1 июля 2019 13:45

«Общественный вердикт»: сотрудники ярославской ИК-1 тайно прослушивали разговоры адвоката и пострадавших от пыток

Адвокат Фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова, изучая материалы уголовного дела о пытках в ярославской колонии № 1, обнаружила свидетельства «прослушки» ее встреч с подзащитными. Посчитав действия сотрудников УФСИН превышением полномочий, она обратилась в Следственный комитет с заявлением о преступлении.

Ирина Бирюкова, напомним, представляет интересы тех, кто пострадал от пыток сотрудников ярославской ИК № 1. В конце июня 2019 года она получила уведомление о том, что закончены следственные действия по делу против сотрудников колонии. В предоставленных ей материалах адвокат нашла два жестких диска с восстановленными видео, аудиозаписями и документами сотрудников исправительного учреждения. Изучив диски, Ирина Бирюкова обнаружила данные о «прослушке» ее встреч с подзащитными.

Первый файл — аудиозапись разговора при встрече Бирюковой и Евгения Макарова после перенесенных им пыток. «Эта встреча проходила в комнате приема передач, совмещенной с помещением для краткосрочных свиданий. В тот день администрация колонии не позволила адвокату беседовать с Макаровым в специальной адвокатской комнате. Адвокат опрашивала пострадавшего через специальный телефон», — пояснили в «Общественном вердикте».

Еще три файла — расшифровка стенограммы встречи «адвоката Б.» и осужденных «М.», «В.» и «Н.» — то есть, Бирюковой и Макарова, Вахапова, Непомнящих в апреле 2017 года. Тогда правозащитница вместе с коллегой Яковом Ионцевым приехала в ИК-1, чтобы опросить заключенных и зафиксировать травмы, которые они получили после массового избиения спецназом ФСИН и сотрудниками колонии во время «обысковых мероприятий». Юристов сначала не пускали на территорию, затем позволили войти только Бирюковой. Она встречалась с Вахаповым, Непомнящих и Макаровым в помещении для кратких свиданий. «Администрация поставила условие: „Или так, или встречи не будет“», — уточнили правозащитники.

«Адвокат обратилась в Следственный комитет с заявлением о преступлении и просит возбудить дело о превышении должностных полномочий сотрудниками колонии. Найденные файлы свидетельствуют, что „прослушка“ велась намеренно, а перенос встречи в комнату краткосрочных свиданий и стенограммы этих встреч подтверждают факт преступления. Европейский суд, который ранее коммуницировал жалобу Вахапова, Макарова и Непомнящих на пытки в ярославской колонии, уведомлен о том, что сотрудниками велось тайное прослушивание», — говорится в заявлении «Общественного вердикта».

Представитель Ирины Бирюковой, эксперт «Общественного вердикта» Александр Брестер, комментируя ситуацию, отметил, что в большинстве своем адвокаты знают о возможности подслушивания и записи разговоров администрациями учреждений системы ФСИН, но история Бирюковой — «тот редкий случай, когда доказательства прослушки добыты самим следствием в рамках работы по делу о пытках Евгения Макарова».

«Теперь мы видим то, о чем все знают, но никто не может доказать. Это очень важный кейс, другой возможности обратить внимание на эту проблему может не быть. Важно понять сейчас — готово ли государство отреагировать и защитить конфиденциальность общения с адвокатом в колониях, или найдутся отговорки, в том числе со ссылкой на нормы права. Если случится второй вариант — нужно оспаривать сами нормы. Одна из них — ч. 4 ст. 89 УИК, в которой написано, что „По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания“. Если читать эту норму буквально, то получается, что о конфиденциальности нужно специально просить в заявлении, и, если такой просьбы нет, можно прослушивать. С такой трактовкой согласиться сложно, она противоречит закону об адвокатуре, да и Конституции в аспекте права на оказание квалифицированной юридической помощи. Свидание с адвокатом само по себе должно быть конфиденциальным, изначально. Подобные вопросы нам важно поднять в этом деле», — подчеркнул Брестер.

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет