17 июня 2019 15:41

Экономист Александр Прохоров: «Злобы на власть у людей нет»

Сможет ли мэр Ярославля Владимир Волков сдержать обещание и погасить бюджетный долг? Почему столичные чиновники не эффективнее местных? Сбылось ли предсказание Бориса Немцова? «Яркуб» спросил об этом экономиста, кандидата наук, преподавателя ЯрГУ имени Демидова Александра Прохорова.
Экономист Александр Прохоров: «Злобы на власть у людей нет»

— Александр Петрович, в начале июня прошел Петербургский международный экономический форум. На нем, в частности, представители Минэкономразвития пообещали россиянам прорывной рост отечественной экономики. Когда ждать улучшения жизни?

— Обещания исходили из уст министра [экономического развития РФ Максима] Орешкина? Если учесть, какую должность он занимает, прорыв будет. Министру экономического развития сегодня передан Росстат, так что все необходимые цифры у него будут.

— То есть, цифру обеспечат?

— Да. Это как с падением рейтинга Владимира Путина. Сначала нам объявили, что он чуть выше тридцати процентов, а через день, после недовольного окрика из Кремля, этот показатель волшебным образом увеличился вдвое. Но цифрам сегодня никто не верит. Люди ходят в магазин, получают зарплату и видят, что творится вокруг. Сейчас нарастает тотальное недоверие к официальной статистике. Так что говорить можно все, что угодно, но это вряд ли будет воспринято гражданами серьезно.

— Сформулирую вопрос по-другому: что на самом деле будет происходить в России?

— Стагнация продолжится. Жизненный уровень людей падает, происходит перераспределение доходов в пользу госкорпораций. Естественно, первые беднеют, а вторые богатеют. Мы уже привыкли жить хуже, но я открою вам секрет — так живут не все, в производственном и финансовом секторе с прибылью все хорошо. Денег у них много, даже очень много, правда, вкладывать их некуда — никто не хочет рисковать. Но финансовые показатели в экономике неплохие.

— В госкорпорациях тоже люди работают...

— Да. Но это приближенные люди. Их фамилии у всех на слуху.

— Почему же они боятся вкладывать деньги в развитие отечественной экономики?

— Они охотно вкладывают. В некоторые проекты. Правда, злые языки утверждают, что они именно потому и вкладывают охотно, что с этого получают большой откат. Говорят, что и газопроводы они строят не там, где нужно, а лишь бы трубу закопать. Мосты тоже строят, но там, где по ним мало кто поедет, да и дороги нередко у нас прокладывают в тех местах, где нет в них необходимости.

Никто не вкладывает в те сферы, где работает большое число людей — им же зарплату платить надо. В социальную сферу по этой же причине деньги не идут — не украдешь на этом много. Другое дело — затеять какое-нибудь масштабное строительство.

Вспомните 2010 год, юбилей Ярославля. Деньги в город рекой текли. А помните, какой объект был назван основным? Я напомню — нижняя набережная Волги. Была ли она уж так нужна городу? Очень сомневаюсь, это ведь не современная клиника, не социальный объект. Впрочем, есть подозрения, что большая часть средств тогда не в Ярославле осталась, в столицу денежки вернулись.

По этой же схеме строили мост на остров Русский, Олимпийские объекты в Сочи, на которые потратили 50 миллиардов долларов. Чудовищные деньги! Ни одна Олимпиада столько не стоила.

Стадионы в регионах тоже построили, но большая их часть сегодня пустует, они не нужны. В Саранске, например, тысяч триста населения, а стадион отстроили огромный, если не ошибаюсь, он тысяч сорок вместить может. Но столько никогда туда не приходит.

— Александр Петрович, давайте поговорим о хорошем. Вы много ездите по России, наверняка знаете регионы, где жить лучше, чем в Ярославле. Поделитесь с читателями «Яркуба» информацией.

— Боюсь, нового не скажу ничего. Нынешняя Россия — это не СССР, где разница в доходах между республиками, краями и областями была огромной. В девяностые годы мы похожую картину наблюдали — ведь были откровенно нищие регионы, такие как Ивановская область, и благополучные — Ярославская область тому яркий пример.

Сегодня наша область съехала вниз по многим показателям. В первой половине девяностых по уровню заработной платы и уровню общего дохода в ЦФО, куда входят 18 регионов, мы занимали третье место, шли сразу после Москвы и Московской области. Так продолжалось до начала нулевых, пока у регионов не начали изымать доходы в пользу федерального центра. Именно тогда политическая вертикаль превратилась в вертикаль финансовую.

Не секрет, что порядка 80% бюджета аккумулируется в Москве, а оттуда регионам выделяют средства «на бедность». Тем, кто совсем бедный, выделяют больше, тем, кто побогаче, поменьше. В течение 15 лет уровень жизни в российских регионах постепенно сравнялся, везде стало примерно одинаково. Выбиваются из общего строя Москва, Санкт-Петербург и нефтяные районы. Вот те действительно купаются в деньгах!

Бывал я в Ханты-Мансийске, и знаете, меня все время не покидало ощущение, что в этом городе вечный праздник. Проезжаю по дороге, вижу интересное здание в виде шахматной фигуры, спрашиваю: «Что это?» Оказалось, шахматный дворец. Его построили накануне молодежного чемпионата мира по шахматам, чемпионат провели, здание отдали детскому шахматному клубу, члены которого собираются время от времени. Там есть два крытых хоккейных стадиона; причем один из них не меньше нашей Арены-2000. А население меньше ста тысяч.

— Молодежь продолжит уезжать из Ярославля в столицы?

— Конечно! В Москве и Петербурге не только работа и деньги. Там интересная жизнь, поэтому способные и энергичные ребята стараются уехать. Исключение — математики и программисты. Им и здесь хорошо, потому что их бизнес не завязан на локацию, они работают на мировой рынок. Им совсем не обязательно жить в мегаполисе, чтобы выполнять заказы из Кореи, Австралии или США.

Посмотрите на компанию «Тензор», головной офис которой находится в Ярославле. Пять тысяч сотрудников, две тысячи трудятся здесь. Большая часть — выпускники ЯрГУ. Есть аналогичные предприятия — «Диасофт», например, тоже занимается разработкой программного обеспечения. Там работают наши ребята, наше будущее, городской актив.

— К слову о городском активе. Мэр Владимир Волков заявил, что семь миллиардов бюджетного долга можно выплатить за семь лет. Как вы считаете, способны ли городские власти уложиться в обозначенные сроки?

— Ох... Долги — это ведь беда не только Ярославля, это беда всех муниципалитетов. Подкосили муниципалов известные майские указы президента. В 2012 году Владимир Путин объявил о повышении зарплат работникам бюджетной сферы. Но денег на эти цели центр тогда выделил недостаточно, основную часть региональные и муниципальные власти должны были сами изыскивать. Вот и оголили все, что можно, чтобы выполнить приказ начальства. Даже это не всем помогло — доходов-то у местных властей фактически не осталось, поэтому пришлось занимать деньги у банков. Ярославль тоже попал в финансовую ловушку.

Сегодня долг Ярославля сравнялся с величиной доходной части бюджета. Это не то чтобы катастрофа... При нормальной экономике такой вариант развития событий вполне оправдан. В мире есть страны, суммарный долг которых равен объему годового ВВП или даже больше, но они, обслуживая его, вполне неплохо живут. Посмотрите на Японию, например.

Но мы не Япония. У Ярославля мало источников доходов, ведь все налоги, которые хорошо собираются, уходят в вышестоящие бюджеты, нам остаются налог на имущество, транспортный налог, ну, часть НДФЛ... Поэтому муниципалитеты по всей стране нищие, сидят без денег, поэтому для них образовавшиеся долги — это неподъемная ноша, и самим им из этой долговой ямы не выбраться.

— Продали бы МУПы. Зачем, например, Ярославлю автотранспортные предприятия? Зачем «Горзеленхозстрой»?

— О, когда есть свой муниципальный транспорт, понятно же, что есть и увлекательные статьи расходов. Надо ведь автобусы закупать-ремонтировать, топливо приобретать... И люди, к этому причастные, себя не обижают. Они клещами держатся за сохранение муниципального транспорта, а конкурентов-маршруточников прессуют. Помните, при бывшем градоначальнике [Владимире Слепцове] владельцев маршруток старые автобусы заставили продать, закупить другие.

— Власть в регионе и Ярославле в основном представлена, стоит прямо отметить, выходцами из столицы. Уровень квалификации этих чиновников, казалось бы, должен быть выше, чем у местных, но на деле разницы не видно. Почему?

— А вы зайдите в интернет, почитайте, что ярославцы пишут о местной власти, и вам все станет ясно. Московские чиновники привели с собой своих подрядчиков, преимущественно из Подмосковья, которые устанавливают свои порядки. Они подмяли под себя все и всех, и взносы на капремонт спокойно завели под своих людей, собрали с граждан средства на замену лифтов, которые и не предполагалась менять. Я уж не говорю о величине тарифов на утилизацию мусора. Его, напомню, вывозит столичная фирма. Денег мы платим больше, а мусор как утилизировался по старинке, так и утилизируется. Никаких прорывных технологий в этом процессе не наблюдается, хотя поначалу о них было заявлено.

Люди власти не доверяют, соответственно и рейтинги у ее представителей невысокие. Это энтузиазма не прибавляет. Учитывая, что в Ярославле всегда была велика прослойка протестного электората, весьма вероятно, что Администрация президента либо власть эту поменяет, либо скорректирует ее поведение.

— Вы считаете, что в АП отслеживают все происходящее в регионах?

— Сложно сказать, думаю, внешняя политика [федеральным] чиновникам интереснее. Хотя бы потому, что она интереснее президенту.

— Если мы о внешней политике вспомнили, то есть вопрос об импортозамещении. Почему оно не состоялось?

— Ответ на этот вопрос был найден давным-давно. В 1950-1970-х годах некоторые государства Латинской Америки пытались пойти по аналогичному пути и доказать миру, что они могут себя обеспечить всем. В итоге были потеряны огромные деньги, а результат — нуль. Почему? Да потому что никому еще не удалось опровергнуть базовые основы экономической теории. Двухсотлетней давности «Принцип сравнительных затрат» Дэвида Рикардо гласит, что присоединение к мировому рынку делает страну богаче, а изоляция от мирового рынка делает страну беднее.

— Борис Немцов в свое время предсказывал, что в России партия холодильника в итоге победит партию телевизора. Сбылось ли предсказание?

— Мы видим, как партия холодильника действительно постепенно побеждает партию телевизора. Если бы мы жили богаче, то чаще верили бы телевизору, но сейчас ситуация иная, так что большинству на телевизор наплевать, а вот холодильник становится все важнее и важнее. Здесь логика проста: каждый отнятый у населения рубль подрывает основы власти. Мы это все ведь уже проходили в конце восьмидесятых.

— Александр Петрович, а куда мы в итоге идем?

— Мы никуда не идем, мы пока стоим на месте. Но революции не будет. Пока. Как бы мы ни жаловались на жизнь, за последние пятнадцать-двадцать лет ее уровень резко вырос. Подушка безопасности у властей прочная.

Чтобы не быть голословным, приведу две цифры: в начале 2000 года в России средняя зарплата составляла 93 доллара; первого января 2014 года — 970-980 долларов. Почувствовали разницу?

Замечу, что запасы стремительно тают, так что времени на работу над ошибками у властей все меньше. Впрочем, все зависит от цены на нефть. Но пойти на новый срок президенту Путину будет нелегко. Все понимают, что перспектив никаких нет, эта модель экономики себя исчерпала, чиновники, закрыв глаза, ждут, что будет.

— Помните, Владимир Путин несколько лет назад просил подождать, когда цена на нефть поднимется. И ведь поднялась! Может, и в этот раз сценарий повторится?

— Нас это уже не спасет, потому что машина проедания доходов государства так настроена — сколько в топку денег не кинь, не поможет. Теплее не станет.

В целом стратегия нацпроектов ошибочна. Неправильно отнять деньги у всего населения и отдать их тем, кто придет голосовать. Пока эти деньги дойдут до бюджетников и пенсионеров, львиная часть прилипнет к рукам руководителей госкорпораций, компаний и чиновников. Известно ведь — чем реже вы передаете деньги из кармана в карман, тем целее они будут, потому что каждая такая передача — это усушка, утруска и откаты.

Но злобы на власть у людей нет. Есть усталость, раздражение, апатия, но злобы нет. Так что, какие бы права не нарушались, если благосостояние людей нормальное, бунта не будет.


наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <