В суде показали кадры последних минут жизни хоккеистов «Локомотива» перед катастрофой

27 января 2015 11:15

   Накануне, 26 января, после перерыва в Ярославле возобновилось слушание по уголовному делу об авиакатастрофе, в которой погибла команда «Локомотив». В ходе вчерашнего заседания родственникам погибших показали видеозапись камеры наблюдения, на которых запечатлены последние минуты жизни хоккеистов перед роковым вылетом, а обвиняемый в гибели «Локомотива», заместитель генерального директора по организации летной работы авиакомпании «ЯК СЕРВИС» Вадим Тимофеев прокомментировал «ЯрКубу» технический момент, связанный с катастрофой.


   В ходе заседания, которое состоялось накануне в Ярославском районном суде, были представлены видеоматериалы с камер наблюдения аэропорта «Туношна». В качестве вещдоков сторона обвинения предоставила участникам процесса несколько дисков. 


   На одном из них, которое вызвало наибольшие переживания родственников погибших хоккеистов, запечатлены последние минуты жизни команды перед катастрофой. Внутренняя камера наблюдения зафиксировала момент прохождения терминала аэропорта. Присутствующие в зале заседания родственники погибших со скорбью называли вслух знакомые каждому ярославцу фамилии игроков, которые так внезапно и так трагично покинули всех нас 7 сентября 2011 года. Галимов, Ткаченко, Демитра, Скрастиньш… Все хоккеисты, живые, радостные и ни о чем не догадывающиеся предстали перед присутствующими на видеозаписи, проходя через терминал аэропорта в течение 10 минут, которые стали последними в их жизни. Несмотря на чувства, родственники обратились к суду с замечанием – среди всех на видеозаписи остался один неопознанный присутствующими человек. Они попросили пригласить представителя клуба, чтобы уточнить фигуру неизвестного.

   Вторая запись, представленная в суде, показывает момент взлета и крушения самолета ЯК-42. Исходя из таймера камеры видеонаблюдения, с момента взлета до момента крушения прошло не более минуты. Стоит подчеркнуть, что запись также вызвала вопросы потерпевшей стороны – родственники хоккеистов попросили объяснить непонятные пятна на записи, которые на первый взгляд можно принять за солнечные блики. Кроме того, были представлены аудиозаписи разговоров пилотов в кабине, а также переговоры до начала взлета.


   Основная же часть заседания касалась заключения Межгосударственного авиационного комитета по катастрофе. Оно целиком было зачитано и разобрано в зале суда. Исходя из выводов МАКа, следует ряд важных моментов. 

   Комиссия признала, что действия всех членов экипажа, включая командира воздушного судна, содержали нарушения нормативных документов, регулирующих полеты

   В частности, командир воздушного судна (далее КВС) в нарушение правил предпринял попытку подъема носовой части самолета до достижения последним необходимой для принятия решения скорости движения. Кроме того, исходя из показаний приборов, КВС мог и должен был, но не отдал приказ на прерывание взлета, что находится, по мнению МАКа в прямой причинно-следственной связи с катастрофой.

   Второй пилот также в нарушение правил не выполнил расчеты центровки и установки стабилизатора, выставив параметры наугад, что находится, по мнению МАКа, в причинно-следственной связи с катастрофой. Отметим, что второй пилот был единственным членом экипажа, который предпринял попытку предотвратить катастрофу и в меньшей степени подвергся панике в стрессовой ситуации. Как следует из аудиозаписей бортовых самописцев, он, видя, что самолет не может набрать высоту, говорит КВС: «Может, мы стабилизатор недостаточно выставили?».  

   Ошибки пилотов в совокупности с техническими особенностями ЯК-42 повлекли за собой, по мнению МАКа, катастрофу и гибель команды. Что важно, самолет не набирал высоту в следствии действия на него тормозящей силы. По предположению, кто-то из членов экипажа непроизвольно отжимал педаль тормоза. 

   ЯК-42 начал взлет не от начала полосы, а от траверса рулежной дорожки №5. В кабине самолета по этому поводу также происходил диалог. Второй пилот предложил начать взлет от начала полосы, однако КВС ответил отказом, сославшись на невозможность разворота воздушного судна.


Фото: rg.ru

   Подобное решение командира экипажа нам прокомментировал обвиняемый в гибели «Локомотива», заместитель генерального директора по организации летной работы авиакомпании «ЯК СЕРВИС» Вадим Тимофеев. Он считает, что пилот отталкивался от технических возможностей и параметров взлетной полосы: «Исходя из разговоров, а также по моим выводам, ширина взлетной полосы не позволяет развернуться. Как следствие экипаж физически не мог начать взлет с начала полосы». 

   7 сентября, в 15:58, ЯК-42 начал взлет от траверса рулежной дорожки №5. Имеющейся длины по опыту пилотов должно было хватить для подъема судна в воздух, однако самолет не смог набрать требуемой для отрыва носовой части скорости (190км/ч), а на скорости 185 км/ч КВС предпринял преждевременную попытку отклонения элеронов, что также не привело к отрыву носовой части. Команды на прекращение взлета не последовало! В течение нескольких последующих секунд элероны были отклонены, а второй пилот предупредил об ошибке выставления угла стабилизатора. КВС, судя по выводам МАКа, даже не учитывал возможность прекращения полета. Экипажу не хватило расстояния для взлета, и самолет выкатился на огромной скорости за пределы полосы. 


   В следующий момент КВС также допускает роковую ошибку, он отпускает штурвал и командует «Стабилизатор!». В летных инструкциях такой команды не предусмотрено, по всей видимости, второй пилот и борт-механик в первый момент не поняли требования командира, однако в итоге угол все же был изменен и самолету удалось пойти на взлет (носовая часть поднялась вверх, передняя стойка оторвана от земли). Как следует из заключения экспертов, самолет оторвался от земли максимум на 5-6 метров и задел крышу одной из построек и антенну, что привело к заваливанию, крену судна на левый бок. После этого катастрофа была уже неминуема. От точки взлета до точки столкновения с землей ЯК-42 пролетел около 120 метров. Тормозящая сила явилась причиной того, что самолет не смог набрать скорости и носовая часть не оторвалась от земли, экипаж в ситуации разобраться не смог, а главное, команды на прекращение взлета так и не последовало, хотя для этого были весомые основания, подводят итог члены комиссии.

   Ко всему вышесказанному можно добавить, аэропорт «Туношна» не имеет сертификата, разрешающего международные полеты, а перед вылетом ЯК-42 не производилось взвешивание груза.

   В результате катастрофы погибли 37 спортсменов и семь членов экипажа, выжить удалось бортинженеру Александру Сизову. Судебные заседания по уголовному делу продолжатся в Ярославле в течение всей недели, ежедневно. 

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Нет голосов)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое