30 апреля 2019 09:30

Смертельно опасные диеты. Ярославский психолог — о том, что такое расстройство пищевого поведения и как его лечить

Расстройство пищевого поведения — одно из самых распространенных в мире психических заболеваний. В США различными формами РПП страдают восемь миллионов человек, две трети американских женщин имеют признаки расстройства. В России аналогичной статистики нет, хотя проблема есть. Как помочь, если близкий страдает РПП? «Яркуб» спросил об этом специалиста.
_157809

Что удалось выяснить в процессе изучения темы расстройств пищевого поведения?

Первое. В Ярославле нет государственной клиники, где врачи комплексно помогали бы страдающим от РПП. Как правило, пациенты с диагнозами — часто это анорексия или булимия — лечатся в психиатрической больнице. Многих туда доставляют слишком поздно. Чаще всего тогда, когда они не могут ходить.

По данным австралийских медиков, у девушек от 15 до 24 лет смертность, связанная с нервной анорексией, в 12 раз выше, чем смертность, связанная с остальными причинами.

В 2013 году в Ярославской области от анорексии скончалась 15-летняя школьница. Врачи не смогли спасти ее, хотя пытались лечить в течение нескольких недель. На случай обратили внимание следователи, и это стало известно журналистам. Ситуация из разряда исключений: про РПП и связанных с ними проблемах мало говорят и пишут. На вопрос почему, психолог и психоаналитик Татьяна Галанова пояснил: «Мы же хотим читать истории с хорошим концом, а в данном случае прогноз на окончательное выздоровление не очень благоприятный».

Второе. Лечение расстройств пищевого поведения — длительный процесс. Он занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. Близкие больных испытывают тяжелейший стресс, поэтому специалистам следует работать и с ними. Лечение, весьма дорогостоящее, не покрывает полностью полис ОМС. Надо быть готовым оплачивать счета самостоятельно. Обращайтесь к сертифицированным специалистам.

Третье. Ждать, что РПП пройдет само собой, больной перестанет глотать мочегонные и слабительные, сидеть на диетах, — самое плохое, что может произойти. Только решительные действия могут спасти человека от смерти.

Почему вообще возникают расстройства пищевого поведения?

Татьяна Галанова ответила:

«Многие расстройства пищевого поведения идут из детства. В их основе — отношения с едой начиная с младенческого возраста. С тех самых пор, когда нынешние подростки еще питались молоком матери. Как мама вела себя во время кормления? Была ли спокойна? Смотрела с любовью на малыша или волновалась, переживала конфликты, ее что-то тревожило? Все эмоции матери передаются ребенку, он их чувствует. Впитывает с материнским молоком в буквальном смысле этого слова. И если что-то ее беспокоит, в глубине его сознания формируется мысль: еда — это опасно. Мысль может забыться, но в пубертате дебютировать в полной мере и запустить процесс расстройства пищевого поведения.

Мне нередко приходится слышать, что во всем виноваты СМИ, мол, они постоянно показывают худые образы, формируя у аудитории потребность походить на них. Это неправда! Здоровых людей это не задевает. Если они захотят похудеть, займутся спортом или танцами. А вот если в человеке живут детские страхи, тревоги, если он в какой-то момент начинает вести себя по-другому — садится на изнуряющую диету, начинает усиленно качаться в зале, пить мочегонные...

Порой кажется, что это происходит внезапно, ни с того ни с сего. Вы упомянули о трагедии, которая произошла в Ростове несколько лет назад. Тогда врачи не смогли спасти 15-летнюю девочку. Она погибла фактически от истощения и связанных с ним заболеваний. А ведь семья была благополучной, девочка — успешной. Почему же все случилось?

К сожалению, в основе заболеваний, связанных с пищевым поведением, всегда лежит чувство недовольства собой, своей внешностью. Люди не принимают себя. И причину этого непринятия надо искать в раннем детстве. Вполне возможно, в какой-то момент излишне тревожная мать переложила свои тревоги на дочь или сына. Такое случается.

Кстати, мы больше говорим об анорексии. Но давайте вспомним о вегетарианстве. Казалось бы, нормальное явление — человек сознательно отказывается от пищи животного происхождения. Однако не все так просто. Как и в случае со сторонниками диет, не тех, что по медицинским показаниям, а добровольных, идет отказ от употребления ряда продуктов.

Заметьте, чаще все начинается с того, что человек себя ограничивает — и не только в питании. Многие решают, что не могут посещать какие-то определенные места, питаться вместе со всеми. Постепенно их враждебное отношение к еде может распространяться на окружающих людей. Проходит какое-то время, и сторонники ограничений перестают воспринимать информацию, они не могут объективно оценить, что происходит вокруг.

Что делать, если вы или ваши родные столкнулись с такой проблемой? Ответ однозначный — надо лечиться! Идите на прием к психотерапевту, к психоаналитику, к специалистам, которые занимаются проблемами пищевых расстройств. Подобные расстройства лечатся в специализированных клиниках. Редко с пациентами работает один врач — в команде сотрудничают психологи, психотерапевты, диетологи. Восстановление займет не дни — месяцы. Надо быть готовым.

Больные нередко сопротивляются лечению. Про тех, кто страдает анорексией, говорят: «Они думают об одном, говорят другое, а делают третье». Это правда. Оказавшись в клинике, пациент может соглашаться со всеми, говорить, что принимает условия лечения, но на деле стараться меньше есть, принимать мочегонные, чтобы не набрать вес.

Не забывайте, что кто-то не готов перейти к нормальной жизни по одной причине — боязнь потерять власть. Власть над близкими, которые так нянчатся, власть над своим телом, власть над специалистами, которые стремятся помочь. Пациенты такого плана часто отличаются высоким интеллектом, так как не каждый может придумать для себя сложную логическую конструкцию. Потому их нелегко уговорить даже на консультацию — они чувствуют себя вполне нормальными.

Если вы не врач-психиатр, не психотерапевт, то самостоятельно ничем не поможете. Это как убеждать страдающего алкоголизмом бросить пить. За помощью надо идти к специалистам. И чем раньше, тем лучше.

Повторю: только медикаментозное лечение или только работа с психологом и диетологом не дадут нужных результатов, хотя без правильного медикаментозного лечения не обойтись. Да, многим назначают антидепрессанты. А как иначе? Факт: 60 процентов больных с РПП страдают от депрессии, треть — от тревожных расстройств и панических атак. Об этом нужно говорить и помнить! Но одновременно необходимо разобраться, почему человек не принимает свое тело.

Я видела немало девушек с анорексией, которые подолгу говорили мне о том, что они хотят наладить личную жизнь, выйти замуж, родить ребенка... При этом они напрочь «забывали», что в их состоянии ни о каком рождении детей и речи быть не может — функции организма нарушены, месячных давно нет. Неслучайно анорексия во всем мире считается смертельно опасным заболеванием, точку невозврата проходят легко.

Еще один вид расстройства пищевого поведения — переедание. Откуда идет склонность к перееданию? Да тоже — из детства. Ребенок вроде не страдает от отсутствия внимания, но ему его все-таки не хватает. Не хватает тепла, и он стремится восполнить пробел. Став старше, из человека с хорошим аппетитом больной превращается в обжору с зашкаливающим за пределы нормы весом. Но у этих людей может не быть враждебности к пище. То есть, мы видим разные отношения к миру, с разными пациентами работают по-разному.

В любом случае я призываю взглянуть на булимию, анорексию, переедания и диеты как на серьезные проблемы. Мы не должны о них молчать. Тогда наверняка получится спасти сотни жизней».

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет