«Потребовалась такая скандальная встряска, чтобы система заработала». Как государство отреагировало на пытки в ярославских колониях

19 декабря 2018 22:26

После публикации видео с пытками заключенного Евгения Макарова в ярославской исправительной колонии № 1 закрывать глаза на происходящее в системе ФСИН стало невозможно. Начались внешние проверки и, как следствие, уголовные дела против сотрудников ИК. Сейчас 15 бывших фсиновцев проходят обвиняемыми по делу об избиениях заключенных. Понятно, что ситуацию в целом это не исправит. Однако встряска устоявшейся системы привела к определенным изменениям. Ситуацию с соблюдением прав осужденных обсуждали 19 декабря на третьем открытом форуме прокуратуры Ярославской области. «Яркуб» выбрал самое интересное.

О реакции надзорных ведомств

Заместитель прокурора Ярославской области Алексей Кукин:

«Применение физической силы, спецсредств и оружия к осужденным возможно по закону. Порядок применения строго регламентирован — они [действия] должны быть соразмерны характеру противоправного поведения осужденного и, тем более, не должны унижать человеческое достоинство и сопровождаться пытками. Однако события показали, что многие сотрудники УФСИН по Ярославской области игнорировали эти требования, полагаясь на безнаказанность. Публикация „Новой газетой“ видеозаписи, на которой зафиксировано незаконное применение спецсредств к осужденному Макарову, стала поводом для пересмотра наших подходов к проверкам обращений и сообщений данной категории. С августа по октябрь прошли проверки по всем колониям и СИЗО, сотрудники прокуратуры опросили всех заключенных. В результате СК возбудил 13 уголовных дел по статье „Превышение должностных полномочий с применением насилия“. Также были пересмотрены старые отказные дела. Всего Следственный комитет расследует 22 уголовных дела.

При этом стоит отметить, что в ходе ведомственных проверок, которые проводил ФСИН, случаев нарушения закона до произошедших событий не было зафиксировано. Отсутствовал ведомственный контроль по данной теме, что привело к замалчиванию и круговой поруке среди сотрудников. Результаты проверки доведены до руководства ФСИН по Ярославской области. Надеюсь, произошедшее будет серьезным и жестким уроком для всех работников уголовно-исполнительной системы. Для нас стало таковым».

Об изменении ситуации во ФСИН

Врио начальника УФСИН России по Ярославской области Александр Степанищев:

«Не буду подробно останавливаться на тех событиях, что произошли в июле 2018 года. Выводы были сделаны серьезные. В ИК-1 был составлен план по стабилизации оперативной обстановки. Туда откомандировали 22 сотрудника, в том числе из аппарата управления ФСИН. Часть из них назначена там на должности.

Случаи применения физической силы и спецсредств у нас сократились в два раза по сравнению с 2017 годом. Все они зафиксированы на видео. В прошлом году такого не было.

Мы проверили все имеющиеся видеорегистраторы. Их носят сотрудники, которые работают в строгих условиях содержания. Запрос на доукомплектовку ими направили в федеральное управление ФСИН.

Мы работали с младшим начсоставом, который работает лицом к лицу с осужденными. С ними провели практические занятия по порядку применения физической силы. Весь личный состав изучает законы, регламентирующие применение спецсредств.

Всех сотрудников, которые работают с заключенными, в третьем квартале 2018 года проверили психологи. Это 517 человек. Проверка была направлена на выявление среди них тех, кто имеет ярко выраженные негативные качества: агрессивность, низкую психическую устойчивость. У 23 сотрудников такие качества нашли. Их направили на службу туда, где они не будут сталкиваться с осужденными в ответственных и важных помещениях — таких, как ШИЗО, ПКТ.

Разработали психоконсультационные программы: по ним у сотрудников должны формироваться навыки антиманипулятивного поведения, способность противостоять агрессивным действиям и провокациям. На посты отправляем самых ответственных и подготовленных сотрудников».

О возможных изменения в законодательстве

Вместо заключения

Уполномоченный по правам человека в Ярославской области Сергей Бабуркин:

«Люди, которые находятся в местах принудительного содержания, лишены свободы, но не лишены прав. Соблюдение прав человека имеет особенности в местах заключения. Заключенные ограничены в возможности самозащиты своих прав. Особая ответственность в этом случае возлагается на государство, которые содержит их. Меня ситуация с правами заключенных очень беспокоит, и на то есть основания. В 2012 году к Уполномоченному обратилось 36 осужденных. В 2017 — 456. Фактически, каждая четвертая жалоба — на сотрудников колоний. Сюда входит применение физического и морального воздействия, работа администрации с документами осужденных, ограничение их общения с родственниками. Для меня очень большое значение имеют жалобы на ограничение права на обращение. В таких закрытых системах, как ФСИН, это единственный инструмент борьбы за свои права.

Если говорить прямо, то происходящее на видео, опубликованном «Новой газетой», — это пытки. Слава богу, что это получило широкую и резко отрицательную реакцию государства и общества. Изменения начались, но потребовалась такая скандальная встряска, чтобы система заработала как должна. Причин этому много: традиции, закрытость системы и другие. Но и региональные факторы есть. Это, к примеру, изменение стиля работы руководства УФСИН по Ярославской области. За последние годы усилился крен в сторону силовых методов поддержания дисциплины и порядка. Меры, которыми это обеспечивалось, подталкивали сотрудников к более жесткому поведению, а эксцессы, которые возникали при этом, не получали должной оценки. Это создало обстановку вседозволенности и — больше того — ощущения похвальности такого рода подхода.

Нам нужно принимать меры превентивного характера. Необходимо открывать систему для внешнего контроля. В том числе общественного. Он есть у нас, но его недостаточно. Нужно подключать к общественным наблюдательным комиссиям дополнительные ресурсы. В частности, депутатов, которые имеют возможность посещать места лишения свободы. Они должны активнее это делать. СМИ должны иметь возможность видеть, что в системе происходит.

В документах, которые определяют деятельность ФСИН, есть противоречия, лакуны, пустоты. И это отражается на деятельности сотрудников. Например, сейчас нет четко прописанных правил видеофиксации в колониях. В них есть формулировка «при возможности». А если не было возможности, то на нет и суда нет. Кроме того, не прописан никак запрет на монтаж и многие другие вещи. В 2017 году я видел видео с Евгением Макаровым, но только первую часть, где он действительно с сотрудниками спорит. То, что было дальше, опубликовали только летом 2018 года.

Эта тема обсуждается на федеральном уровне. На слушаниях в Совете Федераций депутат Нарусова потребовала продемонстрировать видео пыток Евгения Макарова. Его включили в протокол. На слушаниях в Госдуме 18 декабря председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников прямо заявил, что в течение двух лет будут приняты новые законы, которые изменят уголовно-исполнительную систему. Объединенными усилиями государства и общества мы сможем изменить ситуацию с правами человека в местах лишения свободы».


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter





0 комментариев

В настоящий момент комментариев нет. Вы можете стать первым.

Ничего не найдено