7 августа 2018 09:35

Сергей Бабуркин: общество адекватно отреагировало на информацию о пытках в колониях

Уполномоченный по правам человека в Ярославской области — о том, как сотрудники ИК-1 Ярославля избили заключенного Евгения Макарова, сняли это на видео, а теперь стали фигурантами уголовного дела.

Сергей Бабуркин: общество адекватно отреагировало на информацию о пытках в колониях

Уполномоченный по правам человека в Ярославской области — о том, как сотрудники ИК-1 Ярославля избили заключенного Евгения Макарова, сняли это на видео, а теперь стали фигурантами уголовного дела.

Журналистам «Новой газеты» удалось доказать, что российские осужденные подвергаются издевательствам в СИЗО и лагерях. Когда в СМИ попало видео избиения заключенного сотрудниками исправительной колонии № 1 Ярославля, начались проверки пенитенциарных учреждений страны. Следственный комитет возбудил и расследует уголовное дело о превышении полномочий с применением насилия.

О том, почему в ярославской колонии сложилась такая ситуация, и как виновным в пытках больше года удавалось избежать наказания, мы поговорили с омбудсменом Сергеем Бабуркиным.

Сергей Александрович, поясните, какие спецсредства есть у сотрудников пенитенциарных учреждений, чтобы защитить не только себя, но и заключенных, отбывающих наказание, от ЧП?

Перечень этих средств установлен соответствующими нормативными документами. В арсенале сотрудников ИК есть не только наручники, но и резиновые палки, водометы, специальная техника, которые используются в случае возникновения массовых беспорядков, и, конечно, огнестрельное оружие, которое применяется в определенных ситуациях.

Однако в любом случае заключенного сначала предупреждают о необходимости соблюдения правил, установленных в учреждении, и лишь затем, если это предупреждение не сработало, применяют спецсредства. Закон также указывает на то, что применение физической силы и специальных средств должно нанести заключенному минимальный вред. Понятно, что злоупотребления в данном случае недопустимы. Это все регламентировано внутренними актами ФСИН.

Но есть и другие меры принуждения, которые позволяют наказать провинившегося — объявление выговора, водворение в штрафной изолятор, перевод сроком до полугода в помещение камерного типа и сроком до года в единые помещения камерного типа.

Общественность шокирована тем, как «воспитывают» заключенных сотрудники ярославской колонии. Опубликованное видео наглядно продемонстрировало, каким жестоким пыткам осужденные могут подвергаться. Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов заявил журналистам, что если бы наши исправительные учреждения были оснащены камерами наблюдения, то подобного не произошло. Вы с этим согласны?

Видеофиксация — одно из средств, которое помогло бы не только поддержанию порядка в ИК, но и недопущению там подобных ситуаций. Но это, повторю, только одно из средств. Есть еще вопросы, которые необходимо решить. Помимо соблюдения законов надо обратить внимание на подготовку кадров.

Насколько стабильно психическое состояние сотрудников ИК, принимавших участие в пытках? Кто-то их освидетельствовал?

Я полагаю, что большинство сотрудников ФСИН — это нормальные люди, они хорошо подготовлены и работают добросовестно.

Те, кого мы увидели на видео, нарушили закон и посрамили звание офицера. Это следствие не совсем качественной подготовки и воспитания кадров. Эти вопросы мы поднимали, беседуя с первым заместителем директора ФСИН Анатолием Рудым.

Я не исключаю, что в ряде случаев мы имеем дело и с профессиональным выгоранием. Как мне сами сотрудники ИК говорили: «Осужденные сидят, и мы в тюрьме большую часть времени с ними проводим». Психологически это непросто. А уж когда нет хорошей моральной и правовой подготовки, то это беда. Именно по этой причине некоторые сотрудники действительно скатываются до уровня тех, кто осужден за насильственные преступления.

Вам не кажется, что у нас сложилась ситуация, при которой силовики, говоря обычными словами, покрывали друг друга? Жалобы от осужденных были, но реакции со стороны надзорных и следственных органов не последовало. Получается, что все обо всем знали и молчали. Почему?

Не соглашусь с вами. Я второго июля 2017 года, через четыре дня после того, как осужденного Макарова избили, направил письмо в прокуратуру. Предварительно я встретился с Макаровым, выслушал его жалобы. Мне показали и запись с видеорегистратора, но, как оказалось, она была неполной, потому что там был зафиксирован только факт неповиновения осужденного сотрудникам УФСИН — Макаров кричал на них и вырывался. К нему применили физическую силу и спецсредства. Все было в рамках закона. Прокурор тоже побывал в колонии и ознакомился с записью. Факт телесных повреждений у заключенного им тоже был зафиксирован.

А что рассказал вам Макаров? Как дальше разворачивались события?

Он рассказал о том, что предшествовало началу конфликта и что случилось после того, как его отвели в класс, где и начали избивать. Следы побоев я тоже увидел. Поинтересовался, осмотрели ли его медики, и получил утвердительный ответ.

На следующий день, третьего июля, я направил сообщение в прокуратуру. Через месяц получил ответ от надзорного органа. В нем говорилось: проведенная проверка показала, что сотрудники ИК в данном случае превысили полномочия.

В следственный отдел СУ СК по Заволжскому району были направлены материалы, в которых на это было указано. СК принял сообщение к рассмотрению. Мне говорили, что следователь получил диск, на котором были зафиксированы события, предшествующие избиению. То есть, он тоже не видел полностью всю запись. 
Опросив потерпевшего и полтора десятка сотрудников ИК, он пришел к выводу, что здесь нет состава преступления. И принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Потом этот отказ был отменен, вновь были разбирательства... Сейчас начата проверка правильности действий следователя. И я прямо скажу — вопросы к нему возникают. К сожалению, это не единственное дело, которое оборвалось, дойдя до СК. С чем это связано, покажет проверка, которая сегодня проходит в регионе.

Анатолий Рудый в разговоре с журналистами оправдал действия своих сотрудников, сказав, что Макаров сам их спровоцировал на противоправные действия.

Это неправда! Мы с ним провели целый день. Он несколько раз повторил: «Даже при желании я не могу оправдать этих сотрудников». Скажу больше — он был просто в шоке, когда посмотрел упомянутое видео.

Почему никто из руководителей правоохранительных органов не извинился за случившееся? Извинения последовали только от замглавы ФСИН Валерия Максименко.

Все просто переведено в плоскость реальных процессуальных действий. Возбуждены уголовные дела.

Это не очередная показуха?

Нет, эта реакция, которая должна была последовать сразу после случившегося. Все происходящее — это следствие общественного резонанса, вызванного сложившейся ситуацией.


После возбуждения уголовного дела 17 сотрудников ИК-1, присутствовавших на видео, отстранили от работы. Ко 2 августа следователи установили личности 12 уфсиновцев, 11 из них отправлены судом под стражу, один находится под домашним арестом по состоянию здоровья.


наверх
Эта страница использует cookies подробнее
Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет