«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

19 октября 2018 16:05

В Ярославской области детей-сирот все чаще отдают в приемные семьи, а детские дома постепенно закрывают — как, например, в Семибратове. Людмила Дискова поговорила с Юлией Рассол о ее опыте усыновления и проблемах, с которыми сталкиваются приемные родители.

Присмотр есть, а тепла нет

Число детей-сирот в Ярославской области за последний год, хотя и незначительно, но сократилось до 3613 человек. В 2017 году их было 3744. Одновременно выросло число приемных семей, сейчас их в регионе 1897. Что касается специальных организаций — домов ребенка, детских домов, приютов, — то там воспитывают 412 детей. В будущем число должно дойти до нуля, потому что государством поставлена задача определить всех ребят, потерявших родителей, либо под опеку, либо в приемные семьи.

Надо честно сказать: многими экспертами подобные планы воспринимаются скептически. Да, большие детские дома, где живут 60, 80, 100 и более детей — это, как правило, учреждения, в которых подрастающие воспитанники не получают подготовки к нормальной семейной жизни. Они не умеют ни готовить, ни убирать за собой, они не знают, как рассчитать семейный бюджет, как обращаться с малышами. Другими словами, это люди, не приспособленные для жизни в обществе. Существует статистика, согласно которой более трети выпускников детдомов в первый же год после выпуска накладывают на себя руки. Иные спиваются, но самое страшное, что большинство из них не могут стать хорошими мамами и папами, ведь их никто не научил любить детей.

«Я, откровенно говоря, детские дома не жалую, — рассказывает председатель Совета приемных родителей Ярославской области Юлия Рассол. — Считаю, что детям лучше воспитываться в семье. Да, на какое-то время, пока идет поиск приемной семьи, детям надо где-то жить. Такими пристанищами могут служить и детские дома. Но период проживания в них желательно сократить до минимума».

По словам Рассол, общественники регулярно навещают дома ребенка, интернаты и приюты.

«Как-то пришли в один [детдом]. Он в Ярославле на очень хорошем счету, там повсюду чистота, порядок. Но в нем нет главного — теплоты... Разговорилась с одной девчушкой. Спрашиваю ее: „У тебя есть любимая игрушка?“ Она отвечает, что есть. Берет меня за руку и ведет в игровую комнату. Комната большая, там ковер красивый посередине лежит... Но то, как малышка шла за игрушкой, сразу объяснило мне, как ей здесь живется и какие в учреждении царят порядки. Ребенок не побежал напрямую, по короткому пути, а пошел к мишке аккуратно, по кромочке, не наступая даже на краешек ковра. Это же сколько раз надо было крикнуть на него, чтобы он усвоил — по ковру ходить нельзя!»

Юлия Рассол не видит смысла в том, чтобы тратить бюджеты на содержание детских домов. «Правильнее было бы, если бы их передали тем, кто готов взять на себя заботу о детях-сиротах».

Дом для сироты

Несколько лет назад в Москве решили организовать семейные детские дома. В каждой семье могло быть от шести до восьми детей разного возраста, но все они были старше семи лет. Их «мамами и папами» стали профессиональные педагоги. Так как располагались семьи в обычных квартирах, то и порядки в них были привычными: по очереди убирали, готовили, ходили за продуктами, рассчитывали семейный бюджет, решали, кому и что необходимо купить. Надо сказать, что большинство детей очень быстро научились ладить не только со сверстниками, но и с взрослыми. Поразительно еще одно: ребят, прошедших «школу жизни в семье», охотнее усыновляли.

В Ярославле на аналогичный эксперимент не решился никто. А жаль, ведь возможности для этого есть. Здания бывших детских домов, которые постепенно освобождаются, вполне могли бы стать настоящими домами для сирот.

Впрочем, Юлия Рассол убеждена, что даже такой способ устройства не заменяет тепло родного дома. Она знает, о чем говорит, потому что шесть лет назад у нее появилась Лиза. Той едва исполнилось полтора месяца, когда Рассол принесла девочку домой. Юлия до сих пор очень жалеет, что не смогла забрать ее из больницы сразу же после рождения: «Все равно ребенок получает травму, если за ним ухаживают чужие люди. Не думайте, что пребывание в казенных стенах, даже столь незначительное, проходит для него бесследно, он ведь все чувствует».


«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

Мама Юлия, которая нашла девочку Лизу


Сказка про звездочку

Стать приемной мамой Юлия решила, когда ей исполнилось 25 лет. Время шло, а она все не решалась сделать последний шаг.

«Но однажды я проснулась и поняла, что вот если прямо сейчас не начну действовать, то старость встречу одна на диване в окружении кошек, — вспоминает женщина. — Начала с того, что, собрав все необходимые документы, пошла в администрацию Фрунзенского района, в отдел опеки, и написала заявление о том, что хочу усыновить ребенка. Прошло какое-то время, и мне позвонили оттуда, сказали: есть здоровенькая девочка тридцати дней от роду, которой нужна мама. Находится она в детской больнице... Знаете, тогда меня это как-то не очень смутило, но потом, став председателем Совета приемных родителей, я начала настаивать на том, чтобы всех здоровеньких отказничков как можно быстрее направляли в дом ребенка, где для них созданы все условия.

Однако тогда я ехала в больницу, чтобы увидеть свою дочь. В принципе, я не планировала подобного знакомства. Мне как-то было все равно, каким будет малыш, главное, чтобы он был здоровым. Все.

Помню, что вышедшая ко мне доктор встретила меня неласково. Пожав плечами, она спросила, зачем молодой и красивой женщине брать на себя заботу о чужом ребенке, мол, девочка точно такой красоткой, как я, не станет. Я тогда ничего не ответила, просто попросила врача сфотографировать малышку. Когда Лизе исполнилось сорок дней, мы с мамой привезли ее домой».

Юлия не собирается скрывать от дочери то, что не приходится ей биологической матерью. Когда Лизе исполнилось полгода, она впервые рассказала ей сказку о женщине, которая увидела в небе красивую звездочку; долго любовалась ею, а потом звездочка вдруг пропала; женщина очень огорчилась и пошла ее искать; нашла, вот только звездочка превратилась в девочку Лизоньку.

«Я тогда впервые увидела, как шестимесячный ребенок вдруг заплакал, и окончательно осознала: это моя дочь. Она все поняла, она обо всем знала», — рассказывает Рассол.


«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье«Детские дома не жалую». Приемная мама из Ярославля Юлия Рассол рассказывает свою историю и объясняет, почему сироты должны жить в семье

Девочка Лиза, которая нашла маму


Помочь и научить

Лиза ходит в садик, занимается спортом, танцами и музыкой. С мамой и бабушкой у девочки складываются замечательные отношения. Но такие истории, увы, услышишь не так уж часто. Юлия говорит об этом откровенно. Она полагает, что многим семьям не хватает знаний и терпения, чтобы установить контакт с приемными детьми. Еще одна причина, по которой люди вынуждены расстаться с воспитанниками, — у многих ребят в подростковом возрасте начинают проявляться наследственные недуги.

Чаще всего речь все-таки идет не столько о болезни, сколько о том, что приемные родители не могут справиться с воспитанием подросших детей. А вот проконсультироваться у специалистов, получить поддержку, им зачастую мешают и собственные страхи, и отсутствие специалистов. Юлия Рассол пытается помочь таким семьям.

«Взаимное непонимание может возникать по разным причинам. Многие психологи и педагоги говорят, что нередко, попав в приемную семью, дети, особенно подростки, начинают „бунтовать“, стремясь „отвоевать себе место под солнцем“. Еще проблема: большинство приемных детей, особенно тех, кто постарше, нуждаются в помощи психиатров и психотерапевтов», — считает она.

Приемные родители порой ждут от воспитанников благодарности, а те не спешат благодарить и воспринимают как должное внимание и заботу, которой их окружают. Взрослым это очень не нравится.

Случается, что даже опытные приемные родители вдруг начинают понимать, что с новыми членами семьи им сложно найти общий язык. Психологи называют это ощущение «предвестником профессионального выгорания». Юлия говорит, в этом нет ничего страшного, надо просто уметь объяснять детям, что нет трагедии в том, когда из одной семьи они попадают в другую.

В любом случае, по мнению Рассол, семья лучше, чем даже самое хорошее казенное учреждение.

Поспорить сложно, вот только пока не все сироты находят родной дом. А значит, о полном закрытии детских домов, как их сейчас принято называть — центров содействия семьи, говорить рано. Они должны работать.


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter

(Нет голосов)





0 комментариев

В настоящий момент комментариев нет. Вы можете стать первым.

Ничего не найдено