15 апреля 2019 20:12

Четыре дня блокировки: как редакция «Яркуба» пережила их

Сайт издания «Яркуб» был заблокирован Роскомнадзором с утра четверга 11 апреля до вечера воскресенья 14 апреля. Поводом для блокировки стала публикация 2018 года. С точки зрения регулятора, в ней фигурировала запрещенная информация — описание способа совершения самоубийства. Позже основания для ограничения доступа предъявила Генпрокуратура. Речь шла об оскорбляющей президента Российской Федерации фотографии надписи на здании областного УМВД. Блокировка фактически парализовала работу редакции и заставила журналистов говорить о неприемлемых методах деятельности контролирующих органов.
Четыре дня блокировки: как редакция «Яркуба» пережила их_157412

Не первоапрельский розыгрыш, а скрытая цензура

К сожалению, «Яркуб» не может опубликовать снимок, из-за которого в Ярославле и на федеральном уровне началась дискуссия о правах журналистов и допустимости вмешательства в политику редакций. Но вы наверняка увидели его хотя бы единожды.

Заметка с фотографией здания регионального УМВД, на колоннах которой 31 марта появилась оскорбительная надпись, была опубликована на «Яркубе» утром 1 апреля. Вечером главный редактор Марина Седнева приняла звонок от главы областного управления Роскомнадзора. Собеседник попросил удалить материал, аргументируя это тем, что «делом занялись на федеральном уровне». При этом он не ответил на вопросы, какие именно положения закона нарушил «Яркуб» и что грозит, если оставить публикацию на сайте. Редактор закончила разговор, указав, что вынесет просьбу на обсуждение коллег. Казалось, что это первоапрельский розыгрыш. Все-таки звонок — неофициальное уведомление.

Сомнения исчезли, когда редактор изучила содержимое редакционной почты. В ней обнаружилось письмо: «Добрый вечер! Роскомнадзор просит до 24.00 01.04.2019 удалить информацию по надписи на здании УВД по ссылке https://yarcube.ru/newsletter/92952.php​». Сообщение не сопровождали документы, которые обычно ведомство присылает, требуя удалить те или иные материалы (например, комментарии с нецензурной бранью). Каким образом следовало поступить? Разумеется, невозможно было молча удалить заметку, поскольку это следовало объяснить читателям. А как объяснять, если законных и обоснованных причин редакция не видела.

Этим объясняется пост в телеграм-канале «Яркуба»: «РКН попросил нас удалить „новость по ссылке“. Дважды. Сначала это было письмо с просьбой убрать материал до полуночи. Потом на телефон главного редактора позвонил глава ярославского управления. Аргумент — „делом занимается федеральное ведомство“. Мы рассматриваем ситуацию как акт цензуры, причём абсолютно безосновательной. От ответа на вопрос, какие законы мы нарушили, глава ярославского РКН уклонился».

Выход на федеральный уровень

Канал «Яркуба» читают коллеги из «Медиазоны», и именно они первыми из федеральных изданий отреагировали на ситуацию новостью. На следующий день тему подхватили остальные — мы не будем перечислять все медиаплощадки, поскольку обязательно кого-нибудь забудем и тем самым обидим. Журналисты звонили и писали в редакцию, непосредственно редактору. В течение первых суток в информационном поводе обнаружился новый акцент: заговорили о возможном случае первого применения новой статьи в законе «Об информации», касающейся оскорбления власти. Генпрокуратура и Роскомнадзор отрицали это.

Стоит добавить, что новости о надписи на здании УМВД выпустили несколько ярославских изданий. И все они, кроме «Комсомольской правды — Ярославль», получили в той или иной форме просьбу от Роскомнадзора «удолить». Не удалили «Яркуб», 76.ru и «Комсомольская правда». Некоторые аргументы коллег, которые прислушались к регулятору: нужно было выполнить требование Роскомнадзора; не нужны штрафы; есть опасность блокировки; не хочется связываться с Роскомнадзором и иметь проблемы. «Яркуб», соблюдая положения Кодекса профессиональной этики, не дает никакой оценки действиям коллег и уважает их выбор.

Блокировка по умолчанию

Утром 11 апреля читатели сообщили «Яркубу», что сайт не открывается. Они стали разбираться в причинах сбоя и выяснили, что в выгрузке на блокировку находится ссылка на материал о подростке-аутисте, который вышел в июне 2018 года. Далее сведения об ограничении доступа редакция обнаружила в Едином реестре запрещенной информации Роскомнадзора. Получилось логически вычислить, в чем претензии: РКН нашел в заметке, основанной на материалах Следственного комитета, описание способа совершения суицида. Для блокировки применили статью 15.1 закона «Об информации».

Если Роскомнадзор соблюдал порядок блокировки, он должен был направить хостеру сайта уведомление, тот — передать его владельцу, чтобы была возможность отреагировать в течение суток и избежать ограничения доступа. Хостер же несколько раз на запросы «Яркуба» заявил, что не получал документы от ведомства.

Не владея полной информацией, коллектив издания решил скрыть заметку, оставив вместо нее объяснение для читателей, сделать скриншот и отправить РКН по доступным каналам — форме обратной связи на сайте и электронной почте. Действие пришлось повторить не единожды, так как ситуация не менялась, сайт оставался на блоке.

Впоследствии «Яркуб» попросил хостинг предоставить официальное заявление, подтверждающее отсутствие уведомлений Роскомнадзора. Бумаги могут понадобиться для судебного разбирательства.

То, каким образом включилась блокировка, заставило нас думать о возможной мести за отказ удалить первоапрельский материал. Но, конечно, прямых доказательств тому не было и нет.

Претензии Генпрокуратуры и первое применение закона об оскорблении власти

Вечером 12 апреля пользователи обнаружили, что сайт 76.ru заблокирован по требованию Генпрокуратуры. Главный редактор ресурса Ольга Прохорова выяснила причину только к утру следующего дня — она добилась получения уведомления от Роскомнадзора. Вот цитата из основания для ограничения доступа: «Размещена фотография здания Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ярославской области с нанесенной на его стену нецензурной надписью в отношении Президента Российской Федерации и комментарии к ней».

Прохорова, подчиняясь закону, убрала снимок, и через несколько часов сайт разблокировали. Тем временем Марина Седнева обнаружила претензии от Генпрокуратуры относительно «Яркуба». Изданию грозила вторая блокировка, причем уже когда работала первая.

Изучив уведомление 76.ru, Седнева поняла, что, скорее всего, требования аналогичные — убрать фотографию здания УМВД с надписью. Что и пришлось в итоге сделать, а затем уведомить об этом Роскомнадзор. Опять же, действовать пришлось вслепую, так как «Яркубу» уведомление не прислали, хостинг отрицал его наличие.

Подчеркнем: удалены только снимки из шести заметок на тему оскорбительного граффити.

Генпрокуратура рассмотрела материалы днем 15 апреля. После полудня ведомство сняло намерение заблокировать «Яркуб». Редакция смогла выдохнуть, и это не фигура речи.

Ощущения редактора

Марина Седнева: «Я понимаю, что блокировка была вызвана отказом „удолить“. Понимаю и то, что „удолить“ „по понятиям“, по звонку — невозможно. Если решать вопросы неформально, пренебрегать стандартами журналистики, редакционной политикой — зачем вообще продолжать работать? Как это будет выглядеть в глазах аудитории?

То, что ситуацию заметили федеральные журналисты, позволило заявить о проблеме широко. Мы благодарны коллегам за готовность помогать, слушать, корректно отражать информацию в материалах.

Кроме поддержки журналистов был невероятный отклик читателей, горожан, россиян. „Кемерово с вами!“ — писали мне в личку. Сначала ты с Кемерово, потом Кемерово с тобой — это очень важно. То, как аудитория восприняла блокировку „Яркуба“ и 76.ru говорит о ее зрелости, умении критично мыслить и адекватно воспринимать реальность.

Четыре дня я прожила в состоянии неопределенности. Мысли замыкались на одном: как вернуть сайт, который больше, чем просто работа. Нельзя в полной мере выразить радость, когда видишь, что ресурс разблокировали. И уж точно не передать восторг, который наступил, когда записей о „Яркубе“ не осталось в реестре Роскомнадзора.

Случившееся обязывает нас стать еще лучше, полезнее, профессиональнее. Это ответственность. Мы это понимаем. Постараемся не подвести читателей».

О чем следует подумать

Случившееся в Ярославле должны серьезно оценить и принять к сведению журналисты всех российских изданий. Очевидно, что Роскомнадзор и Гепрокуратура отработали механизм, который могут применять вновь и вновь. И сложно угадать, где он сработает в следующий раз. Члены Союза журналистов России предложили «безотлагательно организовать встречи председателя СЖР с руководством Роскомнадзора и Генпрокуратуры», чтобы «выработать понятные всем „правила игры“ в создавшейся ситуации». Авторы заявления подчеркнули, что переговоры о возможности встреч «уже ведутся». Каким будет результат, увидим.

Наблюдения показали, что в Ярославле крайне слабо развиты горизонтальные связи между редакциями средств массовой информации. И, конечно, это грустно, но значит, что все в наших руках. Профессиональная солидарность важна как в кризисных ситуациях, так и в повседневной работе.

Наконец, в Ярославле, судя по всему, нет локальных юристов, правозащитников, готовых представлять редакции и журналистов. Помощь профессионалов, безусловно, необходима. Появятся ли они? Кто заявит о готовности вести правозащитную деятельность на месте? Хочется верить, что ответы появятся.

Реклама
Закрыть
В центре внимания

наверх Сетевое издание Яркуб предупреждает о возможном размещении материалов, запрещённых к просмотру лицам, не достигшим 16 лет <