Александр Шиханов написал книгу про работу в пресс-службе полиции. Читайте главу о 7 сентября 2011 года — дне, когда разбился самолет «Локомотива»

15 апреля 2018 10:14
Предложить тему Подсказка

Пресс-секретарь губернатора Ястребова и бывший начальник отдела информации ярославского УМВД опубликовал рукопись книги о своем опыте работы. «Яркуб» с позволения автора перепечатал главу «7 сентября 2011 года — мой взгляд, или Работа в условиях чрезвычайных происшествий».

Учебник для сотрудников пресс-служб и пиар-отделов Шиханов написал, основываясь на собственных взглядах. С 1995 по 2014 год он служил в органах внутренних дел, в том числе шесть лет возглавлял отдел информации и общественных связей УМВД России по региону. Вышел в отставку и два года трудился на посту пресс-секретаря предыдущего губернатора Ярославской области Сергея Ястребова.

«Книга может быть интересна не только сотрудникам пресс-служб государственных органов, потому что основные принципы работы неизменны. Советы, которые я предлагаю, пригодятся всем, кто работает со СМИ», — говорит Александр Шиханов.

Автор год пытался найти для учебника издателя. Не получилось. Тогда Шиханов решил выложить книгу в общий доступ. Ее можно найти на странице Александра в «Фейсбуке», главы расположены в разделе заметок.

«Яркуб» предлагает читателям познакомиться с главой о работе Шиханова во время трагических событий сентября 2011 года.


7 сентября 2011 года — мой взгляд, или Работа в условиях чрезвычайных происшествий

7 сентября 2011 года начиналось хорошо. Напомню, что в Ярославле в этот день официально открывался Международный политический форум под патронажем Президента России. Большинство участников форума приехали и прилетели в Ярославль накануне, и уже с утра в «Арене-2000» стартовали выступления политиков и дискуссии.

Для меня основная работа, связанная с форумом, закончилась накануне. Мы провели пресс-конференцию начальника УМВД, посвященную вопросам охраны правопорядка во время проведения форума. Подготовили статьи в печатных СМИ, сюжеты на телевидении, материалы на новостных сайтах. Единственное, что оставалось сделать — подготовить публикации о работе полиции непосредственно на форуме.

Для этого с утра вместе с референтом отдела информации и общественных связей УМВД Антоном Смирновым мы отправились в «Арену». Фактический материал у нас уже был. Мы знали, какие мероприятия проводятся, какие силы и средства полиции задействованы. Оставалось несколько иллюстраций, и материал готов.

Мы сделали несколько фотографий полицейских около «Арены-2000», сняли несколько планов на видео. Внутрь Антона не пустили, ФСО строго следила за соблюдением правил прохода — только по аккредитационным карточкам. Карточка Антона позволяла ему дойти лишь до дверей комплекса. Моя предполагала еще и проход в пресс—центр. Антон поехал на базу, в УМВД, а я прошел в здание, чтобы в неформальной обстановке пообщаться с журналистами.
Время пролетело быстро. Где-то после 14.00 я решил поехать в УМВД. Была прекрасная погода, ярко светило солнце. Идя по Институтской улице вверх к Московскому проспекту, я встретил коммерческого директора «Локомотива» Евгения Чуева. Мы обменялись с ним несколькими словами о форуме и о перспективах «Локомотива» в начинающемся сезоне. Помню ощущение радости и покоя, которое было у меня тогда.

В служебном кабинете, как всегда, закрутились дела. Время на работе летит быстро. В начале пятого часа раздался телефонный звонок, который резко разделил весь этот день, да и жизнь, на до и после.

16.02 падение самолета Як-42 около аэропорта «Туношна».

Звонил корреспондент телеканала «НТМ» Сережа Афоничев. Он спросил у меня, правда ли, что в Туношне упал самолет, на котором вроде бы летел «Локомотив». Первая реакция — неверие. У нас в Ярославле? Упал самолет? Не может быть. Да еще чтобы с «Локомотивом»?! Звоню в дежурку.

16.09 в дежурную часть УМВД России по Ярославской области поступило сообщение о том, что при взлете из аэропорта «Туношна» упал самолет Як-42.

Дежурный говорит, что в Туношне действительно упал самолет. Был ли там «Локомотив», пока неизвестно. Нет информации и о пострадавших в катастрофе.

16.15 о данном чрезвычайном происшествии доложено первому заместителю Министра внутренних дел А. В. Горовому, руководству правоохранительных органов по Ярославской области.

16.17 о чрезвычайном происшествии доложено в дежурную часть МВД России.

Принимаем решение ехать в Туношну. Едем вместе с Антоном. Он за рулем, я на телефоне. Постоянно идут звонки. Определенности никакой. Докладываю о случившемся в УОС МВД России. Говорю, что пока подробностей нет, что доложу позже.

Созваниваюсь с Управлением коммуникации и общественных связей (УКОС) Правительства области. Они пока тоже не владеют информацией. Едем вместе с несколькими автомашинами «Скорой помощи». Явно превышаем скорость, но сотрудники ДПС, которые в тот день были на всем протяжении пути от центра до аэропорта (напомню, что в Ярославле работал Мировой форум), только провожают нас взглядом.

16.20 дежурный по УМВД в телефонной беседе с начальником службы авиационной безопасности уточняет обстоятельства падения самолета Як-42 и количество пассажиров и членов экипажа.

Аэропорт находится в трех километрах за поселком Туношна. Почти пролетаем через поселок, когда нас тормозит инспектор ДПС и говорит, что надо ехать в сторону Волги через поселок — самолет упал там.

Поворачиваем неподалеку от туношенской школы и едем вглубь поселка, мимо церкви. Останавливаемся около какого-то двухэтажного нежилого здания. Дальше проехать нельзя — в оцеплении стоят сотрудники полиции. Берем фотоаппарат, камеру и идем пешком между каких-то заборов и огородов.

16.25 в аэропорт «Туношна» направлены сотрудники отряда особого назначения, вневедомственной охраны, кинологи, следственно-оперативные группы.

16.30 на место происшествия направлены 20 экспертов ЭКЦ УМВД, взрывотехническая и пожарно-техническая лаборатория.

До места падения немногим менее километра. Дорожки узкие, разбитые. Приходим на место. Я делаю несколько фотографий, Антон снимает видео. На месте катастрофы работают спасатели МЧС, в оцеплении стоят сотрудники ОМОН. Они прибыли сюда из аэропорта и сразу же оцепили территорию.

До крайних домов поселка буквально метров 50. Помню, еще подумал, что падающий самолет чудом не задел дома. Все место падения самолета дымится, перепахано, везде валяются обломки. Часть осколков лежит на фундаменте строящегося дома. Хвост самолета — в воде реки Туношонки, и пожарные еще заливают на нем огонь. Чуть выше по берегу лежат обломки носовой части. Крупные части самолета раскиданы на протяжении около ста метров. Ближе к аэропорту на пригорке видна береза, буквально срезанная крылом самолета при падении, и покосившийся столб линии электропередач, похожий на обгоревший крест. Под пригорком, в лощине, по которой в Туношонку течет какой-то ручей, лежат еще обломки.

16.45 поднят в воздух находившийся в Ярославле вертолет МВД России.

16.50 на место происшествия направлены 6 медицинских экспертов, 3 катера, дополнительные наряды полицейских для второго кольца оцепления.

Телефон звонит не умолкая. Начинаю подтверждать факт катастрофы. Про погибших и раненых еще ничего неизвестно. На месте сотрудники МЧС организовывают оперативный штаб, тут же уже находится начальник ГУ МЧС России по Ярославской области генерал П. Ф. Барышев.

По Туношонке и Волге передвигаются катера МЧС и милиции. Среди обломков снуют спасатели и сотрудники органов внутренних дел. Обнаруженные тела погибших относят в ложбинку чуть в стороне от места падения. Там лежит около 10 человек. Тела почти не повреждены, на них только белье и носки — вся остальная одежда (видимо, сделанная из синтетики) сгорела.

Смотреть на них почти физически больно. Больно еще и оттого, что без одежды явно видно, что все погибшие — молодые мужчины, высокие, прекрасно развитые, спортивные. Лица не узнаются под слоем копоти.

Тут и там среди обломков видны белые хоккейные свитера «Локомотива». Кажется, что они просто вылетели из сумок спортсменов. Но немного походив по месту аварии, понимаю, что это спасатели накрыли свитерами останки погибших. Есть сильно покалеченные, обгоревшие.

Заставляю себя загнать эмоции вглубь, отрешиться от увиденного. Не сейчас. Сейчас — работа.

Понимаю, что вскоре к месту катастрофы приедут журналисты. Прошу командиров ОМОН не пускать никого за оцепление без меня. Созваниваюсь с девушками из отдела. Говорю, что факт катастрофы подтверждаем, но что подробностей пока нет. Они говорят, что телефон разрывается, все ждут какого-нибудь официального сообщения. Договариваемся, чтобы они говорили, что скоро состоится брифинг, на котором будет озвучена первоначальная версия катастрофы. Я знаю, что это необходимо делать и готов убеждать руководство, что медлить с этим нельзя.

Конечно, авиакатастрофа далека от моей компетенции. Расследовать аварию будет Следственный комитет и специальные комиссии. Но дело не в этом. «Локомотив» очень важен для Ярославля. После катастрофы возникнут разные слухи, люди могут выйти на улицы, что приведет к непредсказуемым последствиям, особенно во время проведения Международного форума, когда в городе много иностранных делегаций. Чем быстрее довести правдивую информацию, тем меньше будет слухов, и тем легче будет обеспечивать правопорядок. Примерно так думал я в то время. Так я продолжаю думать и сейчас.

16.57 Первый заместитель Министра внутренних дел А. В. Горовой, начальник УМВД России по Ярославской области Н. И. Трифонов прибыли в аэропорт «Туношна». Кроме этого на место происшествия выезжали Губернатор Ярославской области С. А. Вахруков, руководитель СУ СК России по Ярославской области генерал-майор юстиции О. И. Липатов, Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе О. М. Говорун, Министр транспорта Российской Федерации И. Е. Левитин.

В 17.00 о чрезвычайной ситуации доложено Министру внутренних дел Российской Федерации.

В оперативном штабе рядом с местом катастрофы становится все больше людей. Из «Арены—2000» приезжают представители администрации Президента. Полного понимания происходящего еще нет ни у кого. Но версия о теракте отпадает практически сразу. Очевидно, что причины аварии в другом.

Вместе с Губернатором приезжает руководитель УКОС Правительства области Ольга Александровна Лилеева. Отходим с ней в сторону, и я говорю, что надо быстрее проводить брифинг, чтобы через журналистов довести до людей информацию о происходящем. Она обещает поговорить с Губернатором.

По рации от границы оцепления, где мы с Антоном оставили машину, сообщают, что подъехало несколько телевизионных съемочных групп. Время спрессовывается, всем телом чувствую, что надо быстрее принимать решение. Готов сам выйти к журналистам и рассказать им о происходящем на месте катастрофы. Но все-таки сейчас это должен сделать не я.

В 17.09 в дежурную часть УМВД России по Ярославской области поступила информация из ГУ МЧС России по Ярославской области о том, что на самолете летело 37 человек, обнаружено 22 трупа.

В оперативном штабе после долгих обсуждений решают, что брифинг должен проводить губернатор Сергей Алексеевич Вахруков — высшее должностное лицо Ярославской области. Договариваемся с Ольгой Александровной, что она выведет губернатора за внутреннюю линию оцепления, где, прямо на дороге, он будет ждать СМИ, а мы с Антоном приведем журналистов.

Выходим за натянутые красно-белые сигнальные ленты. Около наряда ОМОН стоит высокий мужчина в темно-синей майке и, держась руками за голову, смотрит в сторону обломков. Знакомые омоновцы говорят, что это отец Галимова. В момент аварии он был на даче у друзей неподалеку от Туношны, и, услышав о трагедии, сразу же прибежал сюда.
Идем к внешней линии оцепления. Пока идем, видим съемочные группы ярославских телеканалов. Местные журналисты сумели просочиться через неплотную еще внешнюю линию оцепления и огородами пробраться почти к внутренней линии, которую держит ОМОН.

Особенно запомнился один журналист, высокий парень, который, неумело пригибаясь, пытался незаметно пробраться вдоль довольно редкого штакетника. На его лице ужас от осознания катастрофы мешался с почти шакальей радостью от того, как близко он подобрался к цели. Видеть его было неприятно.

Объяснили, что лучше выйти на дорогу, где вскоре будет брифинг губернатора, что к самому месту все равно сейчас никого не пропустят, потому что это может помешать разбору обломков и проведению начавшихся уже следственных действий.

В 17.20 для действий на месте чрезвычайной ситуации развернута группировка сил и средств УМВД России по Ярославской области в количестве 518 человек, 58 единиц техники. Кроме этого, для оцепления территории крушения самолета и проведения первоначальных оперативно-следственных действий направлено 117 сотрудников полиции Северного линейного управления МВД России на транспорте. Организовано двойное оцепление места чрезвычайной ситуации, исключено движение постороннего автотранспорта, обеспечен общественный порядок и оказана помощь в проведении неотложных аварийно-спасательных работ.

У внешней линии оцепления скопилось не менее 60 журналистов. Многие из тех, кто работал на Международном форуме, уже приехали в Туношну. Недалеко, а тема настолько горячая, что аж брызжет. Съемочные группы из Японии, Швеции, Польши, Великобритании. Много москвичей практически из всех ведущих изданий. И, конечно, наши ярославские газетчики и фотографы.

Объяснил, что сейчас состоится брифинг губернатора Ярославской области, на котором будет доведена вся известная на этот момент информация. Кроме того, обещал, что операторы и фотографы смогут хотя бы издали заснять место крушения (по дороге присмотрел точку за внутренним кольцом оцепления, с которой был виден хвост самолета, лежащий в воде, и часть берега с обломками).

Как ни удивительно, но тут начались препятствия. Полиция, естественно, с моим сопровождением, журналистов пропустила, но на нашем пути стеной встал сотрудник МЧС, который непременно хотел, чтобы указание пропустить нас ему дал его непосредственный начальник. Потеряли минут семь, пытаясь вызвонить тех, кто мог скомандовать. Наконец через УКОС вышли на губернатора, который попросил начальника ГУ МЧС П. Ф. Барышева дать указание пропустить журналистов.

17.25 силами сотрудников ОМОН (г. Ярославль) взят под охрану морг, в котором планировалось помещать тела погибших.

Двинулись по дороге огромной толпой. Оглядываясь назад, я думаю, что это была достаточно сюрреалистичная картина — несколько десятков хорошо одетых людей (были ведь на паркетном мероприятии — Международном политическом форуме) пробираются по разбитым дорогам среди заборов и огородов. Чувствовал себя Моисеем, выводящим евреев из Египта. Особенно когда промахнулись дорогой, и пришлось разворачивать всю толпу обратно к нужному повороту.

Пока теряли время на переговоры с МЧС и блуждание по туношенским тропам, губернатор уже сделал заявление для трех ярославских каналов. Пришлось вновь убеждать его через Ольгу Лилееву, что нужно еще раз рассказать обо всем, что известно на эту минуту.

Журналисты быстро оцепили С. А. Вахрукова полукругом и начали задавать вопросы. Сергей Алексеевич подтвердил, что упал самолет с «Локомотивом», что в самолете было 37 человек пассажиров, что ведутся спасательные работы, что обнаружено 22 трупа, что практически исключена версия о теракте, что причины трагедии выясняются.

Брифинг занял около 7–9 минут. По его окончанию мы с Антоном провели операторов и фотокорреспондентов на небольшой мысок на берегу Туношонки, с которого можно было снять следы аварии, не мешая работе спасателей и следователей. Практически все фотографии катастрофы, обошедшие мир в тот день, сделаны именно с этого места. Там виден лежащий в воде хвост, обломки на берегу и работающие специалисты.

19.00 поступила информация о сборе в районе УКСК «Арена-2000» групп граждан, являющихся болельщиками хоккейного клуба «Локомотив», в количестве более 500 человек.

19.05 в район УКСК «Арена-2000» с Волжской набережной передислоцирован 31 сотрудник Угличского МО МВД России, 60 бойцов ОМОН.

После проведения съемки мы с Антоном вновь организованно вывели всех журналистов за оцепление. Первая, самая важная, информация была дана.

Мы решили поехать в Ярославль, к «Арене», чтобы оценить происходящее там и, если надо, подготовить информацию для СМИ. Проблема заключалась в том, что УКСК «Арена-2000» в связи с проведением Международного политического форума была оцеплена сотрудниками органов внутренних дел и ФСО, и я опасался, что там могут возникнуть конфликты.

По дороге заехали ко мне домой, взяли моих жену и сына. Они тоже хотели побывать у «Арены», куда сердцем устремились в тот вечер все ярославцы. Машину мы оставили у Институтской улицы, которая была перекрыта нарядами ГИБДД. Чтобы подойти к «Арене», надо было идти на улицу Гагарина. Жена хотела купить цветов, но в ларьках не было ничего — все цветы купили до нас. Люди шли нескончаемым потоком. Прошли вместе с ними до «Арены». Полицейские сняли турникеты со стороны улицы Гагарина, и ближняя к автобусной остановке стена комплекса стихийно стала стеной памяти.

Горы цветов, шарфы, хоккейные свитеры, рукописные плакаты, фотографии, горящие свечи. Практически нет пьяных. Много плачущих людей — мужчины, женщины. Горе объединило всех. Понимаю по настроению болельщиков, что инцидентов быть не должно.

Выходим из толпы. Жена с сыном идут домой, а мы с Антоном едем в УМВД. Надо делать информацию для нашего сайта.

20.00 поступила предварительная информация о пассажирах и членах экипажа, находившихся в самолете, потерпевшим крушение (45 человек). На месте происшествия обнаружено двое выживших: бортинженер самолета Александр Сизов и игрок ХК «Локомотив» Александр Галимов, оба доставлены в больницу им. Соловьева в тяжелом состоянии.

В кабинете начинаю быстро делать текст для сайта. Я буду дополнять его до утра следующего дня. Уточняю всю известную информацию у дежурного, у коллег из МЧС и пишу.

20.45 с места крушения самолета начат вывоз тел погибших.

Первый вариант пресс-релиза появляется около девяти вечера. Я написал там все, что было известно к тому времени о катастрофе, о работе полиции, выразил от лица УМВД соболезнования семьям погибших и попросил болельщиков не пытаться проникнуть на место аварии, чтобы не мешать работе спасателей и следователей.

Отправляю информацию в Управление общественных связей МВД России, постоянно поддерживаю связь с начальником УОС.

В УМВД, несмотря на позднее время, людно. Около 22.00 первый заместитель Министра внутренних дел России А. В. Горовой провел совещание с руководящим составом ярославских органов внутренних дел. Речь шла о подключении дополнительных резервов. Значительные силы задействовались для охраны правопорядка на форуме, а после катастрофы оперативная обстановка осложнилась.

20.55 поступила информация о том, что ранее собравшаяся группа болельщиков ХК «Локомотив», возросшая до 3 тысяч человек, предприняла попытку шествия по улицам Ярославля.

21.26 колонна болельщиков ХК «Локомотив» в количестве около 2 тысяч человек от УКСК «Арена-2000» двинулась по проезжей части дороги по улице Гагарина к Московскому проспекту. В целях недопущения противоправных действий организовано сопровождение указанных граждан сотрудниками ОМОН и ППС, силами 6 нарядов ГИБДД обеспечена безопасность дорожного движения.

Ближе к полуночи добавляю в текст абзац том, что морги и больница, в которой лежат А. Сизов и А. Галимов, находятся под охраной. Пишу о шествии болельщиков по Ярославлю. Пишу, что полиция понимает горе людей и не принимает к ним меры административного воздействия, а только обеспечивает порядок. Моя задача — дать понять читателям, что в этой ситуации (как и в большинстве других) полиция вместе с людьми.

Параллельно принимаю телефонные звонки. По рекомендации УОС МВД России звонят корреспонденты «Первого канала» и просят организовать им возможность прямого включения с места аварии. Вновь едем в Туношну.

Сотрудники ГИБДД пропускают машину «Первого канала» с «тарелкой» в поселок. Оцепление там усилено. У здания, где мы оставляли днем машину, организован контрольно-пропускной пункт. Там еще дежурят корреспонденты информационных агентств, фотокоры. Оставляем ПТС у оцепления и идем ближе к месту аварии: я, Антон, корреспондент и оператор «Первого канала» и еще один ярославский фотограф (думал, что события того дня никогда не изгладятся в памяти, а вот не помню, кто это был). Подсвечиваем дорогу камерным светом. По сравнению с тем, что было днем, дорога меняется на глазах: подвозят гравий, спрямляют повороты. Это необходимо для того, чтобы к месту аварии могла проехать тяжелая техника.

Доходим до внутренней линии оцепления. Немного снимаем работу следователей и спасателей. Она не прекращается и ночью. Рядом с местом развернуты палатки, поставлены фонари на мачтах, которые освещают место катастрофы.

Около 0.30 8 сентября корреспондент выходит в прямой эфир и рассказывает о том, что происходит за его спиной. Эфир проходит без сбоев, и мы возвращаемся к нашим машинам. Начинается дождь. Прощаемся с журналистами и едем в город.

Немного поспав, еду на работу. За ночь обстановка изменилась мало. По городу почти до утра бродили группы болельщиков «Локомотива», на месте катастрофы работали следователи и спасатели.

8 сентября по состоянию на 10.00 обнаружены тела 43 погибших пассажиров и членов экипажа самолета, потерпевшего крушение.

Командир рыбинского ОМОН Виктор Воронин рассказывает мне, что его сотрудники были одними из первых на месте падения самолета и отвезли в больницу Александра Галимова.

Еще раз переписываю пресс-релиз. Добавил туда информацию о ночных событиях. Написал абзац о рыбинских ОМОНовцах. Мне кажется, что это нужно сделать, чтобы улучшить отношение к полиции.

Вот этот пресс-релиз. Привожу его в том виде, в котором он был опубликован на сайте УМВД 8 сентября 2011 года:

07.09.2011 около 16.00 часов при взлете в аэропорте «Туношна», расположенном в Ярославском районе Ярославской области у деревни Бечевино, произошло крушение самолета «ЯК-42», принадлежащего авиакомпании «Як-сервис» (г. Москва), совершавшего рейс «Ярославль—Минск», на борту которого находился основной состав хоккейного клуба «Локомотив» (Ярославль) в количестве 37 человек и 8 человек экипажа самолета.

После взлета самолет, не набрав высоты, дал крен, задел локатор и упал на землю за пределами аэропорта в районе реки Туношенки, в 200 метрах от впадения в реку Волга. При падении произошел взрыв, в результате которого отделилась хвостовая часть самолета, носовая часть разрушилась на небольшие фрагменты. Хвостовая часть упала в реку Туношенку, обломки передней части находятся на берегу.

Первыми на месте катастрофы оказались сотрудники отряда особого назначения УМВД России по Ярославской области (дислокация г. Рыбинск), которые на катере патрулировали глиссадную зону. Они вытащили из воды одного пострадавшего. Второго вытащили сотрудники транспортной полиции.

Выжившие, бортинженер Сизов Александр, и игрок хоккейного клуба «Локомотив» (Ярославль) Галимов Александр, доставлены в больницу им. Соловьева г. Ярославля в тяжёлом состоянии.

На место происшествия выезжали Первый заместитель Министра внутренних дел Российской Федерации генерал-лейтенант полиции А. В. Горовой, Губернатор Ярославской области С. А. Вахруков, начальник УМВД России по Ярославской области генерал-майор полиции Н. И. Трифонов, начальник ГУ МЧС России по Ярославской области генерал-майор П. Ф. Барышев, руководитель СУ СК РФ по Ярославской области генерал-майор юстиции О. И. Липатов, Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе О. М. Говорун, Министр транспорта Российской Федерации И. Е. Левитин.

По факту авиакатастрофы ярославским следственным отделом на транспорте Северо-Западного Следственного управления СК РФ возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта».

Для действий на месте происшествия задействована группировка сил и средств УМВД России по Ярославской области в количестве более 500 человек.

Сотрудниками полиции произведено двойное оцепление места чрезвычайного происшествия, организовано дорожное движение, исключён допуск постороннего автотранспорта в район проведения специальных мероприятий, в полном объёме обеспечен общественный порядок.

На месте происшествия работала следственно-оперативная группа УМВД России по Ярославской области, оперативные группы ГУ МЧС России по Ярославской области, Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ярославской области и прокуратуры Ярославской области.
На базе ГУ МЧС России по Ярославской области создан Оперативный штаб.

Больница, где находятся 2-е пострадавших, а также морг находятся под круглосуточной охраной сотрудников полиции.

Произошедшие трагические события вызвали большой общественный резонанс. В период с 19.00 час. 07.09. до 01.00 час. 08.09.2011 на территории г. Ярославля стихийно собрались группы молодых людей общей численностью около 10 тысяч человек. Наибольшее количество болельщиков собралось у УКСК «Арена-2000-Локомотив» — более 5 тысяч человек, в районе Красной площади — 2 тысячи человек. В дальнейшем болельщики осуществили шествие по Московскому проспекту в направлении Красной площади.

Движение данных групп сопровождалось сотрудниками полиции, которыми осуществлялись профилактические беседы и информирование граждан о планируемых 08.09.2011 богослужениях в 10 храмах г. Ярославля и Ярославской области. Меры административного воздействия в отношении граждан не применялись.

Нарушений общественного порядка в областном центре и других городах области не допущено.

УМВД России по Ярославской области выражает соболезнования родным и близким погибших хоккеистов команды «Локомотив» и членов экипажа самолета.

Просим болельщиков хоккейного клуба не пытаться проникнуть на место авиакатастрофы, не мешать работе специалистов — экспертов и следователей.

Мы потрясены случившимся и скорбим вместе со всеми ярославцами.

Опять едем с Антоном Смирновым в Туношну. Место аварии должен посетить Президент России Дмитрий Медведев.

На месте аварии все уже не так, как накануне. Насколько видно из-за сигнальных лент (а за них нас уже не пустили следователи, которые взяли руководство в свои руки), там уже убраны многие обломки, нет, конечно, и тел погибших. Для возложения цветов приготовили небольшую площадку на берегу реки.

Ярославских журналистов, которые несколько часов ждали у полицейского оцепления, приехавшие сотрудники администрации Президента посмотреть не пустили. С Д. А. Медведевым приехал его пул — полтора десятка журналистов центральных изданий. Только они снимали возложение цветов и писали о нем.

Из Туношны едем в Ярославль. Догоняем машину «Городского телеканала». В ней, усталые, прямо на ходу спят и корреспондент, и оператор.

Телеканал «Россия» просит нас организовать интервью с рыбинскими ОМОНовцами о вчерашнем дне. Интерес к этому велик. Решаем, что запишем рассказ полицейских и для себя, чтобы потом его использовать.

Едем на базу ярославского ОМОН в поселок Сокол, где квартируют рыбинцы. Там встречаемся с журналистами «России» и вместе с ними пишем 10-минутное интервью Дмитрия Коноплева и Олега Смирнова.

Вернувшись в УМВД, пишу пресс-релиз об этом и размещаю его на сайте:

Стали известны имена сотрудников полиции, которые первыми прибыли на место авиакатастрофы, в которой погибла команда «Локомотив», и оказали первую помощь пострадавшим.

Лейтенант полиции Дмитрий Коноплев и прапорщик полиции Олег Смирнов, сотрудники отряда особого назначения УМВД России по Ярославской области (дислокация г. Рыбинск) несли службу на Волге в районе аэропорта «Туношна» на полицейском катере. В их задачу входила охрана водной части глиссадной зоны аэропорта.

Около 16.00 полицейские увидели, как с полосы аэродрома пытается взлететь самолет. «Он еле оторвался от земли, зацепил локатор, ушел влево и за деревьями рухнул, — рассказывает Дмитрий. — Мы сразу снялись с якоря и поплыли к месту падения. До него от нас было не более 300 метров. Олег направлял катер, а я доложил руководству о катастрофе. Буквально через полторы минуты мы были на месте. Часть самолета лежала в воде, остальное горело на берегу. В воде по грудь к берегу пытался идти человек. Сначала мы решили, что это рыбак, который случайно оказался на месте аварии, но потом поняли, что это пострадавший».

Полицейские не могли сразу подвести катер к берегу (там было мелко). Они крикнули мужчине, чтобы тот прошел немного в сторону. В это время из обломков самолета показался мужчина в форме пилота. Он пытался за плечи вытащить другого мужчину, также в форме. Со стороны аэродрома к месту падения быстро подъехали находившееся там автомашины МЧС, полиции, «Скорой помощи». Они занялись мужчиной в форме. Александра Сизова вытащили из воды сотрудники транспортной полиции.

Сотрудники ООН УМВД вернулись к первому потерпевшему. Мужчина был в сознании, говорил и двигался уверенно, но сильно обгорел. Аккуратно полицейские помогли ему влезть в катер. «Он был сильно обожжен, — говорит Дмитрий Коноплев, — и мы даже не знали, как ему помочь, но потом подхватили за локти, запястья и втащили на борт. Он сильно мерз и просил укрыть его. Связавшись по телефону с медиками, мы отправились в Ярославль. Все время пути мы говорили с ним, чтобы не дать ему потерять сознание. Он вел себя очень мужественно, адекватно оценивал происходящее. Только перед погрузкой в „Скорую помощь“ мы спросили его имя. „Братишки, я Галимов“, — сказал он».

Дмитрий Коноплев и Олег Смирнов служат в органах внутренних дел около 10 лет. За это время в их службе были неоднократные командировки на Северный Кавказ, выполнение непростых задач в Ярославле и других регионах страны. Полицейские не видят в своем поступке ничего необычного. «Прежде всего мы должны оказать помощь людям», — говорят они.

Съемку рассказа просят несколько программ «НТВ», «Первого канала», «России», канал «Звезда», кто-то еще. Заливаю видео на файлообменник. Тем, кто в Москве, отправляю ссылку, те, кто в Ярославле, приходят за видео с флешками. Удивило, что разные программы одного канала приходят ко мне друг за другом. Пояснили, что им так проще, чем пытаться взять видео у другой программы своего же канала.

9 сентября в Ярославле состоялись похороны погибших членов хоккейной команды «Локомотив». Прощание состоялось в «Арене». Я был там, помогал сотрудникам УКОС Правительства области работать со СМИ. Мне пришлось сопровождать журналистов, решать вопросы с полицейским оцеплением, смотреть, чтобы корреспонденты не заходили за ограждение к родным погибших.

Потом я сопровождал Министра внутренних дел России Рашида Нургалиева, который, будучи большим любителем хоккея, приехал в Ярославль проститься с «Локомотивом».

В церемонии прощания с погибшими игроками и работниками хоккейного клуба «Локомотив» принял участие Министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Р. Г. Нургалиев.

Рашид Гумарович прошел вместе с ярославцами по траурной ледовой площадке и возложил цветы к портретам хоккеистов и персонала команды.

Министр является любителем и знатоком хоккея. «Катастрофа самолета, на котором летел «Локомотив», трагедия для всего хоккейного мира, — сказал Р. Г. Нургалиев, — Я выражаю соболезнования родным и близким хоккеистов, работников клуба и экипажа самолет».

В тот день к «Арене» пришло не менее 100 тысяч человек. Люди часами стояли под дождем, чтобы пройти мимо гробов любимых игроков и положить цветы к их портретам. До сих пор помню море зонтов перед центральным входом комплекса. Это одно из самых сильных впечатлений в моей жизни.

Все дни после авиакатастрофы в Ярославле хмурое серое небо и дождь, природа плачет вместе с людьми. До сих пор невозможно избавиться от ощущения полной нереальности происходящего. Хочется проснуться... Но, к сожалению, это не сон... Больно, непоправимо... Горечь утраты невосполнима.

В Ярославле траур. 7 сентября произошла авиакатастрофа, в которой погибли хоккеисты и персонал любимого клуба и экипаж самолета — 43 человека.

10 сентября в УКСК «Арена—2000» более 100 тысяч человек пришли, чтобы проститься с погибшими.

С 8.30, несмотря на проливной дождь, люди нескончаемым потоком с цветами шли к УКСК «Арена—2000» отдать последнюю дань уважения своим любимцам и разделить скорбь с родными и близкими погибших.

В церемонии прощания приняли участие Председатель Правительства Российской Федерации В. В. Путин, Министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Р. Г. Нургалиев, многие другие официальные лица, известные спортсмены. Церемонию прощания пришлось продлить до 14.30 и все равно не все желающие смогли попасть в УКСК «Арену—2000».

14 членов команды «Локомотив» были погребены на Леонтьевском кладбище. Те, кто не смог попрощаться с погибшими на УКСК «Арена», возложили цветы на могилы спортсменов.

В этот трагический день 10 сентября охрану общественного правопорядка в Ярославле осуществляли более 2500 сотрудников полиции. В том числе 30 специалистов-кинологов с собаками и более 500 сотрудников отрядов особого назначения.

В обеспечении правопорядка принимал участие вертолет К-229 авиационного отряда специального назначения ГУ МВД России по г Москве. На борту вертолета имеется современный комплекс видеонаблюдения, картинка с которого в режиме реального времени передается на землю. Экипаж в составе двух человек осуществляет мониторинг обстановки, отслеживая происходящее в городе.

Сотрудники полиции вместе со всеми ярославцами тяжело переживают случившееся и скорбят о погибших хоккеистах, персонале команды и экипаже самолета. В эти дни они старались поддержать земляков. Меры административного воздействия к болельщикам, которые на улице выражали свои чувства, не применялись.

Нарушений общественного порядка не допущено. Траурный день прошел без происшествий.

На этой грустной ноте я и закончу рассказ о сентябре 2011 года. Иногда кажется, что это было только вчера, а иногда — что с тех пор прошло очень много времени. Что-то помнится, что-то забывается. Но наших ребят из «Локомотива» мы не забудем никогда.

В работе пресс-секретаря силового ведомства надо всегда помнить, что ты работаешь для людей, служишь линией коммуникации между ними и организацией, в которой трудишься. Поэтому я всегда старался в своей работе сделать так, чтобы сделанное пошло на пользу и полиции, и обществу.

Об основных принципах работы в кризисной ситуации, об антикризисном менеджменте и PR написаны десятки книг. Не буду повторять прописные истины. Сделаю лишь несколько обобщающих замечаний о работе в условиях чрезвычайной ситуации.

Самое важное — начинать работать в кризисной ситуации надо задолго до нее. К кризисам необходимо готовиться, особенно в нашей отрасли — потенциально опасной, связанной с возможностью нарушения прав человека, в том числе и права на жизнь. Необходимо продумать PR-реакцию на возможные в работе органов внутренних дел чрезвычайные происшествия, разработать пошаговые алгоритмы в каждом конкретном случае.

Далее, вся ваша обычная текущая работа с журналистами может (или, лучше, должна) рассматриваться как подготовка к работе в условиях чрезвычайной ситуации. Поскольку, как справедливо замечают эксперты, «прежде чем что-то разъяснять, доказывать, опровергать, необходимо завоевать доверие к себе, показать людям реальную заинтересованность в их проблемах, продемонстрировать, что компания готова идти даже на материальные издержки во имя общественного благополучия». Когда случится кризис, зарабатывать доверие будет поздно. Этим нужно заниматься заранее. Не то, что вы должны постоянно держать в голове возможность чрезвычайного происшествия, и строить в этой связи взаимовыгодные отношения с журналистами. Нет, такие отношения важны всегда, просто в кризисной ситуации они станут стократ дороже. Поэтому активно налаживайте контакты с редакциями СМИ и находите среди журналистов если не друзей, то партнеров.

В кризисной ситуации как никогда важен фактор времени. Пресс-секретарь Президента США Джимми Картера Джоди Пауэл говорил, что плохие новости во многом схожи с рыбой — со временем они не становятся лучше. В случае какого-либо ЧП, связанного с вашей организацией, вы должны как можно быстрее рассказать о произошедшем. При этом вы должны опередить все другие возможные источники. Для чего это нужно? 

В знаменитом сериале Штирлиц «вывел для себя, словно математическое доказательство, что запоминается последняя фраза». Это правило может быть верно для разговора. Для новости (а чрезвычайная ситуация или происшествие — всегда новость) правильным будет ровно обратное утверждение: запоминается первая фраза, первая версия событий. Именно она прочно укореняется в умах зрителей/читателей/слушателей. Убрать ее оттуда или скорректировать необычайно сложно. Все попытки представить иную, отличную от первой, версию будут казаться попытками солгать или оправдаться.

Важно поэтому первыми рассказать о случившемся. Не стоит пытаться замолчать ЧП, сделать вид, что его не было, что кризис рассосется сам собой. Нет. Событие уже случилось, оно стало данностью, его уже не изменить. Соответственно, следует незамедлительно рассказать о нем так, чтобы это было максимально выгодно для вашей организации (при этом ни в коем случае не лгать). Иначе рассказ о событии, его представление в информационном поле будет развиваться независимо от вас, а то и прямо враждебно вам.

Закрытость, нежелание контакта со СМИ — первая, самая опасная и, к сожалению, самая частая ошибка при наступлении кризисной ситуации. Нередко руководители считают (и надеются), что если они не будут говорить о событии, то его никто и не заметит. Надо всегда помнить, что сейчас мы живем в «стеклянном» мире, где существуют непредставимые ранее гаджеты и каналы коммуникаций, любопытствующие блогеры и группы с разнонаправленными интересами. И в прежние времена скрыть что-то было тяжело. Недаром же бытует поговорка о шиле, которое в мешке не утаишь. А сейчас и подавно «замолчать» никакое событие не удастся. Можно притормозить информацию о нем, но это будет подобно сжатию пружины — развернувшись, она выдаст более сильный импульс. И причиненный вред будет значительней, чем от информации, выданной сразу после события под вашим контролем. Эти простые положения нужно доводить до сведения руководства как при подготовке антикризисных планов, так и при наступлении ЧП.

Следующий важный момент — подготовка спикеров/спикера — тех, кто сможет компетентно и убедительно говорить от лица вашей организации. Лучше это будет один человек, чтобы в критической ситуации не возникало разноголосицы. Своим видом, голосом, интонациями спикер должен внушать доверие аудитории, должен суметь успокоить эмоции и канализировать их в нужное русло.

Есть два подхода к выбору спикеров. Согласно одному сообщать СМИ информацию должен кто-то из высшего руководства. Например, при захвате заложников в театральном центре на Дубровке журналистам о происходящем рассказывал член оперативного штаба заместитель Министра внутренних дел России Владимир Васильев. Согласно второму сценарию общаться со СМИ должен специалист по связям с общественностью. Так, о катастрофе «Курска» информацию до массмедиа доводил помощник главнокомандующего ВМФ России по связям с общественностью и СМИ Игорь Дыгало.

Оба подхода работоспособны. Очень многое зависит здесь от человеческого фактора. Сможет ваш руководитель перед десятком фото/видеокамер не стушеваться, внятно и убедительно говорить — хорошо. Не чувствует в себе на это сил или весь отдается работе по преодолению кризиса — расскажите обо всем вы сами. В конце концов, значительная часть работы сотрудника подразделения информации и общественных связей органов внутренних дел заключается в комментариях для СМИ, а требование «вызывать доверие» должно быть непременным условием приема на работу в PR-службу полиции.

Спикер (кто бы он ни был) должен быть доступен для СМИ. Нельзя изолировать спикера от прессы. Важно, чтобы передаваемая в СМИ информация регулярно обновлялась, шла непрерывным потоком. Даже если ничего кардинально нового не происходит, изменений нет или они отрицательные, все равно нужно выходить к журналистам и рассказывать, какие меры предпринимаются для устранения ЧП. Доверие СМИ к органам внутренних дел скорее возрастет, если вы наряду с хорошими так же быстро будете предоставлять журналистам и плохие новости. При этом нужно помнить, что восприятие современного человека в сильной степени визуализировано. То есть регулярно нужно обновлять и фото/видеоряд, передавать в СМИ новые съемки.

Естественно, все сообщения для СМИ должны согласовываться с теми, кто руководит мероприятиями по преодолению кризиса — начальником ГУ-УМВД, старшим офицером, оперативным штабом. Важно первыми сообщить о случившемся, но также важно не выдать информацию, которая может повредить текущей или перспективной работе вашей организации. В каждом конкретном случае это могут быть сведения о преступниках, о пострадавших, о предпринимаемых полицией действиях и так далее. Есть специально охраняемые законом данные, есть сведения, которые, в случае их огласки, могут повредить раскрытию или расследованию преступления.

Вы вправе не говорить журналистам всего, но при этом вашей стратегией неуклонно должны быть открытость и честность. Не следует преувеличивать или преуменьшать степень кризиса или его последствий, а также скрывать факты. Старайтесь, чтобы ваша информация не была односторонней. Если вы не имеете права выдать информацию, или не уверены в ней, честно предупредите об этом СМИ. Добавьте, что сообщите об этом сразу, как только это станет возможным. Не пытайтесь обмануть прессу. Нечестность может быть выгодна тактически, но стратегически она обернется против вас, причинив и вам, и вашей организации такой репутационный ущерб, который будет сложно исправить. Всегда говорите правду, даже если она нелицеприятна. В долгосрочной перспективе это выгодно.

Независимо от регулярных выходов к СМИ вы всегда должны быть доступны для журналистов. Отвечайте на электронные письма, сообщения в мессенджерах и телефонные звонки. Всегда, в любое время дня и ночи, вы должны быть готовы дать комментарий (или, в крайнем случае, посоветовать, к кому за ним обратиться). Да, это накладывает определенные ограничения на ваш образ жизни, но необходимо, если вы хотите, чтобы ваша организация уважалась журналистами.

Критические ситуации и чрезвычайные происшествия бывают разными. Некоторые связаны с гибелью и травмами людей. И о таких ЧП вам тоже предстоит информировать СМИ. Сотрудник подразделения информации и общественных связей органов внутренних дел должен обладать повышенной стрессоустойчивостью, умением отрешиться от сиюминутных эмоций ради своего дела. При этом не обязательно (и даже, скорее, вредно) быть циником. Эмпатия, умение сопереживать другому — значимая черта психотипа PR-специалиста.

Еще более важной является вера в свое дело. Бывают кризисы, связанные с противоправными действиями сотрудников органов внутренних дел. Бывают ситуации, когда действия полиции можно трактовать неоднозначно. Для качественной работы в таких условиях вы должны быть уверены в том, что находитесь на стороне «хороших парней» (если говорить языком вестернов). Только убедив себя в том, что противоправные действия сотрудника — исключительный случай, а не системная ошибка, вы сможете убедить в этом и других. Естественно, подтверждение этому вы должны находить в реальной работе органов внутренних дел, направленной на защиту прав и законных интересов граждан. И если полиция будет адекватно реагировать на факты нарушения законности своими сотрудниками, то и вы сможете об этом рассказывать так, что это сможет повысить доверие к органам внутренних дел. В конце концов, как отмечают эксперты, «современный потребитель привык к сбоям и ошибкам, и исходя из этого критерием для оценки действий организации служит для него не допущенный просчет, а меры по преодолению его последствий».


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)


left right



0 комментариев

В настоящий момент комментариев нет. Вы можете стать первым.

Ничего не найдено