28 августа 2019 16:13

Депутаты обсудили возможность продажи «Ленинского рынка»: расшифровка дискуссии

В ходе заседания комиссии по экономике и развитию города в муниципалитете Ярославля депутаты рассмотрели возможность продажи акций АО «Ленинский рынок». Члены депутатского объединения задали мэрии вопросы о том, насколько выгодна продажа рынка и не получится ли так, что на его месте после приватизации вырастет торговый центр или многоэтажка. «Яркуб» записал разговор.
Депутаты обсудили возможность продажи «Ленинского рынка»: расшифровка дискуссии

Напомним, городская администрация внесла в муниципалитет проект решения, предполагающий продажу акций АО «Ленинский рынок». В пояснительной записке говорится о планах мэрии реализовать 38424 акции по номинальной цене 1000 рублей за штуку. Приватизацию рынка объяснили тем, что работа общества «не связана с осуществлением полномочий органами местного самоуправления города Ярославля».

Глава комитета по управлению имуществом Александр Асриянц выступил перед депутатами с ответами на вопросы, которые счел нужным снять в первую очередь.

«Почем будут продаваться акции? Полноценный отчет об оценке будет позже, экспресс-оценка показала, что стоит рассчитывать на результат 140-150 млн рублей. Если будет несколько желающих купить, цена может возрасти в зависимости от спроса и покупательской способности.

Кому будут проданы акции? Я хочу развеять опасения. С 1 июня 2019 года приватизация муниципального имущества осуществляется в порядке продажи на электронных аукционах. Все взаимодействие потенциальных участников торгов осуществляется на электронной площадке. У участников после регистрации на площадке есть цифровой ключ. Он подает свою заявку, ее получает площадка, задаток на специализированный счет площадки поступает. Мы составляем протокол с допуском участников — там нет наименования лиц, только номера. Кто подал заявления, мы не знаем. В день аукциона участники вводят свои ценовые предложения до тех пор, пока не поступит альтернативных ценовых предложений. Нам придет протокол от площадки, где будет указано, какая организация победила. Данный порядок применим к продаже любого муниципального имущества. Никаких механизмов злоупотребления чисто технически быть не может.

Рынок снесут, а на его месте появится точечная застройка или торговый центр? Хочу развеять данные опасения. В настоящее время земельный участок отнесен к зоне многофункциональных центров, которая не предусматривает возможности возведения домов. Торговый центр — здесь я ответственно заявляю, и это позиция руководства мэрии, что у города есть административные рычаги, которые не позволят этого допустить. Это процедура согласования отклонения от предельно разрешенных параметров. Это публичные слушания и решение мэра. Мэрия такие решения принимать не будет. Мы заинтересованы в том, чтобы сохранился и развивался именно «Ленинский рынок».

Обосновано ли экономически решение? Мы полагаем, что обосновано. За последние три года в совокупном итоге отрицательные результаты. Для развития и повышения доходности рынка нужны средства, которых нет ни у общества, ни у города, а привлечение кредита — высокий риск. Мы пришли к выводу, что совокупный экономический эффект превысит возможные доходы от сохранения рынка в городе на 15-20 лет».

Депутат Юлия Миронова первой задала вопрос Александру Асриянцу: «Я так и не услышала, как мы будем обеспечивать то, что рынок останется рынком. У нас есть пример дебаркадера, социальный бум был такой, что отголоски до сих пор слышны. Или остановка [на Гагарина] — какой резонанс! Мы гарантируем людям сохранение социальной составляющей, именно рынка? И я думаю, по моей экспресс-оценке, миллионов 200 стоит рынок».

— Мы проводили экспресс-оценку, 150 миллионов — меньшее, — ответил председатель КУМИ.

— Очень хочется городу побольше. Давайте постараемся по-максимуму?

Далее Александр Асриянц пообещал: «Строительство „коробки“ [торгового центра] мимо города не пройдет. Застройщик должен будет прийти за согласованием».

— Хочется, чтобы зашел не застройщик, а инвестор, — подчеркнула Миронова.

— Мы же прекрасно знаем, что это за люди, которые скупают все рынки в городе. Я потом вам расскажу, — загадочно прокомментировал Асриянц.

— Это центр притяжения всего района, это мой район, я знаю, — закончила Юлия Миронова.

Константин Шлапак уточнил: «Зона многофункциональных центров позволяет строить там торговые центры? Мы знаем, что у торговых сетей был интерес к месту. Это не деньги, это социально-значимый объект, возможность покупать и реализовывать продукцию. Мне важно знать: там запредельный процент застройки какой?»

— Предельная плотность застройки превышена. Реконструкция предполагает получение разрешения на отклонение от предельных параметров. Мэрия считает необходимым сохранить рынок... Но про все здания мы не можем говорить. Есть 50-60 процентов от участка — одно здание занимает. Здание рынка, здание туалета и сам земельный участок. Иных капитальных объектов нет. Если вы думаете, что кто-то на оставшихся метрах кто-то влепит башню, то нет, — сказал Асриянц.

— Три тысячи метров квадратных, площадь земли — шесть тысяч. Цифры не соответствуют. Если человек на этой трибуне произносит цифры, значит, он готов нести за это ответственность, — парировал Шлапак.

Дмитрий Соколов вернулся к оценке акций: «Я читаю в СМИ другие цифры. Мэрия планировала по тысяче продавать...»

Асриянц заявил:

— Откуда журналисты берут цифры — это надо у них спросить. Откуда беру цифры я, я могу детально рассказать. Не могу цифры СМИ прокомментировать. Не читайте на ночь советских газет.

Дмитрий Петровский предложил разбить предложение на «мелкие лоты», аргументировав это тем, что крупный инвестор может не найтись, и прописать минимальное ожидание от цены продажи «Ленинского рынка» — 170 или 200 млн рублей. «Ну и снимать с торгов, если не будет готового инвестора, а не просто продать», — заключил депутат.

Представитель КУМИ возразил: «Единый бизнес стоит намного дороже, чем раздробленные пакеты. Иначе будет полное непонимание, кто главный, как будут согласовываться крупные сделки. Мы проходили эту историю, у нас есть небольшие пакеты управляющих компаний».

Сергей Калинин поддержал возможность продажи акций общества: «Мы реально увидим это в доходной части бюджета, это будет миллионное благо. Будем оценивать с точки зрения обременения данной территории, чтобы не появилось другого функционального назначения. Рычаги влияния: правила землепользования и застройки находятся в наших руках. Вопросы согласования изменений проходят через нас. Никаких тут движений быть не может. Нам ничего не мешает, мягко говоря, фрезой пройти вокруг данной территории и предложить с нами согласовать... Я так грубо предположил. Если вдруг окажется нерадивый покупатель, можем не переживать. Лишь бы все оставались порядочными в рамках тех договоренностей, которые есть».

— Вот выиграл человек аукцион. Функциональная зона — могут строить магазин, все, что угодно, и никак мы не заставим... Они в прокуратуру напишут, — вступил в диалог Константин Шлапак.

— Для нас не нужен ТЦ на данном месте, нам надо сохранить рынок. Потому что рынков мало, где можно купить доступные продукты. Ограниченное количество рынков в центре. Говоря слово, которое я произнес — порядочность — законодательно собственникам будет сложно бороться, если наши договоренности не выполнят.

Игорь Бортников вернулся к теме денег: «Мы размышляем о цене. После того, как будет объявлен аукцион, никто на оценочную кампанию повлиять не сможет. Есть метраж, есть земля, по моей экспресс-оценке, я думаю, стоимость [рынка на продаже] будет около 100 миллионов. Никто не даст за него 150-200 млн».

«Мы хотим услышать оценку, а потом принять решение, вносить в план приватизации или нет, — заметил Шлапак. — Что нам важнее — получать 15 млн рублей в год и наладить управление, это реально постоянно получать, оставить за городом [рынок], или продать за бесценок, получить социальный взрыв и новый „Магнит“ или „Перекресток“? Что важнее?»

Дмитрий Кузьмин ответил коллеге: «Сейчас проголосуем и дадим зеленый свет процессу, на который не сможем повлиять. Одно судебное решение — и все на лопатках. Александр Рачикович [Асриянц] будет пожимать плечами и говорить, что так решила судья. У нас есть прецедент ротации кадрового состава, видим другие цифры в отчете. Мне кажется, это [решение принимать] преждевременно. Давайте отложим, не будет голову ломать. Из двух плохих решений выбираем. Отложить [надо] этот вопрос. Он сырой и слишком эмоциональный».

Спикер муниципалитета Артур Ефремов узнал, можно ли будет убрать рынок из плана приватизации, получив его полную оценку. Представитель правового управления мэрии подтвердила: «Вопрос целесообразности. Сможете».

— Мы решили, что если цена будет меньше 150 млн, то не будем продавать. Если депутаты решат исключить, значит, будет исключено, — заключил Александр Асриянц.

Сергей Калинин продолжил одобрять приватизацию: «Бюджету даже 150 млн — ситуацию как-то могут еще поправить эти серьезные деньги. На фоне планов КУМИ такие вещи — весомый вклад, чтобы бюджет был более стабильным».

Как председатель профильной комиссии Константин Шлапак вопросил отразить в протоколе, что оценивать рынок надо не ниже 150 млн рублей, а потом дать информацию о плотности застройки участка.

В итоге, голосуя, депутаты не приняли предварительного решения.

Реклама
Закрыть
В центре внимания

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <