Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

26 ноября 2018 14:28
Предложить тему Подсказка

В год 135-летия со дня основания «Ростовского кремля» музей открыл ожидаемую на протяжении нескольких десятилетий выставку произведений русского авангарда из собственной коллекции. Рядом с залом, где экспонируются безусловные подлинники как известных, так и незаслуженно забытых мастеров, было принято решение открыть зал с поддельными произведениями. Среди них «Самовар» Казимира Малевича и «Беспредметная композиция» Любови Поповой, фальсификация которых в период до 1972 года была подтверждена после проведения ряда экспертиз. «Яркуб» объясняет, где подлинники и каким образом музей стремится вернуть их на родину.

«Мы стремились к этому много лет. Сознательно. Но сложилось только в этом году», — говорит директор музея-заповедника «Ростовский кремль» Наталия Каровская об открытии выставки «Хвост кометы», которую ждали очень и очень давно.

В августе 1922 года музей получил 59 произведений живописи, графики и скульптуры из Отдела ИЗО Наркомпроса после двух лет напряженной переписки и обращения за помощью к Любови Поповой. Получил буквально последним — музейное бюро практически сразу закрыло практику передачи современного искусства в регионы. И уже в сентябре-октябре 1922 года новая экспозиция была представлена в залах Ростовского кремля. Сотрудники много работали с вверенными им объектами, постоянно совершенствовали развеску, меняли залы. Спустя пять лет написали инвентарную книгу, из которой мы сегодня знаем, что до наших времен дошли не все произведения. В 1930 году по неизвестным причинам была списана картина Ольги Розановой «Хвост кометы» — «По диагонали к левому нижнему углу спускается сужающаяся серо-коричневая полоса, посередине усиливающаяся в тоне. Фон белый».

В семидесятые годы XX века коллекцию хотели списать вовсе. Помешала осведомленность и своевременность искусствоведов, заметивших в «куче хлама» бесценные работы конца 1910-х — начала 1920-х годов. «И когда в 1981 году в Пушкинском музее шла выставка „Москва — Париж“, мы демонстрировали некоторые отреставрированные работы „левых“ художников русского авангарда», — замечает замдиректора «Ростовского кремля» Сергей Сазонов.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

«Портрет Нюрочки Архизовой» Александра Шевченко, около 1913 года


Выставка 2018 года, тем не менее, отличается с той точки зрения, что максимально полно представляет коллекцию, из 59 предметов которой сохранились 51. В музее надеются найти способ дольше представлять графику и перевести выставку в разряд экспозиции. Наталия Каровская комментирует: «Авангард — это самые гастролируемые произведения из наших коллекций. Сейчас, я думаю, мы будем принимать решение в пользу показа в Ростове. Мы хотим, чтобы коллекция пожила в этих стенах так полноценно, как она никогда не жила. И пусть все, кто хотят ее увидеть, приедут сюда и посмотрят».

Ехать, действительно, нужно. Ради образцов работ художников «Бубнового валета» Аристарха Лентулова, Роберта Фалька, Петра Кончаловского, Александра Осьмеркина, Василия Рождественского, Александра Куприна. Ради неопримитивистского «Портрета Нюрочки Архизовой» Александра Шевченко, супрематических композиций Ивана Клюна, Любови Поповой и Александра Веснина, кубизма Надежды Удальцовой и Александры Экстер. Ради знакомства с менее известными художниками и менее известными подходами известных. Ради «Зеленой полосы» («Распыленного света») Ольги Розановой, наконец, подлинной и новаторской.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

«Зеленая полоса» («Распыленный свет») Ольги Розановой, 1917-1918 гг.


«Поразительной ценности коллекция. Хороша очень цельным образом — взят хронологический срез, в основном московские живописцы. Прекрасно представлены конструктивисты, малоизвестный ВХУТЕМАС. Живопись Прусакова, которая совершенно уникальна», — отмечает искусствовед, специалист по российскому и советскому искусству первой трети XX века Елена Баснер.

Баснер, помогавшая готовить выставку, знает, как Ростовский кремль проводил экспертизы для установлении подлинности картин и выяснил, что в музее оказались грубые подделки «Самовара» Малевича и «Беспредметной композиции» Любови Поповой. Подозрения искусствоведов, имевшие место еще в конце прошлого века, подтвердились. Но скрывать это не стали, равно как и делать вид, что реальное положение дел неизвестно. Фальшивые вещи повесили в другом зале вместе с подаренными Лобановым-Ростовским в 2014-2016 годах работами неизвестных художников, сфальсифицировавших Экстер, Машкова, Антона Лавинского и Жаржа Брака.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

Подделка «Самовара» Казимира Малевича


Подлинный «Самовар», судя по всему, находится в MOMA в Нью-Йорке — музей приобрел картину на аукционе «Сотбис» в 1972 году. На сайте организации указан первоисточник вещи — Ростовский музей. Подлинная «Беспредметная композиция» Любови Поповой — в Государственном музее современного искусства в Салониках.

«Я несколько раз ездил в Салоники, неофициально общался с директором музея. Недавно увидел работу [Поповой] на выставке коллекции Костаки. Это прекрасная работа. Она очень отличается от той подделки, которая у нас висит. Это было понятно еще тогда, когда я разглядывал снимки оригиналов. Они светятся, там нет случайных элементов, нет характерной грязи, которую заметила [искусствовед] Джафарова», — делится наблюдениями Сергей Сазонов.

До Нью-Йорка ростовцы пока не доехали. «Мы написали несколько писем. Директору от директора, уведомляя о том, что произошла такая история, мы готовы к сотрудничеству по выяснению всех обстоятельств. Надеемся, что процесс будет основан на базе этики ИКОМа, который запрещает музею выставлять украденные вещи. Украденные — жесткое слово, потому что MOMA приобрел Малевича легально, на аукционе. Как на самом деле повернется, не знаем, нам не хотелось бы доводить дело до изъятий», — рассуждает Наталия Каровская. Директор Ростовского кремля надеется, что уважаемые музеи дорожат репутацией и понимают, что их коллеги «преследуют не корыстные цели, а возвращение вещи тому владельцу, государству, которому они принадлежат».

О выезде в Нью-Йорк и изъятии «Самовара» заговорил, то ли шутя, то ли всерьез, начальник ОМВД России по Ростовском району Олег Егоров. Он же дал понять, что полиция может возбудить уголовное дело только после подведения итогов доследственной проверки: «Решается вопрос о проведении экспертиз обеих картин в рамках уголовно-процессуального законодательства. Как только экспертизы будут сделаны, будет решен вопрос о возбуждении уголовного дела». Исследования, которые были инициированы самим музеем, в расчет не берут: «Это научные экспертизы, а нам нужно провести работу в рамках уголовно-процессуального кодекса. Это не долго, но затратно, будем направлять запросы в МВД и изыскивать средства».

«История этой коллекции совершенно необыкновенна, драматична, и сейчас переходит в жанр детектива. Мы очень удовлетворены состоявшейся выставкой, несмотря на то, что последние полтора-два года было очень сложный путь — с тех пор, как мы поняли, что у нас в руках не только подлинники, но и подделки, — открыто говорит Наталия Каровская. — Сейчас главный вопрос — сможем ли мы вернуть наши произведения, которые оказались за границей. Этот вопрос ведущий и главный для музея. Если получится, это будет самый счастливый день».


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)


left right



0 комментариев

В настоящий момент комментариев нет. Вы можете стать первым.

Ничего не найдено