31 января 2019 16:42

Наталья Зубаревич: «Манна небесная на наш народ не упадет»

Профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич — человек известный. Она может ответить на вопрос, кому на Руси жить хорошо, потому что о положении дел регионах ей известно если не все, то очень многое. Зубаревич приехала в Ярославль 30 января, чтобы пообщаться с журналистами.

Профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич — человек известный. Она может ответить на вопрос, кому на Руси жить хорошо, потому что о положении дел регионах ей известно если не все, то очень многое. Зубаревич приехала в Ярославль 30 января, чтобы пообщаться с журналистами.

Профессор говорила не только о неравенстве регионов, но и о том, почему россияне стали чаще брать кредиты. Последний вопрос интересен тем, что отдавать займы большинству нечем.

— В регионах очень разный уровень жизни населения. И так было всегда, в том числе и во времена существования СССР, — утверждает Наталья Зубаревич. — Но сегодня самые бедные имеют доход на 40 процентов меньше, чем у среднего жителя РСФСР. Так что по неравенству мы сравнялись с Латинской Америкой.

У групп населения с разными доходами разное и финансовое поведение. Средней температуры по больнице не существует — кому-то денег не хватает до зарплаты, а кто-то может купить квартиру и машину. При этом все понимают: зачастую от того, где ты живешь, зависит то, сколько у тебя денег. Сидишь в Ярославле — получаешь одну зарплату, уехал в Москву или в Санкт-Петербург — другую.

С профессором не поспоришь. Миграция из Ярославля в столицу началась в нулевых. Сначала в первопрестольную потянулись бюджетники — врачи и педагоги. Причем граничащие с Москвой районы столкнулись с тем, что лечить людей стало некому. Первыми на себе это почувствовали жители Переславля и Переславского района, а потом и Ярославля. Затем в сторону Москвы потянулись строители, программисты, журналисты и будущие студенты. Выпускники школ, сдав ЕГЭ, поступали в столичные вузы и, получив дипломы, не спешили возвращаться домой.

С 2011 года на неравенство доходов, по словам Зубаревич, стал влиять еще один фактор — наличие детей. Сегодня он становится лидирующим.

— Мы же за демографию боремся? Да! Женщины стали рожать больше? Да! Только что с этими семьями произошло? Я объясню. Рождение второго и третьего ребенка у нас ведет прямой дорогой к бедности. И выплаты материнского капитала ситуацию не поправили. Детские пособия тоже. Они вообще смешные — семь-восемь процентов от прожиточного минимума ребенка. Короче, мы вас рожать призывали, но дальше, мамочки, сами, сами, сами...

Напомним, в Ярославской области с 2015 года отмечается падение уровня рождаемости, хотя численность постоянно проживающего населения остается неизменной, особенно в Ярославле. Молодые семьи не торопятся с рождением первого ребенка.

Вернемся к теме неравенства регионов. Как утверждает профессор Зубаревич, размер финансовой помощи субъектам на протяжении последних лет сокращался. «Денег подбросили в 2018 году по причине проведения Главных Выборов», — говорит она.

Сегодня, по мнению ученого, межрегиональное неравенство по доходам удалось частично сгладить. За счет чего? В первую очередь, за счет повышения зарплат бюджетников. В бюджетном секторе индексирование зарплат шло быстрее, чем в бизнесе. Но здесь надо учитывать важный факт: чем больше бюджетников, тем слабее регион.

Пока в России главное богатство — нефть, и цены на нее определяют уровень жизни. Если цена на нефть падает, то падает и уровень благосостояния. Это данность, с которой не считаться невозможно. Можно долго рассуждать о том, что надо развивать другие отрасли экономики, однако пока для этого мало что делается, а значит, мы имеем то, что имеем.

— В кризис доходы людей падают сильнее, чем экономика в целом, — отмечает Наталья Зубаревич. — Но кризис 2008-2009 годов мы умудрились пройти практически без падения доходов населения. Так случилось, потому что у нас был огромный запас нефтяных денег.

В 2013 году, когда цена на нефть была 110 долларов за баррель, началась стагнация. Почему при такой стабильности все остальное поменялось? Причины разные: от коррупции до плохого управления. Но вот наступил момент, когда упали и цены на нефть, а за этим последовали санкции.

— Доходы населения уменьшились суммарно на 12 процентов, — приводит данные Зубаревич. — Они падают пятый год подряд. Именно граждане сегодня расплачиваются за все, что происходит в экономике страны. А государство не в состоянии их поддержать — у него нет на это средств. Ждать каких-то изменений в 2019 году не стоит — манна небесная на народ не упадет. Власти об этом говорить не любят, но люди должны понимать, что их ждет, ведь от этого зависит их финансовое поведение.

Падение доходов происходило постепенно, поэтому люди терпели, приспосабливались, затягивали пояса. Но, как заметила оратор: «Люди не машины, а количество дырок в ремнях не бесконечно. То есть, они терпели, терпели, терпели, а потом им все надоело. Жизнь-то одна!»


Наталья Зубаревич: «Манна небесная на наш народ не упадет»Наталья Зубаревич: «Манна небесная на наш народ не упадет»


Тяжелее всего пришлось тем, кто и раньше жил небогато. Тем не менее, по словам властей, число бедных в стране не увеличилось (или увеличилось несущественно). Принято считать, что сильнее пострадал средний класс, но это не так. Дело в том, что прожиточный минимум в России считается своеобразно: треть дохода идет на еду, еще треть — на оплату услуг, оставшиеся деньги — на покупку непродовольственных товаров. Вот только если заглянуть в корзину бедного россиянина, то там кроме картошки и дешевых овощей мы мало что увидим. Овощи дорожали медленно, потому и прожиточный минимум практически не рос. А вот услуги ЖКХ выросли в цене сильно. В итоге к концу 2018 года к числу бедных, по данным соцопросов, себя отнесли уже 39 процентов граждан. В 2014 году таких было 33 процента.

Несмотря на падение доходов, люди не меняют модель поведения, не стремятся откладывать на «черный день». Они начали делать покупки, причем дорогостоящие.

Откуда появились деньги? Ответ простой — кредиты. Но как отдавать занятое? Об этом большинство, по словам Зубаревич, старается не думать, надеясь на авось. Банки идут навстречу, потому что в производственном секторе некого кредитовать, а население — пожалуйста. ЦБ, увидев риски, с опозданием пытается разрулить ситуацию. Пока безуспешно.

— Недавно был момент, когда людям пришлось возвращать взятые кредиты в не самый простой период, во время экономического кризиса, — вспоминает профессор. — Тогда многим пришлось трудно. Казалось, что больше жить в долг им не захочется. Но, увы, все не так. Мне рассказывали знающие товарищи, что и в кризисные времена желающих занять у банков было немало, но тогда ЦБ проявил жесткость и провел с банками «разъяснительную беседу». Именно благодаря ей доступ населения к заемным средствам был ограничен. Это правильно, потому что финансовое поведение большинства иррационально, оно не поддается логике. По итогам 2018 года, это предварительные данные, мы фиксируем более 16 триллионов рублей заемных средств, их банки выдали нашим соотечественникам. Что это значит? Это значит, закредитованность населения достигла опасных пределов.

Не забывайте, что у нас есть регионы, где не вернуть занятое в банках считается делом обычным. Там просто говорят: «Да, я взял, но попробуй из меня что-нибудь вытащить. Я посмотрю, как у тебя это получится!» Вы знаете о том, что, например, в некоторых закавказских республиках 60 процентов населения не платят за услуги ЖКХ.

Вывод из сказанного — лучше не играть в финансовые игры, тем более с государством. Лучше жить на свои. Не получается? Тогда стоит искать другое место для жизни.

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет