11 марта 2019 22:36

Гибель двойни в ярославском Перинатальном центре. Три вопроса власти

Ярославна Наталья потеряла двойню, которая появилась на свет на 21-й неделе беременности. Преждевременные роды случились в Перинатальном центре 8 марта. Врачи ничем не смогли помочь. Почему это произошло и кто виноват в случившемся?
Гибель двойни в ярославском Перинатальном центре. Три вопроса власти

Супруг Натальи Роман подробно описал произошедшее со своей точки зрения в социальных сетях. Он отметил, что Наталья почувствовала недомогание в ночь на 5 марта. Утром они поехали в частную клинику на УЗИ, и женщине поставили диагноз — «фето-фетальный трансфузионный синдром». Это болезнь, при которой кровоток у плодов существенно отличается. Осложнение, при котором, если ничего не сделать, могут погибнуть не только дети, но и мать. Причем за три недели до этого УЗИ не давало оснований говорить о патологиях.

Ранее, чтобы избежать гибели женщины, врачи прерывали беременность при СФФТ. С конца девяностых все изменилось. Сначала в Германии, а потом Израиле, Японии, Австрии, Франции, Испании, Италии и других странах стали делать микрохирургические операции, которые позволяли в ста процентах сохранить жизнь одному ребенку. Спустя еще пять лет выживаемость младенцев, причем обоих, поднялась до отметки в девяносто процентов.

Десять лет назад подобные операции стали делать в России. И пусть наши доктора пока не могут похвастаться такими же высокими показателями, как у коллег, в московском центре имени Кулакова операции поставлены на поток.

Правда, попасть в центр Кулакова из региона непросто. Сначала надо доказать, что женщина нуждается в высокотехнологичной помощи. Поэтому Роман добивался направления в Москву от Перинатального центра. Телемост между Ярославлем и столицей организовали 7 марта. Совместно врачи решили, что Наталья отправится на операцию после праздников.

Даже собраться в путь семье не удалось. Женщину госпитализировали с болями в животе, и 8 марта, в стенах Перинатального центра, у нее начались преждевременные роды. Никого из медперсонала рядом не было, событие стало шоком в том числе для соседки Натальи, которая дозванивалась до Романа, чтобы тот нашел врача.

На пресс-конференции 11 марта Роман заявил, что вина за случившееся полностью ложится на областных деятелей сферы здравоохранения. Именно они долго не выдавали направление в Москву и не хотели брать на себя ответственность, считает мужчина.

Главный врач Перинатального центра Дмитрий Гурьев полагает: Наталья получила всю необходимую помощь.

«Врачи реагировали на ситуацию оперативно. Срок беременности — 21 неделя. Масса первого плода — 330 граммов, второго — 270. По законодательству жизнеспособными считаются плоды на 22 неделе беременности массой больше 500 граммов», — сказал Гурьев.

Случившееся заставляет задуматься над тремя вопросами.

Первый. Почему операции пациентам с СФФТ в России делают лишь в нескольких клиниках? Неужели они настолько уникальны? И если да, то почему в Испании их делают не только в Мадриде или Барселоне, но и в клиниках Севильи и Гранады — не самых крупных городах страны.

Второй. Важно вовремя выявить патологию. В Европе это делают на ранних сроках — 16-18 недель, что позволяет оказать помощь и женщине, и ее детям. Ярославские специалисты смогли поставить диагноз только на 21-й неделе.

Третий. Считается, что СФФТ встречается нечасто. Однако, если учесть, что к процедуре ЭКО с годами прибегает все больше пар, не исключено, что врачам придется чаще иметь дело с фето-фетальным синдромом. Если так, не пора ли Перинатальному центру научиться оказывать высококвалифицированную помощь беременным, столкнувшимся с диагнозом?

Конечно, в условиях продолжающейся оптимизации больниц вопросы звучат наивно. Но речь идет о людях и их здоровье.

По факту произошедшего СУ СКР по Ярославской области инициировало доследственную проверку.

Реклама
Закрыть
В центре внимания

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <