«Близишься ты, патриархальная страна, к великим переменам». Читайте первую главу новой повести Дмитрия Кшукина

31 октября 2017 17:30
Предложить тему Подсказка

«Яркуб» опубликовал первую главу повести Дмитрия Кшукина «Рождественская драма». Это последняя книга исторического романа-трилогии «Волжский ветер», который рассказывает о событиях в Ярославле и Архангельске с 1913 по 1918 годы.

«Рождественская драма» вышла 9 октября. Это психологическая повесть о человеческой душе, часто одинокой и уязвимой. Повесть о страстях и пороках. И о светлом божественном начале в самом человеке, которое врачует в тяжелые моменты жизни.

«Действия повести происходят в декабре 1913 года в губернском городе Ярославле. Заканчивается последний мирный год Российской империи. Но мирное время на самом деле есть предвестие тяжелого будущего страны. Часть элиты подвержена жажде наживы и моральному разложению. Ложь и лицемерие заполняют чувства многих людей. Борьба добра со злом идет не только внешне, но и в душах главных героев повести — выпускника Ярославского реального училища из села Диево-Городища Константина Саврасова и талантливой актрисы из Москвы Валентины Барковской».

Из аннотации к «Рождественской драме».

В основе сюжетов повести лежат собранные Дмитрием Кшукиным семейные истории и документальные хроники его предков. Прототип главного героя Константина Саврасова — брат прадеда автора, расстрелянный в 1918 году за участие в Ярославском восстании. Брат Константина Саврасова, Павел Саврасов, — прадед автора, некогда лучший актер Диево-Городищенской театральной труппы. Основой образа главной героини стала красавица, талантливая актриса и певица, разведчица белогвардейского штаба Валентина Барковская. Во время Ярославского восстания она была комендантшей осажденного города.

Повесть «Рождественская драма» и трилогию «Волжский ветер» Дмитрий Кшукин представит в библиотеке им. Н.А. Некрасова 20 декабря. С позволения автора «Яркуб» предлагает читателям первую главу первой части «Рождественской драмы».


В этот холодный декабрьский воскресный вечер 1913 года на улицах Ярославля хозяйничала метель. Вьюга завывала сильными порывами ветра с липким снегом. К калиткам домовладений было не подойти — сплошь одни сугробы, завалившие тротуары. Дворники бездействовали. Мело так, что сдувало с ног. На мостовых — одни заторы. И темнота вокруг. Лишь редкие фонари вырисовывались в порывах ветра и снега как одинокие маяки.

Постоянно лаяли собаки. Несчастные городовые в стояли съежившись на мостовых, проклиная все вокруг. И казалось, на вечерний город опустился беспросветный мрак. Мрак отчаяния и какой-то безысходности.

Последний стабильный год императорской России подошел к своему завершению. Как забытая сказка безоблачного бытия близишься ты, патриархальная страна, к великим переменам. Зачем?! Живи и радуйся тихому счастью, безоблачному романтизму, вдохновляйся «Серебряным веком»! Не нужны тебе перемены! Вот же, вот он — неосязаемый, но ощутимый для каждого человека полет вдохновения, запах свободы, чистота помыслов, рай для творчества. Не спеши, Россия, вперед к всемирной катастрофе. Наслаждайся временем своим…

Но век спешил. И вечер торопился к своему кульминационному торжеству, которое должно было состояться на Борисоглебской улице, где, несмотря на страшную метель, в этот вечер дворники постоянно орудовали лопатами.

От белоснежного Казанского бульвара, что в центре Ярославля, сверни на эту неширокую улочку и устремись туда, куда спешат экипажи. Зачем они спешат? Зачем из карет и тарантасов выходят хорошо одетые господа и дамы, пробираются сквозь сугробы? А идут они к новому, совсем еще недавно построенному двухэтажному зданию в стиле модерн. Его выделяет высокий треугольный аттик и веселые, с завитками, фонари при входе, широкие окна этажей, которые хорошо видны еще издали.

Над входом висит табличка с длинной надписью: «Общество взаимного вспоможения частному служебному труду», а в простонародье этот дом уже окрестили клубом приказчиков. У дверей на улице дежурят празднично одетые лакеи, а из фойе доносится чудесная музыка оркестра.

Зданию с длинной вывеской над входом, воистину, было чем удивить своих гостей. Ведь в клубе приказчиков, открывшемся 21 ноября 1913 года, работал новейший художественный электротеатр-синематограф, да еще каждый воскресный вечер выступали талантливые артисты из разных городов России со своими постановками!

Веселое фойе с пузатыми колоннами на невысоком подиуме встречало посетителей. Широкая парадная лестница не в центре, а сбоку, вела на второй этаж — в кинозал. На первом этаже располагались столовая, буфетная, комната для игры в бильярд, комната для игры в карты. На втором этаже, кроме фойе и зала электротеатра, была еще библиотека. Кроме того, на обоих этажах находилось много других служебных помещений.

Оказавшись внутри здания, человек забывал про мороз и непогоду, попадая в царство подлинного оптимизма. Он чувствовал себя, как в прекрасном жизнеутверждающем романсе:

Поцелуем дай забвенье,

Муки сердца исцели,

Пусть умчится прочь сомненье,

В поцелуе жизнь возьми.

Вот с такими светлыми мыслями и в приподнятом настроении порог клуба приказчиков переступил худощавый среднего роста молодой человек лет семнадцати. Это был Константин Саврасов, ученик последнего класса Ярославского реального училища из ближнего села Диево-Городища. Приятное доброжелательное лицо молодого человека выдавало внутреннее ликование.

Константин разделся и сдал вещи в гардероб. Затем осторожно посмотрел на себя в зеркало.

Элегантный костюм старшего брата Павла очень хорошо смотрелся на нем и скрывал недостатки — тощую мальчишескую фигуру. Хотя лицо все еще выдавало школяра; короткая стрижка, уши немного лопоухие. Но взгляд устремленный и волевой.

Вполне удовлетворенный собой, Константин переключил внимание на афишу. В этот вечер, что, собственно, и было для него важно, перед началом киносеанса планировался показ одноактного психологического этюда Рафаила Адельгейма «Пассажир» в исполнении любителей драматического искусства из села Диево-Городища Ярославского уезда. В ролях: «Приклонский, присяжный поверенный» — Александр Матвеевич Шилов, «Пассажир» — Павел Аалександрович Саврасов — брат Константина. Хорошо знакомые имена! Юноша почувствовал гордость за родное село.

Константину повезло больше, чем его старшим братьям. Те закончили только четыре класса сельской школы. Ему же, баловню судьбы с хорошими способностями к техническим наукам и рисованию, семья позволила учиться дальше — поступить в Ярославское реальное училище. Во время учебы юноша жил в Ярославле в доме своего дяди Ивана Николаевича Саврасова, владельца бакалейной лавки на Большой Рождественской улице.

Брат Павел был старше Константина на двенадцать лет. Он занимался снабжением семейного трактира Саврасовых, расположенного на площади в селе Диево-Городище. Часто ездил в Ярославль на закупки твара. А еще у Павла, стройного русоволосого щеголеватого красавца с вьющимися волосами, было давнее увлечение театром. Вместе с другом Александром Матвеевичем Шиловым он основал в 1905 году в родном селе, при депо добровольной пожарной дружины, студию любителей драматического искусства, получившую в народе название Диево-городищенской театральной труппы.

Вскоре Павла призвали в армию. Вернувшись оттуда крепким уверенным в себе мужчиной, старший брат начал быстро осваивать высоты театрального мастерства. Весь свой досуг он посвящал этому увлечению. Даже женитьба на Ольге Нелидовой, дочери купца из посада Большие Соли, не отвадила его от театра.

Вскоре сельские крестьяне дали Павлу весьма лестное и шуточное прозвище — «Актер». Константин, часто бывавший на спектаклях в общественной доме, только удивлялся, как Павлу удавалось так легко постигать все новые и новые роли. А играли в любительском театре пьесы Чехова и Островского, комедии, уже упомянутый психологический этюд Рафаила Адельгейма «Пассажир». Павел Саврасов и Александр Матвеевич Шилов считались лучшими актерами.

Как ни странно, театральное увлечение Павла только возвысило его среди селян. Привыкший добиваться успеха всегда и во всем, старший брат успевал не только в развлечениях, но и в торговых делах. Трактир Саврасовых благодаря его общительности, старанию и смекалке, никогда ни в чем не знал недостатка. Да и супруга Ольга была без ума от «Актера», подарив ему двух детишек — Генашу и Пашу.

Константин же не имел никаких склонностей к лицедейству, как иногда характеризовал театральное искусство их сельский священник. Попробовав как-то лет в двенадцать сыграть одну из эпизодических ролей, он только зря измотал себя, так и не добившись нужного результата. На сцене мальчик выглядел зажатым и неуклюжим, с красным от волнения лицом, чем изрядно насмешил зрителей. Едва доиграв до конца свою роль, он сбежал из театра, поклявшись больше никогда ни в каком лицедействе не участвовать, а отдать все свои силы практическим наукам, стать инженером или архитектором.

Но жизнь шла. Поселившись на время учебы в Ярославле, Константин иногда вместе с семьей дяди посещал городской театр. И неожиданно для себя он понял, что смотреть театр и играть в нем — вещи совершенно разные. Впечатлительный юноша от души переживал актерам и любовался их игрой. А в тринадцать лет Константин начал интересоваться молодыми хорошенькими актрисами. Впрочем, в этом своем увлечении он никому не посмел бы признаться. Дядя и тетя едва ли придавали особое значение, когда в доме пропадали некоторые газеты, журналы или картинки с очаровательными дамами петербургской или московской сцены. Только младшая двоюродная сестренка Надя догадывалась о страстном увлечении Константина, но их связывала давняя дружба. Ведь Константин был очень добрым, прилежным и отзывчивым мальчиком. И никогда не при каких обстоятельствах она не выдала бы своего любимого кузена родителям.

Что так привлекало Константина в актрисах? Вместе с ними он переживал ощущение сказочного мира и неземного блаженства в нем. Это были нереальные вымышленные им миры, где он представлял себя то прекрасным героем-принцем, то сильным и благородным рыцарем, сражавшемся за честь прекрасной дамы. Ведь только в своих вымышленных мирах он находил радость и счастье. А жизнь была куда сложнее…

В Ярославском реальном училище царили строгие порядки. Инспектор, надзиратели и учителя чаще вызывали страх в душе юноши, чем какие-то другие, возвышенные чувства. Увы, в жизни был Константин Саврасов самым обычным мальчишкой, со средними способностями. В меру застенчивый, он совсем не блистал физической силой и здоровьем. Хотя, на худой конец, мог и постоять за себя. Ведь стычки между мальчишками в этом учебном заведении были не редкостью.

Константин считал старшего брата Павла самым близким ему человеком в Ярославле. Конечно, после дяди, тети и двоюродных сестер. Хотя характерами они очень сильно отличались. Часто приезжая в город по делам, Пашка любил отдохнуть часок-другой вечерком в уютной гостиной возле теплой голландской печи, окруженный ароматом тетиных цветов, побеседовать с дядей Иваном Николаевичем о торговых делах, политике и городской жизни. На младшего брата, конечно, смотрел он немного издалека, да и большая разница в возрасте не способствовала их духовной близости. Но нет-нет, да и привозил Павел из Диево-Городища гостинцы от мамки, письма с подарками от других братишек и сестер. Поэтому приезд брата Павла в дядин дом всегда радовал Константина. Да и для Ивана Николаевича появление общительного племянника означало одно — вечер будет интересным, с хорошим ужином, выпивкой, граммофоном и песнями под гитару в виртуозном пашкином исполнении. А выпить Иван Николаевич, конечно, любил. Как многие русские купцы. За что тетя Ирина Сергеевна нередко отчитывала его.

Была и другая причина, по которой брат Павел часто посещал дом своего дяди. Об этом родственники, конечно, старались не говорить. Но Константин видел, что Пашке очень нравилась его старшая кузина Соня. Молодая красивая умная барышня, по годам чуть младше Павла, все еще не была замужем. Имея прекрасное гимназическое образование и отличаясь изысканными манерами, она всегда казалась Константину излишне строгой и холодной. Не то, что младшая Надя — жизнерадостная и игривая девчонка. Но именно это почему-то привлекало излишне эмоционального и любвеобильного Павла. Да и сама Соня, похоже, тоже питала к нему тайную женскую страсть. Увы, им не суждено было соединить свои сердца. Хотя бы по причине очень близкого родства. И все же Павел, бывая в доме на Рождественской улице, только и ждал момента, чтобы остаться наедине с Соней. Это была, конечно, платоническая страсть обоих, не приносившая им в итоге ничего, кроме разочарования. Встречаясь, они ненасытно разговаривали и флиртовали, затем ссорились и грустили каждый в своем уголке. Потом опять мирились и снова ссорились. Это была сказка-неотвязка, как считал Константин. Быть может, какое-то особое развлечение для Павла. И большое несчастье для кузины, которой и так не просто было найти себе жениха из-за ее сложного характера, а с тайной любовью к Павлу — вдвойне.

И вот теперь Павлу с другими участниками Диево-Городищенской театральной труппы предстояло играть на сцене художественного электротеатра одноактный этюд Рафаила Адельгейма «Пассажир». А после выступления селян известный в Ярославле купец, благотворитель и покоритель искусств Григорий Иванович Либкен представлял новый, недавно созданный его киностудией «Волга» фильм «Дочь купца Башкирова». По другому — «Драма на Волге».

В перерыве же между игрой драмстудии и показом фильма выступала с песнями некая Валентина Николаевна Барковская, актриса из Москвы.

И вдруг юноша вспомнил, что брат Павел не отдал ему бесплатного билета-контрамарки для прохода в зрительный зал. Собственно, не отдал потому, что обещал отдать перед началом постановки прямо в клубе приказчиков. Только вот незадача — предстояло найти брата в этом незнакомом здании, а где он находился — Константин не знал.

Молодой человек подошел к одному из лакеев, дежуривших в фойе, и вежливо спросил:

— Вы не подскажите, как найти актеров из села Диево-Городища? Они играют сегодня здесь спектакль «Пассажир». Мне очень нужно видеть Павла Александровича Саврасова!

Расторопный лакей средних лет с видом полной осведомленности немного усмехнулся и ответил:

— Вы, молодой человек, зря вошли с главного входа. К ним со служебного лучше. Ну да ладно. Пойдемте, я проведу вас!

Он повел Константина через буфет со сладким запахом свежего отварного кофе и пирожных, затем через продуктовый склад и вывел, наконец, в темный длинный коридор, где было много дверей.

— Дальше я затрудняюсь., — сказал лакей. — Но точно знаю — актеры переодеваются здесь. Вы постучитесь сами, поспрашивайте! Вам подскажут. А мне пора назад в фойе. Уж не взыщите…

И ушел.

Константин в недоумении осмотрел незнакомый коридор и вздохнул: «Ничего себе задача… И Пашка тоже хорош! Номер комнаты сказать забыл! Хотя наверно он и сам не знал, где Диево-Городищенская театральная труппа будет переодеваться…».

Юноша подошел к одной из комнат и прислушался. За дверью кто-то упорно повторял роль и непрерывно курил. Запах сигаретного дыма просачивался через замочную скважину.

«Не здесь! — решил Константин. — Пашка сигарет на дух не переносит».

Он направился к другой двери и постучался. Эта дверь оказалась не заперта. Но на стук никто не ответил.

«Войду и спрошу! — решил Константин. — А то можно пропустить начало спектакля…»

Юноша осторожно вошел в небольшую хорошо убранную комнату с ширмой, которая делила помещение на две половины.

— Простите, господин! — проговорил он тихим дрожащим голосом, не зная еще, к кому обращается.

Опять без ответа. А, может, здесь и нет никого?

Константин решился отодвинуть ширму, чтобы окончательно убедиться в отсутствии хозяина — неизвестного ему господина. Да так и обомлел. Спиной к нему перед зеркалом стояла раздетая по грудь женщина и спокойно расчесывала свои темные вьющиеся волосы. Увлеченная этим занятием, она не заметила появление Константина.

Юноша отшатнулся. Дама вздрогнула и обернулась. Это была необыкновенная красавица с очаровательными голубыми глазами лет примерно двадцати восьми. Она показалась Константину просто обворожительной: стройные сильные ножки, переходящие в идеальные бедра с узкой талией, высокий бюст, гордый, уверенный взгляд. Прекрасное живое лицо с изящными губами, скрывающими яркий темперамент. Одного взгляда на эту даму было достаточно чтобы понять: никогда прежде он не видел более совершенного женского существа и таких томных, соблазнительных глаз.

— Уйдите же! — закричала она в испуге, стыдливо прикрыв обеими руками свою грудь. — Как вы посмели войти без стука!

От такого казуса Константин потерял дар речи. Не зная, что ответить, он покраснел и замер.

— Вы, что, глухой?! — опомнилась женщина, схватив первое попавшееся платье и накинув на грудь. Теперь к ней вернулось прежнее самообладание. — Да вы, что, совсем плохой?! Уйдите отсюда!

— Простите, я нечаянно, — пытался оправдаться Константин, отодвигаясь за ширму. — Я хотел только получить… контрамарку.

— Что?! — не поняла красавица. — Вы издеваетесь надо мной?!

— Простите, сударыня…

Неожиданно в сторонцу Константина последовал уверенный, но легкий удар платьем, которое держала в руке женщина. Видимо, она была не из робкого десятка.

— Вон отсюда, невежа! — закричала она громко, и ее прекрасные голубые глаза засверкали в искреннем негодовании.

Поняв, что дальнейшие объяснения бессмысленны, Константин пустился наутек. Но бежать пришлось не долго. Возле самой двери ему преградил дорогу высокий мускулистый господин с широкими усами, одетый, как говорится, с иголочки. Стройные гладко выглаженные брюки, жилетка поверх рубашки, очищенная до блеска обувь. Его глаза были полны ярости, а настроен он был весьма решительно.

— Как вы посмели войти сюда без разрешения, юноша?! — прошипел незнакомец с небольшим акцентом.

— Простите, господин, я случайно…, — жалобно ответил молодой человек, в буквальном смысле загнанный в угол.

— Случайно?! — еще пуще рассвирепел мужчина, похожий в этот момент на разгневанного Аполлона. — Вы случайно оказались возле моей обнаженной жены?! А не хотите, я набью вам морду!

Неожиданно помощь подоспела от самой красавицы.

— Что вы, Дмитрий Вилигович! — испугалась дама, натянув, наконец, на себя, то самое платье. — Побойтесь бога! Бить человека в незнакомом городе… Вы разве не видите, что это всего лишь мальчик, который перепутал комнату…

Теперь она хорошо рассмотрела Константина.

— Вы кого-то искали? Отвечайте же?

— Искал Павла Саврасова, брата моего, который сегодня выступает здесь в клубе приказчиков. Они играют спектакль «Пассажир» по Адельгейму. Брат обещал мне контрамарку.

— Ах, вот оно что…, — милостиво и дружелюбно рассмеялась дама. — Я уже слышала про вашего брата… Ну, так идите и ищите его! Он, наверно, где-то рядом? Я, конечно, не знаю сама где он?… Здесь то его уж точно нет!

Почувствовав, что спасен, Константин быстро направился к выходу. Но мускулистый мужчина последовал за ним.

— Я провожу этого господина, Валенька! — бросил он жене, закрыв за собой дверь.

Не успев отойти и двух шагов от комнаты, Константин ощутил сильный рывок назад. Тот, кого она назвала Дмитрием Велиговичем, решительно взял юношу за воротнички и приподнял над полом.

— Только из уважения к моей дражайшей супруге и вашему городу, где плохо убирают снег, я не буду бить тебя, щенок! И запомни раз и навсегда, недотепа: не сметь приближаться к Валентине Николаевне Барковской без моего разрешения! А теперь вон отсюда!

Но Констанин уже бежал, сломя голову, назад к буфету.

— А еще раз придешь, поручик Ботельман с тебя голову сорвет! — донеслись до него слова. — Случайно он, чертенок его побери!


Свидетельство о регистрации СМИ yarcube.ru : Эл №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)



0 комментариев

В настоящий момент комментариев нет. Вы можете стать первым.

Ничего не найдено
Новенькое