29 марта 2019 12:41

Ярославский социолог Евгений Голубев: «Не мифы играют сегодня главную роль, а реальные действия власти»

Руководитель социологического центра «Хи-квадрат» Евгений Голубев в интервью «Яркубу» объяснил, почему холодильник побеждает телевизор, а вертикаль власти в России — конструкция неустойчивая.
Ярославский социолог Евгений Голубев: «Не мифы играют сегодня главную роль, а реальные действия власти»_157181

Во всем виноват Кремль

Евгений, в медиа развернулась дискуссия о том, каким образом домохозяйке из Усть-Илимска удалось победить на местных выборах и стать мэром города. Это продолжение осенней истории, когда жители ряда регионов России на губернаторских выборах голосовали за кого угодно, только не за кандидата от правящей партии? Каким образом эти события могут повлиять на грядущие в Ярославской области выборы?

До тех пор, пока подобные случаи единичны, никак они не повлияют на ход избирательных кампаний, начавшихся в регионах. И так будет продолжаться, пока единичные случаи не превратятся в критическую массу.

Критическая масса накопится когда? Сколько кампаний должно пройти — пять, шесть?

Скорее, десяток-другой. И хотя сегодня власть более внимательно подходит к выборам кандидатов на должность руководителей субъектов, пока никто не гарантирует, что эти кадровые решения непременно приведут к победе нужных людей.

Сегодня вертикаль власти еще крепка, а если потребуется, то неугодных можно всегда придавить так называемым бюджетным федерализмом. Но если продолжится череда протестных голосований, Кремлю придется задуматься об устойчивости существующей системы власти. Ведь, по большому счету, любая неудача местных властей уже проецируется на самый верх. Пока это явление малозаметно, но прошлогодние выборы глав регионов наглядно продемонстрировали: оно существует. Когда стакан будет наполнен доверху, жидкость из него непременно прольется. Вопрос лишь в том, как скоро это случится.

Я недавно побывала в Барнауле, столице Алтайского края. Там год назад губернатор сменился по той причине, что субъект дружно проголосовал на президентских выборах за Павла Грудинина. На смену «крепкому хозяйственнику» пришел молодой технократ. Но уровень жизни в регионе от этого опустился еще ниже — с 66 на 73 место. Средняя зарплата уменьшилась за год на 25 процентов. Получается, что от перемены персоналий ничего не меняется?

Действительно, сложная ситуация. Но она осложнится еще сильнее, потому что если раньше местные власти были неким громоотводом, то сегодня это уже не работает.

У нас в Ярославской области похожая ситуация. Дмитрий Миронов в регионе три года, и всем уже понятно, что и каким образом будет делаться дальше. Повлияло ли его появление на общую ситуацию? На мой взгляд, нет. И смена мэров на нее не влияет. И люди невольно задумываются: если смена власти во втором эшелоне ни на что не влияет, то, может быть, не в нем дело?

Впервые многие задали себе подобный вопрос в начале реализации пенсионной реформы в стране. И они продолжают его задавать, потому что видят, что в их жизни реально ничего не меняется в лучшую сторону. И сколько бы по телевизору не рассказывали, что это не так, люди-то видят другое.

Скажу больше. Время политтехнологий проходит, наступает время реальной политики. Не мифы играют сегодня главную роль, а реальные действия власти, которые приводят к каким-то позитивным изменениям. Так что холодильник побеждает телевизор.

Ярославцы, а вы хотите как... в Барнауле? Сравнительное исследование цены достойной жизни, которое провела Людмила Дискова.

Ждете ли вы каких-то перемен в наступившем году?

Если вы говорите о глобальных переменах, то нет. Я их не жду. Да и бессмысленно их ждать, ведь развернуть корабль, идущий в определенном направлении, совсем не просто.

Кто выступит от имени народа

Президент обозначил направления, по которым уже якобы началась работа. Я о реализации национальных проектов. Не знаю, что можно сказать о других, но вот со здравоохранением в Ярославской области творятся не совсем понятные дела. И, судя по тому валу негатива, который я вижу в соцсетях, слышу от людей, в том числе от медиков, дела в отрасли лучше не становятся. Почему?

Думаю, что пока рано судить о каких-то итогах. Слишком мало времени прошло с начала реформирования системы. Да, пока качество медицинского обслуживания не улучшается, но это не значит, что этого не произойдет нигде и никогда.

Однако терпение людей не беспредельно...

О, вот здесь вы ошибаетесь — русский народ очень терпелив. Он может ждать и год, и два, но на улицу не выйдет. Даже если терпение закончится, это еще ничего не значит, потому что нужен вожак, человек, который выведет людей на улицу. Но не Навальный, потому что он на эту роль не годится. Почему? Да потому что многими он воспринимается скорее как человек из элиты. А такие люди по определению не могут выступать от имени народа.

Ситуация в России сегодня такова, что сложно ждать появление лидеров. Согласитесь, стать лидером сегодня — это небезопасно. Разве не так?

Соглашусь, но замечу: это вовсе не значит, что лидеры не появятся никогда. Вот не хотел говорить, но все-таки скажу. На минувших выборах — и президентских, и в Госдуму — я наблюдал за тем, как вели себя ярославские коммунисты. У них ведь на самом деле был шанс заручиться широкой поддержкой избирателей, но надо было идти к людям, во дворы, например, а вместо этого они стали митинги устраивать. Зачем?

Коммунисты просто не с теми лозунгами на митинги выходят, они региональную повестку заменили федеральной.

Абсолютно верно! Региональная повестка более понятна. Давайте вспомним Кемерово и Амана Тулеева образца 1989-1991 годов. Именно вокруг него и шахтеры бастующие сплотились, и аграрии, и горожане. Причем популярен он был не только в Кемеровской области. Напомню, что он трижды принимал участие в президентских выборах в качестве кандидата в президенты и набрал немало голосов в свою поддержку.

И сейчас есть люди, которые вполне могут стать лидерами, но пока они сидят и ждут своего часа. Мы вот очень плотно общаемся с директорами малых и средних предприятий. И все они замечают, что работать становится сложнее. Что говорят? Говорят, мол, желательно было бы, чтобы российское правительство начало менять экономическую политику, потому что в противном случае крах неминуем. При этом они лояльны действующей власти, считают, что санкции — это благо для страны, поскольку дают возможность национальному производителю подняться, но тут же замечают, что те запчасти, которые они покупают за доллары, подорожали, да и потребитель уже не так охотно покупает их изделия.

Я правильно понимаю — с одной стороны директора боятся действующей власти, а другой считают, что надо что-то делать?

Им приходится выживать в сложившихся условиях, но если их положение будет и дальше ухудшаться, то они будут высказываться и смелее, и активнее. И неизвестно, кто оседлает эту бурную политическую волну. Больше скажу — есть некие предвестники усиления активности. Но если это действительно так, то политические лидеры быстро обозначатся.

С приближением думских выборов, до которых осталось не так уж много времени, борьба противоборствующих кланов будет усиливаться, причем не только в Москве, но и в регионах. Сейчас все они борются за внимание одного человека — Владимира Путина, а вот к дате Х, к началу избирательной кампании, эта борьба перейдет в иную фазу. Так что после думских выборов мы увидим тех, кто будет определять нашу жизнь в ближайшей перспективе. Мы обязательно увидим новых политических лидеров.

От чего зависит судьба Дмитрия Миронова

Евгений, если говорить откровенно, сложно поверить, что обрисованный вами сценарий будет реализован. У меня порой возникает ощущение, что нашей власти глубоко фиолетово то, что происходит в стране. Никто и руку-то на пульсе не держит, ситуацией не владеет. Разве не так?

Верхи и власти все-таки разные. Если вы сейчас про администрацию президента, то уверяю вас — там все обо всем знают. Другое дело, что ничего поделать не могут, поскольку центр принятия решений находится не в АП, он сосредоточен в руках президента. А президент, в свою очередь, не видит опасности народных бунтов. И предвестники русского бунта, бессмысленного и беспощадного, действительно не заметны. Но рост внутреннего напряжения есть, и никто не знает, когда это все полыхнет.

Думаю, что все ждут, чем закончатся сентябрьские выборы в регионах.

Чем они закончатся?

Может быть, и полной победой системных кандидатов. Но это в случае, если вовремя уберут заведомо непроходные фигуры, дадут регионам денег, заставят кандидатов в губернаторы общаться с народом.

Но может быть, что все они проиграют, и тогда это будет полный позор. Однако такого никто не допустит, поэтому, скорее всего, мы увидим серединный результат с новыми точками протеста. Так или иначе, политику в стране менять придется, ведь власть же не хочет, чтобы в 2021 году [на выборах в Госдуму] в России победили оппозиционные силы.

В любом случае избирательные кампании в регионах нынче не будут похожи на те, что были раньше.

Может ли так случиться, что федеральная власть все деньги отдаст тем регионам, где будут проходить губернаторские выборы, а другие, в том числе Ярославская область, останутся ни с чем?

Думаю, на дополнительные субсидии и субвенции из Москвы нам рассчитывать не стоит. Придется рассчитывать на свои силы и деньги, а их явно не хватает. Не исключено, что Ярославль уже в нынешнем году станет банкротом, поскольку денег у города нет вообще. Это неприятный прецедент. Даже с психологической точки зрения. Получается, что сделать ничего нельзя, перспектив никаких нет, и самое правильное решение, которое должна принять молодежь, одно — бежать в столицу и там обустраиваться. Впрочем, многие уже так и сделали. И это плохо, ведь уезжают лучшие.

Представьте ситуацию: в ближайшее воскресенье пройдут выборы губернатора Ярославской области. Дмитрий Миронов на них победит?

В ближайшее воскресенье он бы победил. Но победа легкой не была бы. А вот на сентябрьских выборах все могло бы сложиться по-другому, не факт, что он бы победил. Все-таки рейтинги власти падают, медленно, но падают.

На что Дмитрию Миронову следует срочно обратить внимание, если он не хочет остаться за бортом?

Есть две проблемы от решения которых зависит дальнейшая судьба Дмитрия Миронова. Первая — это, условно говоря, мусор, а вторая — здравоохранение.

Если не удастся наладить реальный раздельный сбор мусора, его переработку, то власти будет нечего предъявить людям. От обещаний о внедрении новой экологической политики останется пшик.

Что до ситуации в здравоохранении, то здесь все еще сложнее. На мэров и глав поселений ответственность за решение этих вопросов не переложишь, поскольку регион их взял на себя, так что придется работать и добиваться результатов. Пока похвастаться нечем. Проводимая оптимизация больниц реального улучшения качества медицинского обслуживания не принесла. И если в ближайшие полгода в отрасли ничего кроме сокращения ставок медперсонала происходить не будет, это отрицательно скажется на рейтинге губернатора. В конце концов наступит момент, когда ему надо будет просто бежать из региона.

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <