22 мая 2019 17:40

Почему вопрос объединения Волковского и Александринки остался подвешенным? Разбор

Корреспондент «Яркуба» попытался найти ответ на вопрос, почему Минкульт может не отказаться от слияния Волковского театра и петербургской Александринки.
Почему вопрос объединения Волковского и Александринки остался подвешенным? Разбор_158308

Когда в начале апреля худрук Александринского театра Валерий Фокин приехал в Ярославль, чтобы объяснить местной общественности, зачем объединять петербургскую институцию и Волковский, его главным аргументом стали деньги. О том, что театр имени Волкова финансируют по остаточному принципу, убедительно и горячо говорил его ярославский коллега Евгений Марчелли. Худрук Первого русского обещал улучшить жизнь актеров, увеличить их доходы, решить «квартирные вопросы», а заодно выбить средства на ремонт здания театра. Все это утвердило часть труппы в решении подписать письмо в поддержку объединения, адресованное президенту.

Позже, на пресс-конференции в Волковском, кто-то из журналистов обратился к господину Марчелли: «Так что — деньги для вас главное?!» Тот начал было отвечать, что нет, главное — творческие задачи, обмен фестивалями, артистами, режиссерами, но потом заметил: «Мы порой готовы замахнуться на приглашение какого-нибудь именитого режиссера, но понимаем: денег на это нет».

Последняя фраза утонула в возмущенном гуле собравшихся. По логике Марчелли, главное для артистов — искусство, а деньги — нечто второстепенное.

Вообще, стоит заметить: как только речь заходит о финансовой стороне работы Волковского, все замолкают. Никто не хочет комментировать заявление худрука о необходимости ремонта, не хочет говорить о том, сколько из бюджета театр получает на жизнь.

По данным Минкульта, ненадолго появившимся на сайте структуры, средняя зарплата Евгения Марчелли — 370 тысяч рублей в месяц. Другие служащие из дирекции получают немного меньше. Но вот сравнение: Валерий Фокин получает на 230 тысяч больше, чем ярославский коллега. Бюджеты театров, подведомственным худрукам, закрыты.

После начала дискуссии вокруг темы объединения театров нашлись люди, которые заявили: успешные театры должны если не приносить прибыль, то работать хотя бы без убытков. При этом неясно, какие театры в России и какой их процент исполняют эту установку. Зато защитники слияния просчитали выгоду, отметив, что площадку Волковского можно сдавать в аренду под выступления театральных или эстрадных коллективов.

Председатель комиссии по вопросам культуры и сохранения историко-культурного наследия Общественной палаты Ярославской области Игорь Гаврилов гневно отверг предложения такого характера.

— Я тоже слышал эти разговоры, — сказал он. — Сделать Волковский филиалом Александринки, просто сценой, на которой будут выступать какие-то заезжие коллективы — это, мягко говоря, неправильно! Театр должен остаться, это бренд Ярославля. У нас всего их два — первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и театр имени Федора Волкова. А объединение двух театральных коллективов вовсе не панацея. В Ярославле в свое время объединили ТЮЗ и театр кукол. Из этого ничего хорошего не получилось, хотя казалось, что это вполне логичное решение — ведь два учреждения размещаются в одном здании. Жизнь показала ошибку.

По мнению Игоря Гаврилова, вопросы такого уровня должны решать не чиновники, а экспертное сообщество. Сообщество высказалось — приказ об объединении театров (или его проект? Чиновники давали разные объяснения) оценили негативно. Например, глава Союза театральных деятелей Александр Калягин заявил, что решение объединить ярославский и петербургский театры принято без серьезного, всестороннего, детального обсуждения с театральным сообществом, с экспертами, оно идет вразрез с основами государственной культурной политики, которые утвердил глава РФ.

Театральный и литературный критик, член Ассоциации театральных критиков России Маргарита Ваняшова жестко высказалась на своей странице в «Фейсбуке», разбирая идею слияния театров.

— Можно было бы понять союз театров, осуществи они совместно хотя бы несколько проектов за минувшие годы, — написала она. — Ни одного! Фокин организует международную и всероссийскую театральную олимпиаду в Питере. Есть ли в программе Волковский театр? Нет. Есть ли в планах Александринки на 2019-2020 годы совместные творческие проекты? Ни одного! Перед нами типичный фиктивный брак, ложная фальсифицированная идея. В юридической практике есть термин «недружественное поглощение». Поглощение — это рейдерский захват. Дружественным оно быть не может. Его лишь выдают за дружественное.

Процессом оптимизации театров в России возмущается большинство экспертов. Но движение идет, постепенно институции объявляют о решении «сойтись».

Однако вернемся к вопросу о необходимости театрам быть безубыточными. Достичь цели можно простыми способами: повысить цену билетов и чаще сдавать площадку в аренду. Вот только провинциальный зритель не готов платить за спектакли и по три-четыре тысячи рублей. Оптимизировать расходы на постановки? Вряд ли это достижимо. Получается, что театры все-таки нуждаются в дотациях. Кто даст денег?

Поскольку большинство театров в России принадлежат государству, нагрузка лежит на федеральном бюджете. По словам президента Путина, «в стране сегодня около 650 государственных театров, такого нет нигде... Многое зависит от целесообразности самой сети [театров], как ни печально это говорить, удобно или неудобно. Но это тоже важно — оптимизация сети». Глава страны заявил прямо: «Хватит плодить нищету!»

Вопрос объединения Волковского и Александринки, беспокоятся ярославцы, остается подвешенным. Что в итоге решит правительство, Министерство культуры, министр Владимир Мединский? Беспокойство касается театра имени Волкова — не о судьбе же Александринского переживать.

Речи защитников и противников объединения — в числе последних оказался губернатор Дмитрий Миронов — прозвучали. И пауза затянулась. У сообщества складывается впечатление, что главный арбитр ждет подходящего момента, чтобы объявить окончательное решение.

Реклама
Закрыть
В центре внимания

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <