26 ноября 2018 - 14:28
Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

В год 135-летия со дня основания «Ростовского кремля» музей открыл ожидаемую на протяжении нескольких десятилетий выставку произведений русского авангарда из собственной коллекции. Среди них «Самовар» Казимира Малевича и «Беспредметная композиция» Любови Поповой, фальсификация которых в период до 1972 года была подтверждена после проведения ряда экспертиз.

Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

В год 135-летия со дня основания «Ростовского кремля» музей открыл ожидаемую на протяжении нескольких десятилетий выставку произведений русского авангарда из собственной коллекции. Рядом с залом, где экспонируются безусловные подлинники как известных, так и незаслуженно забытых мастеров, было принято решение открыть зал с поддельными произведениями. Среди них «Самовар» Казимира Малевича и «Беспредметная композиция» Любови Поповой, фальсификация которых в период до 1972 года была подтверждена после проведения ряда экспертиз. «Яркуб» объясняет, где подлинники и каким образом музей стремится вернуть их на родину.

«Мы стремились к этому много лет. Сознательно. Но сложилось только в этом году», — говорит директор музея-заповедника «Ростовский кремль» Наталия Каровская об открытии выставки «Хвост кометы», которую ждали очень и очень давно.

В августе 1922 года музей получил 59 произведений живописи, графики и скульптуры из Отдела ИЗО Наркомпроса после двух лет напряженной переписки и обращения за помощью к Любови Поповой. Получил буквально последним — музейное бюро практически сразу закрыло практику передачи современного искусства в регионы. И уже в сентябре-октябре 1922 года новая экспозиция была представлена в залах Ростовского кремля. Сотрудники много работали с вверенными им объектами, постоянно совершенствовали развеску, меняли залы. Спустя пять лет написали инвентарную книгу, из которой мы сегодня знаем, что до наших времен дошли не все произведения. В 1930 году по неизвестным причинам была списана картина Ольги Розановой «Хвост кометы» — «По диагонали к левому нижнему углу спускается сужающаяся серо-коричневая полоса, посередине усиливающаяся в тоне. Фон белый».

В семидесятые годы XX века коллекцию хотели списать вовсе. Помешала осведомленность и своевременность искусствоведов, заметивших в «куче хлама» бесценные работы конца 1910-х — начала 1920-х годов. «И когда в 1981 году в Пушкинском музее шла выставка „Москва — Париж“, мы демонстрировали некоторые отреставрированные работы „левых“ художников русского авангарда», — замечает замдиректора «Ростовского кремля» Сергей Сазонов.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

«Портрет Нюрочки Архизовой» Александра Шевченко, около 1913 года


Выставка 2018 года, тем не менее, отличается с той точки зрения, что максимально полно представляет коллекцию, из 59 предметов которой сохранились 51. В музее надеются найти способ дольше представлять графику и перевести выставку в разряд экспозиции. Наталия Каровская комментирует: «Авангард — это самые гастролируемые произведения из наших коллекций. Сейчас, я думаю, мы будем принимать решение в пользу показа в Ростове. Мы хотим, чтобы коллекция пожила в этих стенах так полноценно, как она никогда не жила. И пусть все, кто хотят ее увидеть, приедут сюда и посмотрят».

Ехать, действительно, нужно. Ради образцов работ художников «Бубнового валета» Аристарха Лентулова, Роберта Фалька, Петра Кончаловского, Александра Осьмеркина, Василия Рождественского, Александра Куприна. Ради неопримитивистского «Портрета Нюрочки Архизовой» Александра Шевченко, супрематических композиций Ивана Клюна, Любови Поповой и Александра Веснина, кубизма Надежды Удальцовой и Александры Экстер. Ради знакомства с менее известными художниками и менее известными подходами известных. Ради «Зеленой полосы» («Распыленного света») Ольги Розановой, наконец, подлинной и новаторской.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

«Зеленая полоса» («Распыленный свет») Ольги Розановой, 1917-1918 гг.


«Поразительной ценности коллекция. Хороша очень цельным образом — взят хронологический срез, в основном московские живописцы. Прекрасно представлены конструктивисты, малоизвестный ВХУТЕМАС. Живопись Прусакова, которая совершенно уникальна», — отмечает искусствовед, специалист по российскому и советскому искусству первой трети XX века Елена Баснер.

Баснер, помогавшая готовить выставку, знает, как Ростовский кремль проводил экспертизы для установлении подлинности картин и выяснил, что в музее оказались грубые подделки «Самовара» Малевича и «Беспредметной композиции» Любови Поповой. Подозрения искусствоведов, имевшие место еще в конце прошлого века, подтвердились. Но скрывать это не стали, равно как и делать вид, что реальное положение дел неизвестно. Фальшивые вещи повесили в другом зале вместе с подаренными Лобановым-Ростовским в 2014-2016 годах работами неизвестных художников, сфальсифицировавших Экстер, Машкова, Антона Лавинского и Жаржа Брака.


Из драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событийИз драматической истории — в детектив. Что сейчас происходит с коллекцией произведений «левых» художников начала XX века из собрания Ростовского кремля, и каким ожидается развитие событий

Подделка «Самовара» Казимира Малевича


Подлинный «Самовар», судя по всему, находится в MOMA в Нью-Йорке — музей приобрел картину на аукционе «Сотбис» в 1972 году. На сайте организации указан первоисточник вещи — Ростовский музей. Подлинная «Беспредметная композиция» Любови Поповой — в Государственном музее современного искусства в Салониках.

«Я несколько раз ездил в Салоники, неофициально общался с директором музея. Недавно увидел работу [Поповой] на выставке коллекции Костаки. Это прекрасная работа. Она очень отличается от той подделки, которая у нас висит. Это было понятно еще тогда, когда я разглядывал снимки оригиналов. Они светятся, там нет случайных элементов, нет характерной грязи, которую заметила [искусствовед] Джафарова», — делится наблюдениями Сергей Сазонов.

До Нью-Йорка ростовцы пока не доехали. «Мы написали несколько писем. Директору от директора, уведомляя о том, что произошла такая история, мы готовы к сотрудничеству по выяснению всех обстоятельств. Надеемся, что процесс будет основан на базе этики ИКОМа, который запрещает музею выставлять украденные вещи. Украденные — жесткое слово, потому что MOMA приобрел Малевича легально, на аукционе. Как на самом деле повернется, не знаем, нам не хотелось бы доводить дело до изъятий», — рассуждает Наталия Каровская. Директор Ростовского кремля надеется, что уважаемые музеи дорожат репутацией и понимают, что их коллеги «преследуют не корыстные цели, а возвращение вещи тому владельцу, государству, которому они принадлежат».

О выезде в Нью-Йорк и изъятии «Самовара» заговорил, то ли шутя, то ли всерьез, начальник ОМВД России по Ростовском району Олег Егоров. Он же дал понять, что полиция может возбудить уголовное дело только после подведения итогов доследственной проверки: «Решается вопрос о проведении экспертиз обеих картин в рамках уголовно-процессуального законодательства. Как только экспертизы будут сделаны, будет решен вопрос о возбуждении уголовного дела». Исследования, которые были инициированы самим музеем, в расчет не берут: «Это научные экспертизы, а нам нужно провести работу в рамках уголовно-процессуального кодекса. Это не долго, но затратно, будем направлять запросы в МВД и изыскивать средства».

«История этой коллекции совершенно необыкновенна, драматична, и сейчас переходит в жанр детектива. Мы очень удовлетворены состоявшейся выставкой, несмотря на то, что последние полтора-два года было очень сложный путь — с тех пор, как мы поняли, что у нас в руках не только подлинники, но и подделки, — открыто говорит Наталия Каровская. — Сейчас главный вопрос — сможем ли мы вернуть наши произведения, которые оказались за границей. Этот вопрос ведущий и главный для музея. Если получится, это будет самый счастливый день».

21 апреля 2018 - 01:30
Ростовский кремль еще не в списке ЮНЕСКО? Пока нет, но это вопрос времени

Объект культурного наследия РФ федерального значения «Ансамбль Ростовского кремля» претендует на включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Как у руководства музея-заповедника возникло стремление проделать огромную работу и доказать, что Ростовский кремль — уникальное явление в масштабах планеты, объясняет «Яркуб».

Ростовский кремль еще не в списке ЮНЕСКО? Пока нет, но это вопрос времени


Спустя 20 лет

В 1998 году исторический центр Ростова Великого предложили в качестве кандидата на включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Для него подготовили номинационное досье, которое получило положительное заключение Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест ИКОМОС. Минуло 20 лет. «Движения не было. Может быть, не было сильной инициативы? А затем перевес пошел в сторону Ярославля — им занимались несколько лет, чтобы в 2005 году исторический центр был внесен в список Всемирного наследия», — рассуждает вице-президент НК ИКОМОС Россия по работе с региональными отделениями, руководитель Ярославского НК ИКОМОС Россия, член президиума Ярославского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Юрий Аврутов.

Директор музея-заповедника «Ростовский кремль» Наталия Каровская сейчас, когда идея включить ансамбль кремля в список ЮНЕСКО звучит вновь, уверенно замечает: «По-другому и быть не могло». И улыбается: «Не в моем это характере». Каровская заведует Ростовским кремлем с 2010 года. Она понимает: музею нужно было время на подготовку, чтобы уверенно предстать перед экспертами ЮНЕСКО. Теперь позади реставрация, обстоятельная работа над исторической экспозицией, создание Центра колокольного искусства, формирование команды научных работников. «Я смотрю в будущее с большим оптимизмом», — говорит Наталия Каровская, и становится ясно: статус объекта Всемирного наследия — дело времени.


«Мы должны понять ценность того, что имеем»

Совещание по вопросу включения ансамбля Ростовского кремля в список ЮНЕСКО прошло 20 апреля. Его участники — комиссия по делам ЮНЕСКО при МИД РФ, Минкультуры, эксперты ИКОМОС, Правительство Ярославской области, коллеги из Татарстана и другие — наметили схему дальнейших действий. Директор департамента государственной охраны культурного наследия Министерства культуры РФ Владимир Цветнов считает: «Нам нужно самим понять ценность того, что имеем. Понять: то, что мы продвигаем, в мире одно, и такого больше нет. Эту задачу нам не решить чиновничьими методами. Предстоит привлечь жителей, спросить, нужно ли им это?» Ему вторит вице-президент НК ИКОМОС Россия по организационной работе, член Международного научного комитета ИКОМОС по наследию, вице-президент Союза реставраторов России, член научно-методического совета при Минкультуры Наталия Алмазова: «Если жители не проникнутся тем, что Ростовский кремль — это их достояние и гордость, не поддержат инициативу — результата не будет». С точки зрения Алмазовой, предстоящая работа может послужить платформой для объединения городского сообщества. «В конечном итоге, от этого выиграют все».

В чем именно будет заключаться выигрыш? Если измерять материальными категориями, то вот опыт музея-заповедника «Остров-град Свияжск» в Татарстане. Его директор Артем Силкин делится цифрами: в 2010 году первый православный город в Среднем Поволжье, основанный в 1551 году Иваном Грозным, посещали 7 тысяч туристов в год. К 2017 году эта цифра выросла в 70 раз. Дело в том, что ЮНЕСКО включило Успенский собор в Свияжске в список Всемирного наследия. «Включение любого объекта в список ЮНЕСКО — это рост региональной экономики. Доходы от туризма оказывают большое значение на экономику Татарстана», — утверждает Силкин.

«На мой взгляд, Ростов получит толчок к развитию. Сложности будут — надо доказать, что объект реально достоин статуса. Коллеги высказались за, за выступило Минкультуры. Так, объединив усилия, выйдем на следующий этап, — замечает директор департамента имущественных и земельных отношений Ярославской области Максим Фролов. — Конечно, для региона это большая ответственность».


Развитие, а не ограничение

Региональные эксперты склонны осторожно подходить к проблеме Ростовского кремля в контексте наследия ЮНЕСКО. Возможно, Владимир Цветнов вскользь обозначил причину этой осторожности — «не очень хороший опыт Ярославля». «Ярославлю еще предстоит раскрыть потенциал исторического центра как объекта Всемирного наследия, — отзывается директор областного департамента охраны объектов культурного наследия Дмитрий Турбин. — В Ростове есть возможность подойти к вопросу вдумчиво».

«На жителей границы охраны и буферной зоны накладывают определенную ответственность. Но объект всегда нуждается в охране, это нормально», — полагает Анатолий Фролов.

Коллеги из Татарстана смотрят иначе. Они напоминают: в последние годы изменился подход к сохранению наследия, и сейчас нет задачи «застыть» во времени и усложнить жизнь современникам. Главное — это удовлетворение интересов местных сообществ, размышления об их уровне жизни, возможностях. «Не ограничение, а развитие», — напоминает Артем Силкин.


Объемы и сроки

Участники совещания 20 апреля согласились создать некую формацию — условно, рабочую группу — которая начнет движение вперед. «Мы в самом начале пути, и нельзя сказать, сколько времени потребуется. Будет огромная научно-исследовательская деятельность, серьезный труд с большими затратами как интеллектуальных усилий, так и финансовых ресурсов», — отказывается предположить длительность работы Наталия Алмазова.

«Как запряжете, так и поедете, — настаивает доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник культуры Республики Татарстан, руководитель Кафедры ЮНЕСКО Рафаэль Валеев. — В 1998 году мы предложили ЮНЕСКО три объекта. Работу по Свияжску провели в общей сложности за пять лет».

Параллельно с научно-исследовательской работой и составлением номинационного досье Ростовскому кремлю предстоит обдумать то, какие конкретно части ансамбля будет охранять ЮНЕСКО. Включать ли Успенский собор, звонницу и голландскую крепость — единственную, сохранившуюся в мире?

Первый шаг, как бы то ни было, сделан. Понимание, что Ростовский кремль нужно представлять на мировой арене, есть. Наталия Каровская спокойна: «Мы пройдем этот путь».

Реклама
Закрыть
наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <