28 марта 2019 10:54

Евгений Марчелли выступил перед труппой Волковского с защитой идеи слияния ярославского театра и Александринского

Художественный руководитель театра имени Волкова Евгений Марчелли утром 28 марта собрал сотрудников, чтобы объяснить свою точку зрения на процесс объединения Волковского и Александринского в «Первый Национальный Российский театр». В частности, Марчелли указал на гарантированные государственные дотации, возможность получить площадку театра в Москве, увеличение зарплат и соцгарантий актерам. «Яркуб» записал речь худрука.
Евгений Марчелли выступил перед труппой Волковского с защитой идеи слияния ярославского театра и Александринского_157109

«Речь идет об очень интересном явлении, которое мне представляется просто фантастическим для театра имени Федора Волкова. Я думаю, что, конечно, не совсем точно подана информация. Скажем, Анатолию Ивановичу Лисицыну. Это спровоцировало то, что он сказал о том, что мы теряем статус, бренд. Мы не теряем статус. Предложение было давнишним, мы его давно обсуждали, и оно имеет под собой исторические корни: соединить два первых российских театра, русских, в один театр. Только раньше это была идея, исходящая только от нас с [худруком Александринского театра Валерием] Фокиным. Она была не очень поддержана, наверное, Министерством [культуры РФ], властями, но сейчас, когда президент выступил с предложением о создании национальных объединений, вот эта идея оказалась очень востребованной. И мы к ней вернулись.

О чем идет речь? В нашей сегодняшней жизни, в ее непредсказуемости, кризисе, сложности, государство в лице Министерства культуры готово взять на себя защиту вот этого объединения, которое называется «Первый Национальный Российский театр». То есть, это театр, который получает гарантированную защиту от государства. Сегодня мы с вами являемся — нас статус: федеральный провинциальный театр. Если мы объединяемся и становимся театром Первым Национальным, у нас совсем другой статус. Мы сохраняем — это же объединение названия, в котором, под названием, будет написано, что объединение состоит из двух театров: ярославский театр имени Федора Волкова и Александринский театр имени Пушкина. То есть, формальная сторона дела, я честно говоря, не очень понимаю, кого беспокоит. Мы каким-то образом оскорбляем память о Федоре Волкове? Мы что делаем: мы соединяемся в один национальный серьезный проект, в который Министерство [культуры] перенаправляет сейчас финансовые потоки. Нам гарантированно увеличивают государственную дотацию, нам в два раза увеличивают — это уже суммы прозвучавшие — постановочные расходы на год. Нам очень серьезно помогают с площадками. Мы начинаем работать на двух сценах: Александринка и наша. Мы ездим на гастроли к ним, они приезжают на гастроли к нам. Мы делаем совместные спектакли, в которых участвуют наши артисты и артисты Александринки. Причем самое для меня интересное: я очень боялся, что именно Александринские артисты поднимут немножко бунт, потому что они, конечно же, будут в шоколаде, они же будут шикарно. Фокин проявил себя в последнее время как замечательный менеджер, он из убитого театра — кто-нибудь помнит 25 лет назад Александринский театр? Хоть что-нибудь? Даже театроведы? — это был убитый, не посещаемый театр. Сейчас это первый театр страны. Театр, в котором проводится даже Олимпиада. Театр, который вышел на мировой уровень, театр, который ездит по гастролям, по фестивалям мирового уровня. Театр «государство в государстве». Это театр, в котором есть все: дома отдыха, дополнительные сцены, экспериментальная площадка. Зачем, казалось бы, им это все [объединение] надо? Они тоже заинтересованы в этом нашем объединении, чтобы создать некую корневую основу: что в России появился исторически сложившийся театр, который возник почти в одно время, [организован] человеком, который связан... Плюс Москва, где Волков тоже выступал.

Нам Министерство предложило еще вариант такой: нам дают площадку в Москве. Отстроенную площадку, которую строили для МХТ. Московский художественный театр ее не готов потянуть, от нее официально отказались. Площадка построена в Коломенском. Вот метро — и вот театр. Фантастическое здание. Этот театр обдают этому объединению, которое состоит из двух театров. То есть, ничего, ни имя не меняется... У артистов в трудовой книжке появляется запись. Естественно, увеличивается материальная финансовая база. На совершенно другой уровень мы переходим в техническом оснащении сцены. Уже через несколько дней приезжает большая комиссия, которая будет исследовать наши возможности и срочно подавать заявки, чтобы в этом году, а сентябре, уже успеть оснастить, сделать верхнюю механику. Она у нас находится в состоянии рискованном. над головой находятся тонны, которые неизвестно, как висят. Сорвутся или не сорвутся. Плюс оборудование звуковое, световое. Министерство берет все на себя. Как вы думаете, человек, которому предлагается такой вариант плюс еженедельная работа в Москве на стационаре... Мы пока условно разделили таким образом: Александринка дает три спектакля в неделю, мы два, и два дня — совместные наши проекты. Будет решаться вопрос с жильем, будет строиться целый комплекс, где будут артисты жить. То есть, это огромное вливание государственного капитала. Поэтому, конечно, наши коллеги из мира театра дико сразу возмутились. Кто возмутился? Театр Наций, потому что он был Театром Наций, а теперь мы Первый Национальный.

И сейчас будет поддержана государством эта идея о создании Первого Национального театра России. И я совсем не понимаю, что здесь, хоть какой такой момент? Вы что, ребят, мы остаемся театром Волкова в любом случае. Но у нас есть возможность сейчас войти в эту историю. Будет разработан Устав, который мы будем обсуждать и который, конечно, обещает нам полную самостоятельность в плане выбора материала и в плане постановок. Это наше святое право, это никто не может контролировать. Другое дело, что повышается ответственность выбора материала. Мы будем стараться делать очень качественно работы и за них отвечать. Это будет 90% классика, из них 70% русская классика и 20% иностранная классика. Никаких дешевых комедий, никаких дешевых режиссеров у нас не будет. Вот это то, что я хотел сказать сразу, чтобы все понимали, о чем идет речь.

У всех сотрудников будет дополнительная медицинская страховка. И она будет другой. И — как бы сказать — зарплаты, финансирование, все растет. Не понимаю, откуда шум. Театру приваливают деньги. Попечительский совет Александринского театра автоматически становится нашим. Это европейский лучший совет. И когда театру приходит такая возможность... Директором будет Фокин, потому что он проявил себя как менеджер. Он отвечает за стратегию. Тактически каждый театр действует сам — выбирает режиссеров и спектакли».

Реклама
Закрыть

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <