Обвиняемым в пытках заключённых ярославской колонии продлили срок заключения под стражей

18 декабря 2018 15:54

Фрунзенский районный суд 18 декабря продлил срок заключения под стражей пятерым фигурантам уголовного дела об избиении осуждённых в ярославской ИК-1.

Обвиняемые в пытках заключённых бывшие сотрудники ИК-1 Ярославля Сергей Ефремов, Игорь Богданов, Дмитрий Соловьев, Максим Яблоков и Сергей Драчев останутся в СИЗО до 20 марта.

«Суд находит ходатайство следствия о продлении обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу обоснованным. Волокита в производстве по данному делу не установлена», — вынесла решение судья Димитрова.

На суд по продлению меры пресечения Ефремову, Богданову, Соловьеву, Яблокову и Драчеву не пришёл один из трёх потерпевших Евгений Макаров, освободившийся из колонии 2 октября; не было и адвоката Фонда «Общественный вердикт» Ирины Бирюковой. Макаров и Бирюкова присутствовали на других аналогичных заседаниях.

«Яркуб» записал ход заседания.

Адвокат Драчева. Ходатайство о продлении срока заключения под стражей основано на том, что подзащитный может скрыться, может оказать давление на потерпевшего и свидетелей. Следствие располагает конкретной информацией, не основанной на домыслах?

Следователь. Драчев обвиняется в совершении тяжкого преступления, в любом случае [грозит] срок. В связи с этим он может скрыться или оказать давление на потерпевшего, свидетелей. И более мягкая мера пресечения не может предупредить [это].

Адвокат Драчева. Но у нас же все-таки презумпция невиновности. Может, какие-то свидетели [что-то] говорят? Я понял, фактических оснований нет.

Адвокат Богданова. За время с последнего продления [срока меры пресечения] прошло два месяца. Какие-либо следственные действия проводились? В связи с чем так долго идут следственные действия?

Следователь. Большой объём следственных действий.

Адвокат Богданова. На мой взгляд, имеет место волокита.

Следователь. Волокиты нет. Препятствие — это объём той информации, которую приходится проверять. На момент возбуждения уголовного дела 170 заключённых прокуратуре сказали, что обвиняемые причастны к иным преступлениям. Все проверяются на совершение аналогичных действий.

Адвокат Богданова. Вы не можете ссылаться на это. В отношении Богданова почему невозможно было закончить расследование?

Судья. Ответ следователь дал.

Адвокат Богданова. Нахождение Богданова под стражей почему необходимо? Может скрыться — услышали. Нужны основания.

Защитник Яблокова. Сколько следователей занимаются делом?

Следователь. Не менее шести. Трое в Москве и трое в Ярославле.

Защитник Яблокова. Сколько раз следственные действия были проведены с моим подзащитным?

Следователь. Не я этим занимаюсь. Было ознакомление с результатами экспертиз.

Защитник Яблокова. Каким образом обвиняемый, признающий вину, может...

Следователь. Яблоков проверяется на причастность к иным преступлениям.

Адвокат Соловьева. Сколько следственных действий было проведено с подзащитным?

Следователь. Ознакомление с экспертизой.

Адвокат Соловьева. Каким образом нахождение Соловьева не в условиях СИЗО помешало бы?

Следователь. Он может скрыться. Я убеждён, что [не может быть применена] никакая мера преступления, кроме заключения под стражу.

Судья. Вы ссылаете на особую сложность дела. Обвиняемых 15 человек. Сколько томов?

Следователь. У нас в Ярославле не менее шести томов. Сколько в Москве — я не знаю. За эти два месяца нам надо было разобраться с экспертизами, большинство заключений получили. Что такое компьютерная экспертиза? Говоря просто, выуживание информации из компьютера. Вся информация исследуется, с регистраторов, из компьютеров. Также исследуются пояснения лиц, находящихся в колонии. Им надо дать юридическую оценку.

Судья сообщает, что к документам приложены справки о травмах Соловьева. У него проблемы с ногой и головой.

Игорь Богданов. Я думаю, что следователям виднее, как вести следствие. Я желал дать показания, даже согласиться... Я не видел родственников.

Сейчас введена новая мера пресечения. И я прекрасно понимаю, что за совершенное деяние мне придётся ответить перед законом. Я не отличаюсь от других граждан ничем, и той властью, которой я был наделён, — я не должен был поступать таким образом. Я не могу сам себя хвалить и говорить, как хорошо выполнял свою работу. Не могло сложиться в одной структуре, чисто по моему послужному списку... Я везде проходил службу без всяких взысканий. Можно отталкиваться от этого. Я понимаю, что, возможно, время нахождения под стражей лучше — время наказания будет меньше. Я сразу отказался давать показания, когда меня вызвали, чтобы не ввести следствие в заблуждение. Учитывая переезды, я так понимаю, что адвокаты публикуют, имеется информация по поводу наших допросов... (судья обрывает речь и просит говорить по существу). Я не собираюсь скрываться, у меня кредитные обязательства, пенсия как у ветерана боевых действий. Каждый должен за свои поступки отвечать.

Сергей Драчев. Вину я признал в полном объёме.

Максим Яблоков. Вину признал в полном объеме, давление на потерпевшего не собираюсь оказывать, я не знаю, где он живет. Я могу находиться в Угличе, по месту прописки.

Дмитрий Соловьев. Я не знаю, где живет Макаров. У меня мать больная, Бабушка больная, гражданская жена с двумя детьми. Я был единственным кормильцем. Меня задержали после травмы. Я хочу проходить лечение.

Сергей Ефремов. С момента задержания я признал вину в полном объёме. Следствие установило минимум моих действий — один удар, [я] подзатыльник дал [Макарову]. Усугублять своё положение я никаким образом не намерен. Я имею прописку, проживаю с женой и ребёнком.

Защитник Драчева. Следователь не предоставил суду достаточных данных. Основания, считаю, отпали — потерпевший Макаров вышел из мест лишения свободы. Те основания, которые заложены следователем, я дал возможность на словах обьяснить. Он сказал только о том, что [подзащитный] обвиняется в совершении тяжкого преступления. Непонятно, почему СК подходит так избирательно к отцу восьмимесячного ребёнка. Надо учитывать права ребёнка, который остался без средств к существованию. Основания должны быть настоящими, реальными, фактическими. Например, заявление потерпевшего. А на домыслах и догадках суд не имеет права выносить решение. Суд не имеет права из общественного резонанса выносить решение!

Защитник Богданова. Ходатайство является необоснованным и бездоказательным. Когда речь идёт о содержании под стражей, основания должны скрупулезно изучаться. Я сделал вывод, что следователь исходит из того, что у СК много работы, а Богданов пусть посидит. Я согласен с предыдущим выступлением. Тяжесть преступления не может быть основанием. На своё задержание Богданов прибыл самостоятельно.

Защитник Соловьева. Я согласен со своими коллегами. Фактически следствие уходит от предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом обоснований. Все сводится к бытовому разговору: я так думаю, как бы чего не вышло... Безусловно, ни один из доводов касательно Соловьева не обоснован. Мнение следствия — сугубо субъективное мнение. Соловьев болеет. У него болеет мама, бабушка является инвалидном. У него просто нет финансов, чтобы скрыться. Как Соловьев, младший инспектор, может воздействовать на начальника колонии? Прошу суд не руководствоваться общественным резонансом. Прошу рассмотреть ситуацию с точки зрения закона.

Защитник Яблокова. Тяжесть инкриминируемого деяния может быть положена в основу выбора меры пресечения только на первоначальных этапах следствия. Следствие просит продлить срок содержания под стражей до семи месяцев. И при наличии шести следователей данное уголовное дело не может представлять сложности. Кроме того, при признании вины человек не может помешать установлению фактов, которые он признает. У моего подзащитного есть регистрация. Полагаю, что может быть избрана иная мера пресечения.

К сожалению, следствие не использует все возможности, а, как говорил коллега, домашний арест в полном объёме может обеспечить те необходимости, которые возникают у следствия. Защитник Ефремова. Насколько известно всем, Макаров находится под госзащитой. Отпали основания, что Ефремов может использовать свои связи. Ефремов был допрошен по иным фактам — обвинение осталось первоначальным. Он дал признательные показания, у него нет конфликта со следствием. Нет намерений скрываться, нет намерений или возможности угрожать. По сути, согласиться можно лишь с тяжестью предъявленного обвинения.

Прокурор. Считаю ходатайство обоснованным.

Судья вынесла решение об удовлетворении ходатайства следствия в течение 20 минут.


Количество просмотров

Ошибка в тексте? Выдели ее и нажми CTRL + Enter





2 комментария

Обновить комментарии Оставить комментарий
ВСЕ 18 САДИСТОВ-ФСИНовцев ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРЕНЕПРЕМЕННО РАССТРЕЛЯНЫ!  И НА ВРЕМЯ ИСПОЛНЕНИЯ ЭТИХ РАССТРЕЛОВ НЕОБХОДИМО ВРЕМЕННО ОТМЕНИТЬ МОРАТОРИЙ НА СМЕРТНУЮ КАЗНЬ! ТОЛЬКО В ЭТОМ СЛУЧАЕ В НАШЕЙ СТРАНЕ ЧТО-ТО ИЗМЕНИТСЯ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ!
ОБРАЩАЮСЬ К 15 АРЕСТОВАННЫМ САДИСТАМ-ФСИНовцам! КОГДА ВЫ ПОЧТИ ДО СМЕРТИ ИЗБИВАЛИ АБСОЛЮТНО  БЕЗЗАЩИТНОГО, БЕСПОМОЩНОГО, ГОЛОГО, ЗАКОВАННОГО В НАРУЧНИКИ ЧЕЛОВЕКА, ВЫ НИ В ЧЁМ СЕБЕ НЕ ОТКАЗЫВАЛИ (ДА ЕЩЁ И РЖАЛИ КАК ЛОШАДИ)! ВЫ ПОЛНОСТЬЮ УДОВЛЕТВОРИЛИ СВОИ ФАШИСТСКИЕ, ЗАКОНЧЕННО ЖИВОДЁРСКИЕ, САДИСТСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ! А ВОТ ТЕПЕРЬ ПРАВОСУДИЕ НЕ ОТКАЖЕТ СЕБЕ В ТОМ, ЧТО ВЫ СИДИТЕ И БУДЕТЕ СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ (ЗА ВАШИ УГОЛОВНО-ПРЕСТУПНЫЕ ДЕЯНИЯ)! ВОТ ПОСМЕЙТЕСЬ И СЕЙЧАС (НО УЖЕ НАД САМИМИ СОБОЙ)! Я РЖУ! ХА-ХА-ХА!
Ничего не найдено