшего кафе „Европа“ рухнул, как говорят, самопроизвольно. Рабочие, которые находились поблизости, услышали треск, посыпались мелкие камешки. Инженер кооператива „ЯМБ“ В. С. Пахнин побежал звонить по телефону: сначала в ГАИ, чтобы выставили посты — мало ли что могло случиться, потом реставраторам, чтобы специалисты помогли оценить обстановку. Пока бегал, угол уже обвалился.

После экстренного совета во главе с председателем горисполкома В. В. Волончунасом решено было ночью обрушить стену по ул. Комсомольской — она висела „на липочке“ и могла упасть в любую минуту. Операция осуществлена в двенадцать часов ночи.

По иронии судьбы всё это случилось буквально через несколько дней после того, как участь дома № 1 по улице Свободы наконец-то была решена. В течение многих лет, когда на главной улице города стояли руины, пять (!) организаций брали этот дом — и все пять от него потом отказались: при ближайшем рассмотрении дом казался совершенно безнадёжным. И вот найден и утверждён решением горисполкома шестой заказчик, „двойной“ — „Водоканал“ и кооператив „ЯМБ“. А главное, взяться за сложнейшие работы по восстановлению здания наконец-то согласились ярославские реставраторы.

Сейчас здесь разбирают развалины, будут укреплять две стены, чтобы попытаться сохранить остатки здания. Главный инженер проекта реставрации (или реконструкции, надумаешься теперь как и сказать) Ю. И. Горшков рассказывает, что ставится цель сохранить внешний облик здания и его объёмы. Со двора оно в значительной степени будет отстроено заново. Планируется разместить здесь гостиницу и ресторан, а на первом этаже — кафе, бар и небольшой магазин.

Большие трудности предстоят с укреплением фундаментов. В середине 60-х годов Ю. И. Горшков участвовал в знаменитой реконструкции театра им. Волкова, где были похожие работы. Но предварительные исследования показали, что с тех пор уровень грунтовых вод сильно поднялся, внизу песок-плывун, который, возможно, придётся укреплять карбамидными смолами. Опыт у реставраторов есть, сложнейшие такие работы под руководством архитектора С. Е. Новикова проведены в Угличе — главный специалист научно-исследовательского отдела „Ярреставрации“, он тоже сейчас занимается „Европой“.

Когда будут закончены работы? Официально записано — в 1993 году, как реальный называют 1994 год. Горисполком настаивает ещё на строительстве подземного перехода, но Ю. И. Горшков считает, что это отдельная задача и тоже очень непростая — для решения её должен быть найден свой заказчик. Как видите, всё это будет не завтра. Жаль.

Итак, у многострадального дома — новые хозяева. Начали они, как и все предыдущие, с покраски забора. Спешит мимо молодёжь. А я всматриваюсь в лица: будут ли они помнить, что здесь было? Какими они вообще запомнят город своей молодости, наше время, неужели вот такими — в развалинах?».


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Фото Юрия Барышева (иллюстрация из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля»)


Грянувшая в январе 1992 либерализация цен похоронила и планы спасения «Европы». К 1993 от неё и примыкавшего к ней трёхэтажного дома остался лишь остов фасадной стены, державшийся на гигантских металлических подпорках.

В новых экономических условиях «Водоканалу» было уже не до создания китайских ресторанов. Развалины «Европы», выставленные на продажу, приобрела Инвестиционно-промышленная группа «Спектр». Новый владелец привлёк к работе по воссозданию дома ярославский институт «Ярославгражданпроект». Поскольку «реконструируемое здание находится в исторической части города в групповой охранной зоне памятников истории и культуры; в ансамбле с древним сооружением — Знаменской башней; является неотъемлемой частью сплошной периметральной застройки улицы Свободы и ул. Комсомольской, формирующей границу заповедной части города», архитектору Валентине Васильевне Тёмкиной, возглавившей группу проектировщиков, была поставлена задача «органично вписать в историческую среду современный многофункциональный торгово-общественный комплекс с учётом потребностей города и современного уровня жизни».

В основе построения архитектуры фасадов Тёмкина, осознанно исключив современную архитектурную мотивацию, использовала ранее существовавшие в декоре членения и пропорции элементов утраченного здания. На месте двух корпусов, построенных в конце XIX века, сто с лишним лет спустя было выстроено новое здание, не только восстановившее прежние градостроительные доминанты, но и бережно сохранившее стиль оформления любимой ярославцами «Европы».


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге»

Иллюстрация из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля»


О том, что в конце концов получилось, на страницах «Северного края» ровно десять лет спустя также рассказала Татьяна Егорова в материале «Возвращение «Европы».

«После многих лет разрухи, а потом реконструкции, которой, казалось, не будет конца, наконец-то были сняты леса со здания бывшего кафе „Европа“. Работы внутри ещё продолжались, но самое важное стало видно сразу: город не потерял одно из самых заметных зданий на своей главной улице, а как бы заново его приобрел. Здание не режет глаз, не выпячивается, оно органично вписалось в окружающую застройку и чуть-чуть прибавило всем нам оптимизма: оказывается, в городе есть силы и возможности строить достойно.

Старая „Европа“ была мила сердцу горожан недорогими, на редкость вкусными обедами на втором этаже и уютной забегаловкой с пирожками и кофе на первом. Но не только этим. Может быть, не осознавая того до конца, все мы чувствовали очень важную градостроительную роль „Европы“: она формировала перекрёсток сразу нескольких центральных улиц и даже площадь Волкова.

Многие десятилетия здание капитально не ремонтировалось. Специалисты, всё это время проводившие обмеры под ехидные замечания горожан, долго пытались сохранить последнюю стену — без неё параметры здания и декора могли быть безвозвратно утеряны. В конце концов стену обрушили, и от „Европы“ ничего не осталось, кроме обнесённой забором груды кирпичей и очереди желающих строить на этом месте.

Кто только на него не претендовал! Одни отступили перед слишком строгими требованиями органов охраны памятников, другие испугались зыбких грунтов (под землёй ведь протекает древняя речка), кто-то не рассчитал своих финансовых возможностей или не вписался сюда со своей технологией.

А архитекторы, реставраторы и историки, как муравьи, всё это время вели невидимую для сторонних глаз работу: лазили по развалинам и архивам, обмеряли, рисовали, фотографировали, делали расчёты, корпели над чертежами. В том, что сегодня перед нами, есть труд Е. Богородицкой, С. Столяровой, С. Новикова, Н. Гаевой, Н. Землянской, И. Киселёва, Н. Кирилловой, В. Боровикова. Каждый из них внёс свою крупицу в тот блок информации, который был собран в компьютере главного архитектора проекта В. Тёмкиной и с которым она работала последние пять лет, буквально не разгибаясь.

Всё более или менее встало на свои места после того, как руководство города приняло окончательное решение: строить на свои деньги, своими силами и для своих нужд. Реконструкция пошла по долевому договору. В нее вложены средства мэрии, МП „Старый город“, компании „Спектр“, строительной компании „Ярсервисстрой“.

В результате получилось то, что получилось сейчас: магазины, офисы, гостиничные номера. В проекте В. В. Тёмкиной соблюдена преемственность. А вот что касается цвета, обычно предмета кропотливого поиска архитектора, то в нашем случае никакой преемственности нет. Вместо жёлтого и ядовито-зелёного, каким была покрашена старая „Европа“, выбраны мягкие оттенки коричневых тонов. Цвет — авторский, предложенный колер специально для этого объекта подобран из своих материалов учеными НИИ „Лакокраска“.

Затянувшаяся реконструкция в каком-то смысле пошла даже на пользу „Европе“. В последние годы появились новые технологии и строительные материалы, которых раньше не было. Первоначально предполагалось, например, сделать оцинкованную кровлю: импортная металлочерепица хоть и стоит дорого, смотрится намного лучше. Уже после того как проект был готов, заново, совершенно по-другому был спроектирован главный вход — только потому, что великолепные эксклюзивные двери научились делать ярославские мастера под руководством Александра Малышева.

Интересно, что здание само по себе особой ценности не представляло. Оно — часть городской среды, которая многие годы безжалостно уничтожалась. Случай с „Европой“, кажется, первый, когда к рядовой городской застройке отнеслись с должным уважением. Результат говорит сам за себя. Любой сейчас может убедиться: Ярославль прекрасен не только шедеврами архитектуры, он прекрасен любым своим уголком, стоит только привести его в порядок так, как он того заслуживает».


Отрывок из книги Андрея Григорьева «Танцующие в круге» Андрей Григорьев — историк и публицист, главный редактор информационно-образовательного портала по истории Ярославской области «ЯРКИПЕДИЯ». Работу над книгой «Танцующие в круге. Площадь Волкова в истории Ярославля» вел в течение двух лет.

16 декабря 2016 в 12:03
Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеров

Какими книгами зачитывались жители Ярославля в уходящем году? Детектив, побивший рекорды продаж в Западной Европе, красивая романтическая история, великая антиутопия, и, конечно, тайны и мистика. Перед вами верхняя пятерка книжного хит-парада по итогам продаж сети магазинов «Читай-город».

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеров

1. Джоджо Мойес «После тебя»

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеровШесть месяцев, проведенных рядом с Уиллом Трейнером, изменили Луизу Кларк навсегда, и теперь Лу просто пытается жить дальше. После возвращения в дом своих родителей, ей пришлось опять начинать все с начала.

В группе психологической поддержки Лу знакомится с Сэмом Филдингом, сильным человеком и толковым врачом, который каждый день имеет дело с жизнью и смертью. Сэм оказывается, пожалуй, единственным, кто способен ее понять. Но все планы Лу Кларк пойдут прахом, когда в ее жизни внезапно объявится человек из прошлого Уилла Трейнора, чтобы целиком и полностью изменить ее будущее…

Роман «После тебя» — это все, за что читатели так любят Джоджо Мойес: за смех и слезы, правдивость и возможность вновь переживать за любимых героев. Далеко не каждому писателю дано возродить персонажей в новой книге с той же, а то и большей жизненной силой, но Мойес это удалось.

2. Пола Хокинс «Девушка в поезде»

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеровДжесс и Джейсон. Такие имена дала Рейчел «безупречным» супругам, за жизнью которых она день за днем наблюдает из окна электрички. У них, похоже, есть все, чего совсем недавно лишилась сама Рейчел, — любовь, счастье, благополучие… Но однажды, проезжая мимо, она видит, как в дворике коттеджа, где живут Джесс и Джейсон, происходит нечто странное, загадочное, шокирующее. Всего минута — и поезд опять трогается, но этого достаточно, чтобы идеальная картинка исчезла навсегда. А потом Джесс пропадает. И Рейчел понимает, что только она способна разгадать тайну ее исчезновения. Примет ли полиция ее показания всерьез? И надо ли вообще ей вмешиваться в чужую жизнь?


3. Джордж Оруэлл «1984»

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеровРоман «1984» — вершина творчества Джорджа Оруэлла. В нем показано общество, в котором люди четко разделены на классы: верхний, привилегированный, партийная верхушка; средний, не имеющий права ни на что, находящийся под постоянным прицелом телекамер и подслушивающих устройств, лишенный общения и эмоций, делающий механическую работу; низший — как бы пролетариат. В этом обществе искореняется любая мысль; человек живет в страхе наказания, которое неизбежно последует за любую провинность. Такое общество уничтожает в человеке все человеческое. Не остается ничего святого и, соответственно, ничего, ради которого хотелось бы жить.



4. Ренсом Риггз «Дом странных детей»

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеровТаинственный остров. Покинутый приют. После ужасной семейной трагедии Джейкоб оказался в этом загадочном месте. Подросток нашел руины старого дома и выяснил, что здесь жили очень странные дети. Он начинает понимать, что на этом уединенном острове дети оказались неслучайно — их способности были поистине невероятными и опасными! И хотя дом давно разрушен, возможно, они до сих пор живы. А совсем скоро Джейкоб с ужасом осознает, что он — один из них. Книга проиллюстрирована уникальными старинными фотографиями.



5. Диана Сеттерфилд «Тринадцатая сказка»

Что читали ярославцы в 2016 году: ТОП-5 литературных бестселлеровМаргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать ее биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что еще не сказала ни одному интервьюеру ни слова правды. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей, — тайне «Тринадцатой сказки».


Эти и другие книги вы можете купить в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

9 декабря 2016 в 16:15
Выходит книга Елены Кузьмичевой «Позвонки мышей»

Молодой писатель Елена Кузьмичева объявила о выходе своего дебютного романа «Позвонки мышей». Что за сюжет кроется за этим названием? Об этом «ЯрКуб» расспросил автора.

Выходит книга Елены Кузьмичевой «Позвонки мышей»

Елена пишет с детства. Сначала была проза, позже появилась лирика. «Наладить связь с коллегами-писателями мне удалось как раз благодаря стихам. Поэзию гораздо легче предъявить миру, чем крупную прозу», — говорит писатель. «Позвонки мышей» — это небольшой роман, причем публикации он ждал около двух лет.

Увидеть свет книге помогли рекомендация Ярославского представительства Союза российских писателей и финансовая поддержка СРП. Издательством занимается проект «Русский Гулливер», известный выбором авторов с точки зрения их востребованности в пространстве культуры, интеллектуальной литературы. Для Елены это событие с большой буквы — все-таки дебют.

По сюжету, после небольшой предыстории персонажи книги начинают учиться на Факультете Жизни — вузе, открытом в рамках государственного эксперимента. Его воспитанникам предлагают во что бы то ни стало найти себя в повседневной действительности или свести счеты с жизнью, чем подтвердить свою несостоятельность. Естественно, кто-то из героев легко впрягается в быт, а кто-то не перестает искать себя в иных координатах, сосредоточенных в области внутренних противоречий и духовных ценностей.

— О чем книга? Думаю, на этот вопрос каждый читатель отвечает самостоятельно, независимо от авторского замысла. Лично для меня этот роман о том, что на земле существует ад, и ад — это не „другие“. К моим персонажам он не приходит извне, как стечение трагических обстоятельств истории или частной жизни. Он разрастается внутри. Для одних душевная боль — реакция на реальность, попытка отказа от нее, для других — способ мироощущения и познания, — рассказывает Елена Кузьмичева.

Руководитель проекта «Русский Гулливер» Вадим Месяц написал для «Позвонков мышей» лестную аннотацию. По его мнению, «способность Кузьмичевой стоять вне мейнстримов и трендов показывает ее абсолютную независимость от господствующих тенденций в культуре; это позиция сильного автора и только она может вести к успеху. Моделирование реальности, работа с расщепленным сознанием героев, сложная интрига создают неожиданный образ поколения двадцатилетних». Поэт и священник Константин Кравцов видит мир, созданный автором, как полный «глубочайшего отчаянья, отчаянья метафизического».

— Из него лишь два пути: или к полному распаду, или к тому, что на языке христианской традиции называется спасением. Стать „как все“ при таком раскладе представляется невозможным: слишком глубок травматический внутренний опыт — опыт прозрения бездны. Герои обречены на фатальное одиночество и растворение в смерти, которая, однако, не совсем смерть. Это не бытие и не небытие, а некое промежуточное состояние, заставляющее вспомнить как об античном Аиде, так и об иудейском Шеоле: не люди, а тени в мире теней, — описывает роман Константин Кравцов.

«ЯрКуб» с согласия автора публикует отрывок из книги «Позвонки мышей».

Не будь на то её воля, я бы не написала ни слова. День за днём сестра внушала мне необходимость начать эту повесть, и в конце концов у неё получилось.

Из соседней комнаты доносится надрывный крик младенца, мало похожий на человеческий. В этом крике нет ничего детского — жалобного, захлёбывающегося, беспомощного. В нём нет вовсе никакого выражения, кроме властного протеста. „Уберите мир с глаз долой! Зачем вы заставили меня существовать?“ — Сестре казалось, что её дочь кричит об этом.

„Навязчивая мысль о смерти лишает людей подлинной сути. Эта мысль заставляет их мертветь ещё при жизни и превращает в жалкие объедки на блюде небытия“, — записала Белла и тут же остановилась. Она думает, я больная, и хочет спасти своими рассуждениями. Она никогда не верила в мою „теорию близнецов“, а между тем мы были похожи как две капли воды, с одной только разницей…

Белла тревожно замерла. В миллиметре от листа бумаги застыл карандаш, как рухнувший обломок скалы, который отчего-то повис в воздухе — и не падает, заслонив собой солнце. А казалось бы, что может быть проще, чем написать ещё одно слово? „Сейчас, сейчас“. Талант нанизывать друг на друга мысли всегда восхищал Беллу, но был чужд её внутреннему устройству. Вместо этого эмоции сплетались в рифмы.

— Все выжжены слова клеймом на языках, бежим отсюда прочь, развей во мне свой прах, — подытожила она вслух. Всё остальное осталось непроизнесённым и вскоре стёрлось из памяти. Но я удержала в голове эти несколько слов. Cтихи получаются у неё лучше, чем научные работы.

Крик Ады снова нарушил течение мысли. Белла чертит на бумаге треугольник с истрёпанными краями, с истерзанными углами. Она чувствует невесомость и онемение на кончике языка. Вакуум разума.

За невесомостью скрывается жгучая ненависть к каждой вещи. Потихоньку овладевая сознанием, эта ненависть так и рвётся наружу. Грязный кофейник на туалетном столике, шторы, наполовину слетевшие с крючков, полки, на которых книги соседствуют с косметикой, исцарапанный ножками мебели линолеум, тонкий слой пыли на всех предметах. Немые знаки того, что квартира обитаема, что в ней кто-то дышит, кто-то варит кофе и передвигает стулья с места на место. „Поджечь бы весь этот хлам“.

— Мама?

Белла швыряет в стену карандаш, но ненависть остаётся внутри — прячется растущей саркомой. Воздух стекольно дребезжит.

— Мама!

— Ну, чего тебе? — Белла обращает к старшей девочке озлобленный взгляд, но тут же спохватывается, впивается ногтями в ладони, сквозь стиснутые зубы выдыхает. Воздух протискивается наружу, изранив дёсны. — Чего тебе, дочка?

— У меня голова болит, — говорит Ева хмуро. Мамина злость её больше не пугает.

— Где болит? — Белла обнимает девочку за плечи. Пальцы плещутся в шёлковых волосах. — Покажи, где именно?

— Болит так, как будто внутри сидит птенец. Он хочет выклевать в голове дыру и улететь. А этот крик

— Не бойся.

— Но мне больно.

— Не бойся! Сейчас найдём что-нибудь в аптечке и убьём твоего птенца.

— Не надо, мамочка, не хочу убивать, пусть будет больно, я хочу, чтобы было больно, я люблю птенчиков, особенно того, помнишь, мы с папой нашли воробушка под деревом. Папа залез на ветку и подсадил его в гнездо, и птенчик остался жив, и птицы улыбались…

За окном всё заволокло туманом. Вслед за хрустом ключа в замочной скважине из прихожей доносится запах сырости и осенних листьев. Белла закрывает глаза.

— Как ты? — в комнату льётся голос. Звук обволакивает стены и опрокинутые стулья, впитывается в смятые вещи на кровати.

— Всё так же, — отвечает Белла, пряча тело ещё глубже в халат с протёртыми на локтях рукавами.- Марк, пожалуйста, выйди. Слышишь? Ада кричит. Когда ты привыкнешь уже? Это твой ребёнок. Иди, успокой её…

Марк топчется на пороге комнаты, рассеянно скребёт пальцами щетину на щеке и, цокнув языком, выходит, так и не ответив ни слова. Ему снова неловко переступать порог. Каждый раз он приходит домой с мыслью, что ему здесь не место.

„Ошибка, где-то закралась ошибка“,- то и дело думает он, беззвучно шевеля губами и ощупывая карманы, будто бы завалявшаяся в них мелочь может помочь ему начать другую жизнь. Но там и на сигареты бы не хватило! Он подходит к кроватке, в которой кричит Ада. „Хорошо, что ты ещё маленькая. Взрослые плачут гораздо громче. Просто слёзы текут вовнутрь, и крик застревает в горле как кость — не выплюнешь“. Он проводит тыльной стороной ладони по щеке малышки. Ада продолжает кричать.

Так один за другим проходят наши бесконечные дни. Белла кутается в растянутый халат и терпкое облако табачного дыма, пытаясь закончить свою работу „Фиктивное самоубийство как способ психологической защиты“. Она переписывает её раз за разом, но всё никак не может дотянуть мысль до точки. Ей бы бросить все эти псевдонаучные теории и снова сочинять стихи, но Белла упорно отказывается считать себя поэтом. Часами она расхаживает по комнате в своём давно нестираном халате, под крики Ады, под безмолвные взгляды Евы, то и дело откидывая со лба пряди немытых волос.

Марк работает дворником — убирает наш двор и три соседних. Иногда, стремясь забыться, рисует, нежно водя колонковой кистью по дешёвой бумаге. По вечерам он садится на трёхногий табурет в углу кухни и засыпает, прислонившись к выцветающим на обоях узорам. Одна из ножек табурета предательски подкашивается. Белла спит на кровати, раскинув руки. Рядом то и дело всхлипывает во сне Ева.

Бессонный призрак во плоти, я накрываю их собой, как покрывалом Майи. Я всё время рядом, брожу по дому неприкаянным привидением. Никто не замечает меня, разве что Белла. Она иногда протягивает ко мне руки: „Сестра, вернись“. Но я только молча смотрю в ответ — бледным отражением её собственного лица. Пальцы Беллы текут сквозь меня и обнимают воздух».

2 декабря 2016 в 10:28
Буктрейлер #6. Пауло Коэльо «Мата Хари. Шпионка»

«ЯрКуб» продолжает рассказывать о книжных новинках. А шестом выпуске мы воссоздаем картину из нового романа Пауло Коэльо, где бразильский поэт и прозаик вновь исследует женскую душу и славит Любовь.

Буктрейлер #6. Пауло Коэльо «Мата Хари. Шпионка»

Строго говоря, автобиографию Маты Хари, урожденной Маргариты Зелле, в книге Коэльо не найти. Писатель перебирает факты из жизни знаменитой танцовщицы, тасует их в канве романа и складывает в пасьянс. А в слове «От автора» советует открыть подлинные материалы, на которых строилось исследование загадочной женщины, оставившей после себя множество фантазий и вопросов. Главный из них — «Была ли Мата Хари шпионкой?». Одну из позиций на сей счет вы узнаете из буктрейлера.


15 ноября 2016 в 13:24
Яркие книги против хмурого настроения

Почему в ноябре так трудно жить и работать? Короткий день и недостаток света неизбежно приводят к упадку сил. Однако реальность — вещь субъективная, и мы сами можем управлять своими эмоциями. Достаточно включить побольше лампочек и выбрать книги с яркими, разноцветными обложками и «солнечным» настроением!

Яркие книги против хмурого настроения

Яркие книги против хмурого настроенияАнна Гавальда «Просто вместе»

Молодая талантливая художница Камилла Фок живет в Париже. Утонченная и ранимая, она сомневается в своем призвании, не хочет больше рисовать и работает по ночам уборщицей офисов. Однажды зимним вечером больную от холода и голода девушку находит ее сосед, застенчивый очкарик Филибер. Встревоженный ее состоянием, он уговаривает ее пожить вместе с ним и его приятелем Франком — красавцем поваром, мотоциклистом и хулиганом. Камилла принимает приглашение, и так начинается ее новая странная жизнь и одна из самых трогательных и нежных любовных историй.


Яркие книги против хмурого настроенияПитер Мейл «Отель «Пастис»

Английский писатель, гурман и эстет Питер Мейл приводит читателя в свое любимое место — на Юг Франции, в Прованс. Любовная история в этой книге тесно переплетается с детективной интригой. Недавно разведенный, разочаровавшийся во всем и уставший от работы в престижном рекламном агентстве Саймон Шо откликается на предложение красавицы Николь Бувье и решает спасти от банкротства гостиницу в городке Брассьер-ле-Дез-Эглиз. Саймон уходит из агентства и приезжает в Прованс. Занимаясь делами отеля, он случайно оказывается втянутым в козни преступной шайки, планирующей налет на банк в соседней деревне…


Яркие книги против хмурого настроенияКатрин Панколь «Желтоглазые крокодилы»

Под жизнерадостной обложкой — изящная французская проза. Тихая добрая Жозефина всю жизнь изучала средневековую историю Франции и, можно сказать, жила в XII веке. Но ей пришлось вернуться к реальности, когда муж уехал с любовницей в Африку разводить крокодилов, а она с его долгами и двумя дочерьми осталась без гроша в холодном циничном Париже. Здесь ее тоже окружают крокодилы, готовые наброситься в любой момент. Как ей выжить, одинокой и слабой, среди безжалостных хищников?



Яркие книги против хмурого настроенияНаринэ Абгарян «Манюня»

Наринэ Абгарян удалось невероятное — оживить детство, лето и всепоглощающую радость жизни. Это потрясающе яркая и светлая повесть о двух девочках-подружках Наре и Манюне, о грозной и доброй Ба — бабушке Манюни, и о куче их родственников, постоянно попадающих в казусные ситуации. Над этой книгой вы будете смеяться до слез, умиляться и восторгаться ее героями. А потом долго вспоминать собственные детские истории, то и дело улыбаясь своим мыслям.



Яркие книги против хмурого настроенияМарта Кетро «Осенний полет таксы»

Полет таксы — явление комическое и при этом немного печальное, потому что не может летать рожденный бегать, приносить мячик и выслеживать лисиц по норам. Не может, а все же пытается, пытается и однажды взлетает и парит — над землей, над объективной реальностью и собственными представлениями о правилах поведения порядочной таксы. Книга эта не о животных. Она о смешной женской душе, которая и не собиралась, а взлетела, и не думала о свободе, а все-таки освободилась. И стала счастлива. Новые «мануалы» Марты Кетро — это истории о взрослении без ужаса и об освобождении от иллюзий без боли.



Эти и другие книги Вы можете приобрести в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

27 октября 2016 в 10:26
Травелоги на диване

Если у вас ответственная работа, семья и трое детей, вы вряд ли будете всерьез планировать кругосветку на мотоцикле. Но люди так устроены, что все равно мечтают о чем-то эдаком, нетривиальном. И иногда подобные фантазии реализуются. Эти необычные травелоги помогут вам настроиться на нужную волну, почерпнуть идеи для интересных поездок и просто получить удовольствие от чтения.

Травелоги на диване

Травелоги на диванеНиколай Горбунов «Дом на хвосте паровоза»

«Дом на хвосте паровоза» — литературный путеводитель по сказкам Ханса Кристиана Андерсена и экспедиция по городам Дании, Швейцарии, Италии и Германии. Карты, фотографии, рассказы об архитектуре и истории, QR-коды, ведущие в галереи с иллюстрациями и комментариями помогут спланировать экскурсию виртуальную или реальную. Если собрать рюкзак и следовать назначенным маршрутом, можно провести день внутри сказки и даже унести оттуда камешек. Эта книга — не только собрание потрясающих историй и яркий пример нового подхода к культурному туризму, но и важный эксперимент в области кросс-медиа: вымышленный мир сказок в ней тесно переплетается с физической и виртуальной реальностью.


Травелоги на диванеАнатолий Вассерман, Владимир Вассерман «Прогулки по умным местам»

Главный эрудит страны — инженер, герой телевикторин и писатель Анатолий Вассерман, — написал книгу вместе с братом Владимиром. В этот раз он выступил в необычном амплуа: в качестве талантливого гида по огороду с великой историей — Одессе. Одессу хоронили много раз. Автор главного мифа о ней, Исаак Эммануилович Бабель, в 1924-м году написал: «Одесса мертвее, чем мёртвый Ленин». Если бы грустные замечания были верны, то сейчас наша Южная Пальмира мало отличалась бы от Пальмиры Изначальной — сирийской. Но прогулки по Одессе убеждают: она «иная и прежняя». Почему это так, какие люди делали и делают её всегда живой и всем желанной, где учат на одесситов — авторы попытались рассказать в этой книге.


Травелоги на диванеАльберт Поделл «Паспорт человека мира»

Альберт Поделл — это как Марко Поло наших дней, но, если честно, он намного круче. У нашего героя было совсем немного денег, а вместо собственного корабля — трещащие по швам самолеты где-то в странах третьего мира. Он раскладывал спальник у границ с вооруженными солдатами, в кемпингах среди сумасшедших туристов, на обочинах безлюдных дорог, в опасных тропических джунглях, на неизведанных ледниках, на полу душных аэропортов, в недружелюбных пустынях и ночлежках для заблудившихся путников. Никакие трудности не могли остановить Поделла на пути к мечте — посетить все страны мира. В этой книге собраны только реальные и безбашенные истории, удивительные персонажи, точные наблюдения, неизведанная география, самобытная культура и подлинная революция сознания. Сядьте удобнее, пристегните ремни — зона турбулентности вам гарантирована.

Травелоги на диванеВсеволод Овчинников «Другая сторона света»

Это новый сборник патриарха отечественной журналистики, политического обозревателя «Российской газеты» Всеволода Овчинникова. В книге практически отсутствуют экономические и политические статьи, зато здесь много личных наблюдений автора о жизни, обычаях и кухне народов Востока. В этом году Всеволоду Овчинникову исполняется 90 лет, и нынешний сборник — своеобразный подарок автора своим постоянным и новым читателям.

Именно Всеволоду Овчинникову принадлежит крылатая фраза «Китайцы — это немцы Азии, а японцы — это русские Азии». О культуре Востока и национально-психологических особенностей живущих там народов автор знает так много, что по его статьям, эссе, книгам и публикациям учились и будут учиться многие поколения дипломатов-востоковедов. Творческое кредо автора звучит как: «Убедить читателя, что нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не так универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка».

Травелоги на диванеМ. Привезенцев «Русские байки. Вокруг света на Harley-Davidson»

«Русские байки» — это не традиционный путеводитель. Это гимн свободе двух отчаянных парней, которые могли отправиться в кругосветку на самолете или машине с кондиционером, но выбрали байки. Поэт и прозаик Андрей Полонский ничего не придумал, а просто записал сумасшедшее приключение, в которое однажды рванули два друга Макс и Владимир — и два «Харлея»: Иваныч и Могучий. Пять континентов, 36 стран, 95 600 км пути глазами двух мотоциклов и их седоков. Сбывшаяся мечта русских байкеров, которые на год бросили налаженный московский быт и бизнес ради невероятного драйва кругосветки. Перед взором читателя пройдут фавелы Рио, берег Скелетов в Намибии, послеобеденная сигара на берегу океана, поиски города-призрака на Диком Западе, незабываемый день рождения в самой южной части Африки, легендарная трасса 66, древняя столица инков и ночевка в Большом каньоне…

Травелоги на диванеИэн Бэнкс «Чистый продукт. В поисках идеального виски»

Это книга не совсем обычная, своего рода микс из путевых заметок, очерка нравов и алкогольного гида. Британский «Тарантино от литературы», фантаст Йен Бэнкс получил от издателя предложение неспешно проехать по всей Шотландии в поисках идеального виски и написать об этом книгу. И писатель, который в свое время чуть не взял псевдоним Макаллан (по сорту одного из лучших виски), с задачей справился превосходно.

Вместе с женой и друзьями он исколесил родную Шотландию, написал о ее людях, больших и малых городах, поселках и деревушках, об окружающей их природе и составил подробную карту всех достойных внимания вискикурен. Он делится впечатлениями о каждом сорте скотча, рассказывает его историю, особенности производства и легенды. Его путешествие в поисках идеального виски предпринято с полным пониманием того, что искомого продукта, скорее всего, не существует. Ничего страшного, ведь в любом поиске важен сам процесс.

Эти и другие книги вы можете купить в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

27 октября 2016 в 10:19
Буктрейлер #5. Дэвид Духовны «Брыки f*cking Дент»

«ЯрКуб» продолжает снимать буктрейлеры для книжных новинок. В пятом выпуске мы рассказываем о романе Дэвида Духовны, название которого не стоит произносить вслух в приличном обществе.

Буктрейлер #5. Дэвид Духовны «Брыки f*cking Дент»



Честно сказать, мы удивились, узнав, что знаменитый актер пишет книги. И это не разовый порыв, ведь «Брыки f*cking Дент» — его второй роман. Духовны выбрал вечную тему отцов и детей, и раскрыл ее очень кинематографично. Опыт как сценариста, видимо, пригодился. Закрывая книгу, думаешь: «Когда экранизация?»

Конечно, главное здесь сюжет и язык, и это вы сами оцените, когда прочитаете роман. Наш совет: выдерните последние листочки с примечаниями, что расположены в конце книги (очень неудобно, лучше держать их перед глазами), и запустите любую пластинку Grateful Dead, чтобы проникнуться духом той эпохи. Все, можно читать.

11 октября 2016 в 09:37
Книги для тех, кто отчаялся

«Чудо всегда ждет нас где-то рядом с отчаянием», — говорил Эрих Мария Ремарк. Никогда не стоит опускать руки, даже если несправедливая судьба отбирает у вас одну надежду за другой. Эти книги, основанные на реальных событиях, позволят увидеть новые горизонты даже в самой беспросветной ситуации и пойти вперед. Их герои смогли выжить «в диких условиях» и прийти к финишу первыми, «не чувствуя под собой ног». Читайте и не сдавайтесь!

Книги для тех, кто отчаялся

Книги для тех, кто отчаялсяЭми Пурди «Шаг вперед»

Это одновременно и исповедь, и мотивационная книга от знаменитой спортсменки Эми Пурди. Ее жизнь радикально изменилось, когда девушке было 19 лет. Активная и спортивная Эми, мечтавшая о короне королевы красоты, чуть не умерла в результате бактериального менингита и лишилась обеих ног. Но уже спустя 7 месяцев после трагедии Эми вернулась к тренировкам на сноуборде с протезами. Сейчас в активе Эми бронза в Параолимпийских играх в Сочи, актерская и модельная карьера, участие в шоу «Танцы со звездами», совместные проекты с Опрой и Мадонной. О том, как двигаться дальше, когда кажется, что твоя жизнь кажется законченной, Эми рассказывает в книге «Шаг вперед».


Книги для тех, кто отчаялсяЛиз Мюррей «Клуб бездомных мечтателей»

«Мы и вы — не одно и то же. Вам принадлежат центральные улицы, нам — темные закоулки. Ваше время — день, наше — ночь. У вас есть будущее. Мы живем только „сейчас“. Вы нас презираете. Мы вас ненавидим. Вы можете попасть в наш мир. Мы в ваш — никогда. Почти никогда».

Лиз Мюррей родилась в одном из бедных районов Нью-Йорка в семье наркомана и проститутки. Несколько лет жила на улице. Сегодня она один из самых востребованных ораторов. Выступала на одной сцене со Стивеном Кови, Михаилом Горбачевым, Тони Блэром и Далай-ламой. Историю ее жизни Ронда Берн включила в свой легендарный проект «Герой».


Книги для тех, кто отчаялсяИэн Ашер «Человек, который продал жизнь на ebay»

Разочарованный в жизни сорокалетний Йэн Ашер стоял на мосту в ожидании грузовика. Так и не решившись прыгнуть под колеса, Йэн подумал: «Если я все равно хочу расстаться с жизнью, почему бы не продать ее на eBay…» . К завершению интернет-аукциона в собственности Ашера остались только его паспорт и деньги, вырученные от продажи дома, машины, работы... всего нажитого имущества и даже связей с друзьями. Следующие два года Йэн путешествовал без перерыва. Он составил список из 100 целей и дал себе 100 недель на их осуществление.

После той ночи на мосту прошло четыре года — за это время Йэн Ашер объездил весь мир, нашел новую любовь и обрел счастье.


Книги для тех, кто отчаялсяГрег Мортенсон «Три чашки чая»

«Три чашки чая» — это поразительная история о том, как самый обычный человек, не обладая ничем, кроме решительности, способен в одиночку изменить мир. Грег Мортенсон подрабатывал медбратом, ночевал в машине, а свое немногочисленное имущество держал в камере хранения. В память о погибшей сестре он решил покорить самую сложную гору К2. Эта попытка могла стоить ему жизни, если бы не помощь местных жителей. Несколько дней, проведенных в отрезанной от цивилизации пакистанской деревушке, потрясли Грега настолько, что он решил собрать необходимую сумму и вернуться в Пакистан, чтобы построить школу для деревенских детей. Сегодня Мортенсон руководит одной из самых успешных благотворительных организаций в мире, он построил 145 школ и несколько десятков женских и медицинских центров в самых бедных деревнях Пакистана и Афганистана.


Книги для тех, кто отчаялсяНорман Оллестад «Без ума от шторма»

В феврале 1979 года все газеты пестрели заголовками «Уроки отца помогли мне выжить». Речь шла о страшной авиакатастрофе, случившейся в Калифорнийских горах на высоте более двух километров. Единственный выживший — 11-летний мальчик Оллестад. На вопрос, как ему удалось в одиночку спуститься с опаснейшего ледяного склона и спастись, он ответил, что выживать его научил отец.

Спустя 30 лет Норман написал великолепную книгу о том страшном дне и о своем отце, любителе острых ощущений — «человеке с солнечным светом в глазах», который научил сына не просто жить, а брать от жизни все.


Книги для тех, кто отчаялсяДжон Кракауэр «В диких условиях»

В апреле 1992 года молодой человек из обеспеченной семьи добирается автостопом до Аляски, где в полном одиночестве, добывая пропитание охотой и собирательством, живет в заброшенном автобусе — в совершенно диких уловиях. Реальная история Криса Маккэндлесса стала известной всему миру благодаря мастерству известного писателя Джона Кракауэра и блестящей экранизации Шона Пенна. Знаменитый актер и режиссер прочитал книгу за одну ночь и затем 10 лет добивался от родственников Криса разрешения на съемку фильма, который впоследствии получил множество наград и по праву считается культовым. Заброшенный автобус посреди Аляски стал настоящей меккой для путешественников, а сам Крис — кумиром у молодых противников серой офисной жизни и материальных ценностей.


Книги для тех, кто отчаялсяМартин Писториус «В стране драконов»

До 12 лет Мартин Писториус был обычным мальчиком — вполне счастливым и здоровым, но в результате поразившего его таинственного неврологического заболевания на долгие годы оказался запертым в собственном теле. Болезнь отняла у Мартина способность двигаться, говорить, она отняла у него детство и какую бы то ни было надежду на будущее. Он страдал и впадал в отчаяние, и снова пытался подать сигнал: я здесь, я рядом, я все чувствую и понимаю. Но однажды все изменилось, и началась история чудесного возвращения Мартина Писториуса из мира призраков в мир людей. Сегодня Мартину Писториусу 39 лет. Он занимается веб-дизайноми счастлив в браке с женой Джоанной. Мартин научился «говорить» с помощью компьютера, получил образование, завел друзей и написал книгу обо всем, что произошло с ним за то время, когда он был в «стране драконов», и как, вырвавшись из плена, начал жить с чистого листа.

Эти и другие книги Вы можете приобрести в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

6 октября 2016 в 15:25
Буктрейлер #4. Алекс Дубас «Моменты счастья»

«ЯрКуб» продолжает снимать буктрейлеры для книжных новинок. В четвертом выпуске мы рассказываем о книге, читать которую без слез почти невозможно.

Буктрейлер #4. Алекс Дубас «Моменты счастья»


Но это не потому, что повествование давит на жалость, отнюдь. Помните выражение «плачу от счастья»? Так вот, здесь оно более чем уместно. И пусть счастье не свое, а чужое, точнее, чужие, не проникнуться каждым (всего же «счастий» 945 штук) способен только последний сухарь.

Автор книги, Алекс Дубас, собирал истории для книги не один год. Ему звонили в эфиры, писали письма, оставляли сообщения. В итоге получился целый том с салатовой обложкой, концентрация подлинного счастья. И да, это не пособие с психологическими практиками и руководством. «Моменты счастья» совсем на другой полке. Впрочем, что говорить, смотрите буктрейлер.

19 сентября 2016 в 17:10
Почти как фильм: роман «Новейшая история города «Р»

На презентации новой книги Антона Голицына «Новейшая история города «Р» 16 сентября издатель Михаил Нянковский сказал: «Антон не идеализирует провинцию, он размышляет о человеке и судьбах нашей страны. Жизнь русской глубинки поднята до экзистенциальных проблем, и книгу можно читать везде». Везде-то везде, но лучше всего, конечно, в городе, подобном крохотному Речину, сконструированному Голицыным для проведения в нем небывалого эксперимента.

Почти как фильм: роман «Новейшая история города «Р»

На презентации новой книги Антона Голицына «Новейшая история города «Р» 16 сентября издатель Михаил Нянковский сказал: «Антон не идеализирует провинцию, он размышляет о человеке и судьбах нашей страны. Жизнь русской глубинки поднята до экзистенциальных проблем, и книгу можно читать везде». Везде-то везде, но лучше всего, конечно, в городе, подобном крохотному Речину, сконструированному Голицыным для проведения в нем небывалого эксперимента.

Перед героями романа стоит любопытная задача: «перепрограммировать» целый город на новый лад, переделать сознание местный жителей, превратить умирающую глубинку в полигон для создания новой реальности. «Мы наш, мы новый мир построим…» звучит в голове, когда на первых страницах книги собираются действующие лица, в руках и умах которых, возможно, светлое будущее целой страны. Причем сами они не то чтобы похожи на «светлых»: один уверенно проворачивает экономические махинации, другая играет в оппозиционерку, а на самом деле хочет простого женского счастья, третий не всегда честно выигрывал выборы — «скорее наоборот». О чем книга? Самый плохой вопрос, даже сам автор не в силах ответить на него.

— Она, конечно, не о выборах, коррупции, политтехнологии и любви. Она о выборе человека, который он делает постоянно, и из суммы этих выборов складывается выбор народа и выбор страны. Книга о выборе тех, кого мы часто называем политической элитой, а у нее свой выбор — пути развития города или страны. — Антон Голицын.

В «Новейшей истории» с большой любовью создан портрет города Речина, собранный из осколков авторских впечатлений от Тутаева, Рыбинска, Углича, Плеса, Кинешмы, Калязина, Юрьевца и ряда других городков, но в большей степени Мышкина. Если вы были хотя бы в двух из них, то должны представлять себе стремление даже в унылом пейзаже найти яркие краски, даже среди запустения — интересные детали. Читая роман, нельзя не позавидовать его героям, пусть и «сосланным» из столицы черт знает куда, где даже дорог нет. Им же предоставлен уникальный шанс (а к нему в довесок и ресурсы) претворить в жизнь самые дерзкие фантазии! И нельзя не грустить о буднях тех, для кого самое большое развлечение — борьба с бытовыми тяготами, превратившаяся из обузы в неотъемлемый атрибут существования. Голицын еще до презентации заявил, что в романе нет положительных персонажей, и это не просто зазывающий читателя маячок.

— Положительный, отрицательный… Так бывает в некоторых книгах и в избирательных кампаниях. В жизни все, как правило, сложнее. Поэтому и в этой книге нет ни положительных, ни отрицательных. Есть более симпатичные и менее симпатичные, причем все это зависит от позиции оценивающего. Мне самому симпатичны все, но некоторые вызывают скорее сочувствие, — рассказывает автор.

В целом, «Новейшая история» стремится именно к жизни, и Антон Голицын, по справедливому замечанию доктора искусствоведения, профессора ЯГПУ Татьяны Злотниковой, предстает как чрезвычайно наблюдательный бытописатель. «И это огромный комплимент, — добавляет Злотникова, — Потому что реально наблюдательных людей очень мало даже среди известных ныне писателей». Внимание к деталям, как добавила декан факультета русской филологии и культуры ЯГПУ Светлана Родонова, у Голицына сравнимо с умением Гоголя выписывать самые крохотные составляющие большого и зависимого от них целого.


Почти как фильм: роман «Новейшая история города «Р»Почти как фильм: роман «Новейшая история города «Р»


Книга небольшая, динамичная, поэтому сложно заставить себя растянуть ее хотя бы на пару дней, не глотать целиком. На вопрос о том, почему объем романа столь скромен (пусть и каждая фраза в нем выверена несколько раз, каждая формулировка отточена до блеска) Антон отвечает, что «читательское внимание сегодня — слишком большая ценность, чтобы иметь наглость претендовать на большой его кусок».

— Один читатель после знакомства с предыдущей книгой [романом «Птица»] просил не писать много, и я постарался это учесть. Соглашусь, можно было бы написать и больше, но это была бы совсем другая книга. Я намеренно не выписывал характеры, не акцентировал внимание на психологии героев, потому что они — лишь часть «Истории города». — Антон Голицын.

При всей схематичности, продиктованной этим стремлением ужать объемы, самые яркие описания достаются Речину. В результате роман предстает как готовый сценарий для русского фильма. Неслучайно здесь добавлено прилагательное «русского»: национальный колорит, характер, который выплескивается со страниц книги, может быть идеально переложен на кинопленку. В результате получится точно не «Левиафан», но более приближенная к действительности картина, заставляющая думать, что у России, на самом деле, все еще впереди.

Фрагмент книги «Новейшая история города «Р» можно прочитать здесь.

19 сентября 2016 в 13:37
Книжные новинки для наступившей осени

Дни становятся короче, вечера длиннее, погода уже не балует — самое время уютно устроиться в кресле и почитать. Книжные новинки этой осени увлекут вас тайнами и загадками истории, романтическим переплетением судеб и необычными психологическими экспериментами.

Книжные новинки для наступившей осени

Книжные новинки для наступившей осениВиктор Пелевин «Лампа Мафусаила, или крайняя битва чекистов с масонами»

Как известно, сложное международное положение нашей страны объясняется острым конфликтом российского руководства с мировым масонством. Но мало кому понятны корни этого противостояния, его финансовая подоплека и оккультный смысл. Откуда растут усы Сталина и брови Брежнева, кто сделал слово «масон» ругательным и почему большевики не стали расстреливать «вольных каменщиков»? Новый роман Пелевина срывает покровы молчания с этой тайны, попутно разъясняя в простой и доступной форме главные вопросы мировой политики, экономики, культуры и антропогенеза. В центре повествования — три поколения дворянской семьи Можайских, служащие Отчизне в XIX, XX и XXI веках.

Книжные новинки для наступившей осениЕвгений Водолазкин «Авиатор»

Герой нового романа Евгения Водолазкина совершает «перелет» во времени. В середине 20-х годов его замораживают в жидком азоте на Соловках (в рамках научной программы по обеспечению советских вождей бессмертием), а в 99-м году размораживают. Очнувшись на больничной койке, Платонов понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего — ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. Он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала XX века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки. Герой постепенно восстанавливает историю, но не ту, что состоит из могучих событий — переворотов, войн. Речь идет о том, что сопровождает «большую» историю, но исчезает безвозвратно.

Книжные новинки для наступившей осениРинат Валиуллин «Где валяются поцелуи»

Женщине мало подвигов, ей нужны преступления. Именно с преступления начинается роман, в котором несколько людей, сами того не подозревая, назначают друг другу свидание в одном городе. Можно сказать, сам город назначает им свидание, в котором они будут штопать душевную рану Эйфелевой иголкой. Прочтите эту грустную и смешную, добрую и трагичную историю, и вы полюбите ее героев, ведь они живут теми же мечтами, трагедиями и надеждами, что и каждый из нас.


Книжные новинки для наступившей осениМарк Леви «Опрокинутый горизонт»

В своем новом романе один из самых популярных французских писателей обращается к теме будущего. Три студента крупного американского университета, занимающиеся нейробиологией, находятся на пороге большого научного открытия. В самый разгар работы одного из них настигает неизлечимый недуг. Не желая смириться с судьбой, друзья решают воспользоваться своими научными достижениями и приступают к рискованному эксперименту, результат которого непредсказуем.


Книжные новинки для наступившей осениМэри Элис Монро «Тысячи ночей у открытого окна»

Фэй О’Нил, мать-одиночка с двумя детьми, забыла, что такое мечтать и верить в сказки. Но стоило ей переехать в старинный викторианский особняк, как начали происходить загадочные события. По ночам Фэй мерещатся странные огоньки за окном, а в квартире над ней живет чудаковатая старушка Венди, которая считает себя подругой знаменитого сказочного персонажа Питера Пэна. Поначалу Фэй не отнеслась к этому серьезно, однако знакомство с другим соседом — Джеком Грэхемом — заставило ее по-другому взглянуть на происходящее. Джек не помнит ничего о своем детстве, и единственная зацепка, которую он находит, приводит его… к Венди?


Эти и другие книги Вы можете приобрести в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

5 сентября 2016 в 12:45
7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенка

Вот и начался учебный год. Дети снова сели за парты, а родители стали хвататься за голову: как заставить их учиться, помочь справиться с нагрузкой и стрессами, не потерять доверие? Растерянные первоклассники и ершистые подростки одинаково нуждаются в понимании взрослых, а сами взрослые — в своевременном мудром совете. Эти книги помогут вам найти ответы на самые сложные вопросы по воспитанию счастливых детей.

7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенка

7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаЕкатерина Кронгауз «Я плохая мать?»

Наверное, и Вы не раз задавали себе этот вопрос, срываясь на крик после очередного детского каприза. Сомнения в правильности своих решений — неизбежный путь всех ответственных мам. Вы хотите вырастить счастливых детей и при этом остаться в здравом уме и твердой памяти? Пора перестать сидеть на кухне, уставившись в одну точку и корить себя. Известная журналистка Екатерина Кронгауз уверена: идеальных родителей нет, все познается методом проб и ошибок. Ее книга выросла из диалогов с другими родителями в Facebook и стала попыткой разобраться в правильности вопросов и ответов. Книга состоит из 33 глав, в которых автор с большой долей самоиронии описывает проблемы воспитания своих сыновей Левы и Яши. Она поднимает темы, о которых задумывалась практически каждая среднестатистическая мама: стоит ли воспитывать детей похожими на себя, когда и чему их учить, как не испортить отношения с мужем из-за детей и как говорить с ребенком о сложных вещах.


7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаАндрей Максимов «Дети как зеркало»

Книга «Дети как зеркало. Как подружиться с собственным ребенком, меняясь самому» продолжает разговор, начатый в предыдущих изданиях. В ней Вы найдете весьма своеобразные рассуждения о том, как выстроить отношения с собственным ребенком, и, что особенно важно, практические советы, как это сделать.

Эта книга принципиально отличается не только от предыдущих книг Максимова, но и от всех изданий, посвященных воспитанию.

Мы много говорим о том, как воспитывать детей. А как должны воспитываться родители? Что они должны переделывать в самих себе, понимая, что дети зеркалят их? Как влияют родители на детей даже тогда, когда не думают об этом? Как воспитывать себя взрослому, чтобы его влияние не ребенка было позитивным?

Вы понимаете, что рождение ребенка — главное событие Вашей жизни? Тогда новая книга Максимова для Вас. Она станет Вашим другом и советчиком.

7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаК.Хирш-Пасек, Р.Голинкофф, Д.Айер «Эйнштейн учился без карточек»

Развивающие занятия для дошкольников на пике моды. Все больше родителей хотят, чтобы ребенок уже в 3 года читал и писал, причем на двух языках. Но учтены ли здесь потребности детей или только непомерные амбиции родителей, желающих всем демонстрировать ребенка-вундеркинда? Ученые бьют тревогу: дети перегружены информацией. Но больше — не значит лучше. Индустрия «раннего развития» лишает их возможности самим делать открытия. У половины детей от 5 до 12 лет есть репетиторы. Причем не просто чтобы ребенок не отставал от класса, а чтобы опережал его. Авторы книги провели множество научных исследований и развенчали мифы по раннему развитию. В книге подробно разбирается, как дети усваивают понятие количества, как учатся говорить и общаться, как формируется грамотность, развивается интеллект, в том числе эмоциональный и социальный. И как родители могут помочь детям на каждом из этих этапов.


7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаАдель Фабер, Элен Мазлиш «Как говорить с детьми, чтобы они учились»

Вопрос «Как заставить ребенка учиться?» — в корне неверный, считают Адель Фабер и Элен Мазлиш. Надо спросить себя: «Что сделать, чтобы он сам захотел постигать разумное, доброе, вечное?». Авторы этого психологического бестселлера были обычными американскими мамами. У каждой — по трое непослушных детей. Потом они разработали свою систему воспитания и стали известны на весь мир. Огромное количество наглядных примеров и практических советов, яркие диалоги и забавные комиксы-иллюстрации помогают быстро освоить авторскую методу и сразу претворять в жизнь технику «активного слушания». Именно она позволит вам достичь взаимопонимания с ребенком, а самому школьнику — наладить отношения с одноклассниками и учителями.



7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаСтивен Камарата «Воспитание без шаблонов»

Сегодня на родителей обрушивается огромный поток информации о том, как именно они должны воспитывать своего ребенка. Развивающие методики, игрушки, детские центры, книги, «эксперты», приложения и устройства — все это преподносят нам как средства, необходимые для воспитания самых умных, здоровых и развитых детей. Родители хотят успеть всё, забывая о самом главном — как слышать и понимать своего ребенка. Стивен Камарата, профессор психиатрии и отец семерых детей, уже 25 лет проводит исследования в области детского развития. Он разработал свой подход «интуитивного воспитания», в основе которого лежит внимание к ребенку, удовольствие от общения с ним и естественная реакция на его действия.

В этой книге он расскажет о том, как вырастить любознательных и талантливых детей, не поддаваясь влиянию общества, а доверяясь своей родительской интуиции и любви.


7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаЮлия Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?»

Известный детский психолог Юлия Гиппенрейтер уверена, что проблемными и закомплексованными детьми не рождаются. Ими становятся в семьях с неправильно построенными отношениями. Для каждого ребенка важно, чтобы его по-настоящему понимали, слышали и любили. Автор учит, как выражать позитивные и негативные эмоции, использовать язык «Я-сообщений» вместо «Ты-сообщений», когда хвалить и как правильно указывать на ошибки, как помочь научиться новому и не задавить инициативу. В десяти уроках с правилами, примерами и домашними заданиями, автор объясняет, насколько важен для ребенка полноценный диалог с родителями, и показывает, как к такому общению прийти. Важно, что базовые принципы воспитания полностью адаптированы к российской действительности и учитывают нюансы нашей культуры.



7 важных книг для родителей, которые хотят понять своего ребенкаЛариса Суркова «Ребенок от 8 до 13 лет. Самый трудный возраст»

В этой книге практикующий психолог и мама четверых детей Лариса Суркова дает советы родителям, пребывающим в растерянности, а часто даже в шоке от вызывающего поведения бывших «ангелочков», а ныне «трудных подростков». Они не желают подчиняться, замкнуты, грубы и болезненно реагирует на обычную шутку. Их больше нельзя осчастливить игрушкой или конфетами. Но это наши дети и нужно во что бы то ни стало найти с ними общий язык. Автор рассказывает, как достичь взаимопонимания с подростками и одновременно сохранить родительский авторитет, оградить от дурного влияния и повысить их самооценку. Это непростой период, когда родителям необходимо научиться проявлять терпение и такт. У ребенка меняется восприятие мира, и сейчас, как никогда, мама и папа должны стать для него поддержкой и опорой.


Эти и другие книги Вы можете приобрести в магазинах «Читай-город»:

ул. Собинова, 40/13

Ленинградский пр-т, 123, ТРЦ «Альтаир»

Ул. Первомайская, 20/18

Московский пр-т, 108, ТРЦ «РИО»

www.chitai-gorod.ru

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет