22 мая 2019 - 11:48
«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью

Екатерина Лапина — директор общественной организации «Добровольцы Ярославии». Она курирует социальные проекты, учит волонтеров работать с инвалидами, лично сопровождает подопечных — и пять дней в неделю занята своей основной работой. Об особенностях и трудностях волонтерской жизни Екатерина рассказала в интервью «Яркубу».

«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью_158279

Главные проекты «Добровольцев Ярославии»

У «Добровольцев Ярославии» есть несколько постоянных проектов: адаптация выпускников детских домов, велоспорт для людей с инвалидностью («Яркуб» публиковал репортаж с тренировки спортсменов-паралимпийцев) и обучение волонтеров работе по социальному направлению.

Секция велоспорта работает три года; за это время детей зачислили в спортивно-адаптивную школу — бонусов от этого, говорит Екатерина, немного, зато есть «гарантия, что дети будут заниматься на велодроме». Организация использует свои велосипеды, приобретенные на деньги гранта — на всех детей их не хватает. Если школа соберется включить в свой состав всю секцию, то она должна быть полностью укомплектована специальной техникой.

— Какие перспективы есть, пока не знаем. Конечно, хотелось бы, чтобы ребятки выезжали на региональные, всероссийские соревнования. Это все касается Федерации велоспорта, но она пока в нейтральном состоянии находится [по отношению к паралимпийскому велоспорту]. А прогресс для детей очень нужен, не просто тренировки.

«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью

Екатерина на репетиции инклюзивного театра «Пикколо»

Другой проект организации Екатерины Лапиной — добровольческий центр «Медведь», «школа социального волонтерства», как называет его сама Екатерина: волонтеров обучают особенностям работы с пожилыми, людьми с инвалидностью и ментальными нарушениями.

— «Медведь» зарождался именно из проекта велоспорта, потому что детей на тренировки нужно сопровождать: встречать, довозить, помогать на занятиях.

Обучение волонтеров

На занятиях с педагогами, которых приглашает Екатерина Лапина, волонтерам рассказывают, как общаться с инвалидами так, чтобы хотелось помогать.

— Важно, чтобы ребята, которые к нам пришли, не только какие-то свои внутренние цели и миссии выполнили, но и остались надолго.

В процессе обучения волонтеры «специализируются»: есть те, кто может работать с колясочниками, или те, кто не боятся работать с людьми с ментальными нарушениями.

Особенность подхода Екатерины Лапиной — индивидуальность.

«Мы берем человека и отвозим его на какие-нибудь мероприятия: тренировки, занятия, представления и так далее. Многие, кто работает по социальной тематике, ездят только в интернаты, потому что там все решено: если ты пришел, то ты уже заведомо хороший. Потанцевал, показал, какой ты классный, — и всё».


 — Я пытаюсь привлечь взрослое население — не студентов, которых обязательно отправляют волонтерить, не детей, для которых волонтерские отряды — это модно, а взрослых: моих знакомых, знакомых моих знакомых. Мы договариваемся и работаем в этом направлении.

Помимо постоянных проектов у организации есть разовые мероприятия, где волонтеры знакомятся друг с другом и со своими потенциальными подопечными: велопробеги, творческие вечера, спортивные семейные праздники.

Задача Екатерины Лапиной — сделать волонтерство комфортным.

«Волонтеров отбираем на обучении — это такое сито. Есть те, кто ходит на обучение, но не ходит на сопровождения — вероятно, у них есть в семье какие-то сложности. Я не заставляю никого: если ты прошел обучение, то должен идти на сопровождение — нет. Если комфортно на обучении — волонтер ходит на обучение, а дальше передает в мир информацию, которую должен передавать».


 Волонтеры редко «закрепляются» за определёнными подопечными. Екатерина старается избегать формирования эмоциональной увлеченности, потому что волонтер может в любой момент уйти, а для инвалида это целая история в жизни.

— Я стараюсь, чтобы подопечные привыкали: волонтер есть, и сегодня это Оля — прекрасно, потусили с Олей, завтра — Петя, потусили с Петей. Чтобы было отношение к организации: там есть нормальные волонтеры, а не любовь и дружба, которых волонтеры часто не ждут.

Сопровождение — это часто простое общение волонтера и подопечного: выйти вместе за хлебом, поговорить, погулять.

«В организацию обращаются родственники бабушек с деменцией, за которыми семьи ухаживают: убирают, моют — но им физически не хватает времени погулять. Поэтому волонтеры берут таких бабушек и гуляют с ними».



Пути финансирования и организация работы

Деньги на реализацию проектов (все, что делают в «Добровольцах Ярославии», для подопечных бесплатное) организация получает по различным грантам и от меценатов, жертвователей. Много делается за свой счет, например, Екатерина Лапина оплачивает занятия с педагогами.

— Мы не замахиваемся на большие величины, у нас нет миллионных потребностей, но даже те деньги, которые есть, мы стараемся растянуть, насколько возможно. Потому что мы не знаем, когда придёт следующий грант.

Раньше, когда в штате «Добровольцев Ярославии» было два человека, Екатерина сама писала все заявки на гранты, готовила документацию, выезжала на сопровождение, обрабатывала заявки, искала свободных волонтеров с машинами, чтобы отвезти колясочников на мероприятия, крутила гайки в сломанных велосипедах. Теперь она выступает за максимальное делегирование обязанностей — так, в «Добровольцах Ярославии» появились составитель грантовых заявок, офис-менеджер, руководитель социальных проектов, технический специалист. Всего в организации работают 13 человек, по городу насчитывается около 50 волонтеров, по области — еще полсотни. Постоянных подопечных в городе 30 — и множество разовых заявок. Нехватка волонтеров ощущается постоянно, говорит Лапина, особенно людей с машинами.

Трудности волонтерской помощи

Екатерина Лапина считает, что заниматься социальным волонтерством способны не все. Здесь нужно постоянно балансировать — между департаментами, семьей, работой, другими волонтерами, подопечными. Но поддержать работу волонтера может каждый, самое простое — поучаствовать в сборе денег.

— Мы устраиваем сборы по проектам, а не адресно, не на каждого отдельного человека. Например, в прошлом году за счет сбора к проекту «Шаг за шагом» (реабилитация детей с ДЦП) 12 человек прошли занятия иппотерапии, более пяти семей получили набор простудных лекарств на зиму (один такой набор стоит около трех тысяч — не для каждой семьи, где трое детей и еще ребенок-инвалид, подъемная сумма), четыре человека получили сертификаты на ортопедическую обувь, было куплено две коляски. А адресно детей с ДЦП никто не берет на сборы, потому что считают, что их все равно не вылечить.

Екатерина Лапина благодарна ресторанам и отелям, которые проводят для детей внутренние экскурсии.

— Для детей-инвалидов прийти в светлый холл отеля с высокими потолками — уже праздник, а если еще столы накроют — вообще счастье, — смеется Екатерина.

«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью

Однако такие мероприятия — не только развлечение для детей. Это их социализация: люди, которые приходят в отели и рестораны, видят инвалидов, привыкают к тому, что они есть, учатся быть рядом с ними.

— После этого у людей от встречи инвалида на улице не возникает реакции: «О, инвалид» — и перебежать на другую сторону. Это важно. Ведь почему общество не готово принять инвалидов — потому что их никто не видит, они всегда по домам.

Выгорание для Екатерины — это нормальная часть волонтерской работы.

«Выгорание возникает периодически. Это значит, что в какой-то момент просто была масса проектов, какой-то нон-стоп. В выходные — загружена общественной работой, на неделе у меня своя работа. Люди, люди, люди. Какие-то сложности. Всегда все не слава богу. Наступает точка кипения, когда понимаешь: все, приехали, пора выходить. Выходишь из себя, потом возвращаешься. Надо просто отдохнуть. Нужно как минимум два раза в год отдыхать, переключать голову: это хорошие книжки, любимое кино, выходы в свет с друзьями. Выгорание наступает не от того, что работаешь в социальной сфере, а от того, что ты не можешь поменять всё, это не в твоих силах, даже ежедневная работа этого не решает. Поэтому обидно. Когда пишешь грант, понимаешь, что сверху есть масса структур, которые не пропустят этот проект, потому что это невыгодно».


 Часто к волонтерам относятся неуважительно, делится Екатерина Лапина: непонимание со стороны власти, потребительское отношение со стороны подопечных, убежденность, что волонтер должен и обязан работать бесплатно; пренебрежительное отношение со стороны «трудового» населения, которое принимает волонтеров за незанятую и бесплатную рабочую силу.

— Бывает, волонтеры срочно нужны в 8 утра, а звонок поступил в 11 часов вечера. Как будто я открываю шкаф, выбираю волонтера, который зависелся, и отправляю его на мероприятие. Иногда мне приходиться отказывать, потому что я не могу просто так вырвать человека — тогда ему придется как-то оправдываться перед семьей, друзьями и так далее. А для волонтера очень важно, чтобы дома было хорошо. Поэтому после девяти вечера я стараюсь не отвечать на незнакомые номера, — рассказывает Екатерина. — Зимой звонят и предлагают снег убрать во дворе дома. И из-за отказов на нас обижаются, говорят, что мы плохие, ничего не делаем и не помогаем. Такое отношение унижает труд волонтера.

«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью«Такое отношение унижает труд волонтера». Екатерина Лапина — об особенностях помощи людям с инвалидностью

Пока Екатерина не собирается оставлять дело, потому что считает, что организация находится не на том уровне, когда можно уйти в сторону, и она будет продолжать нормально работать. Она не уходит, потому что уже есть много подопечных, которые нуждаются в ней. Но она беспокоится, до какого момента продлится понимающее отношение ее близких — к постоянной разгрузке вещей дома, стирке чужой одежды в машинке, оттоку денег из семьи.

— Это тонкая грань — не знаю, пока увлекательно и забавно все это, — отшучивается Екатерина.

«Из этой деятельности нельзя просто так выпрыгнуть. Дети с инвалидностью очень тяжело открываются, поэтому, когда человек пришел, а завтра ушел из организации, очень ранит.

Я беру себя в руки, потому что развернуться на каблучках — самое простое. Важно, что люди привыкают, что ты есть всегда. Неважно, чем ты можешь помочь: можно просто позвонить и поговорить, решить вопрос или лично приехать, погладить по голове и успокоить.

Моя позиция: каждый человек на своем месте — шаг влево, шаг вправо — может сделать свою территорию, несколько квадратов, лучше — а все остальное будет нарастать»

Реклама
Закрыть
В центре внимания
наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет