Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»

20 декабря 2016 15:34

Российский киновед и культуролог, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов впервые прочитал в Ярославле открытую лекцию о предпосылках, особенностях и тенденциях современного кинематографа. «ЯрКуб» предлагает читателям ее подробный конспект.

Лекция Разлогова, который, помимо прочего, уже 15 лет ведет передачу «Культ кино» на телеканале «Культура», состоялась благодаря киношколе MR.FILM. Кирилл Эмильевич вошел в зал Камерного театра загодя, переспросил, о чем он обещал рассказать слушателям. Несколько минут на подготовку — и аудитория уже свыкается с мыслью об относительности термина «современное кино».


Я начинал читать лекции о современном кинематографе в то время, когда телевизор вытеснял кино.

С падением посещаемости кинотеатров под воздействием распространения телевидения кино превращалось в искусство для избранных. Центр тяжести развития мирового кинематографа переместился в Европу, где формировалась французская «новая волна», начинали работать крупнейшие режиссеры Феллини, Антониони и Висконти. Шел процесс интеллектуализации кинематографа. Я рассказывал о том, что приход этого нового поколения совершенно обновил киноязык и экономику. Под воздействием телевидения значительная часть людей разошлась по домам смотреть телевизор, верность кино сохранили, в основном, интеллигенция, студенты и молодые люди. Тогда все были молодые — критики, зрители, кинематографисты. Возникало ощущение единого поколения, для которого кино стало важнейшим из искусств, каким оно было первые годы после Октябрьской революции. Для меня это было естественно. Мне было 14–16 лет, я увлекался кинематографом, открывал его для себя. Именно это я считал современным кинопроцессом.


Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»

Кадр из фильма Федерико Феллини «Сладкая жизнь»


По прошествии 10–20 лет чтения этого курса я вдруг с ужасом понял, что для подавляющего большинства моих слушателей все это такая глубокая история, какой для меня были в те же годы Фриц Ланг, Евгений Францевич Бауэр и чуть ли не братья Люмьер. Я читал студентам некую часть курса истории кино, которая давно уже осталась в прошлом. Оставалось задать себе вопрос: с чего для них начинается современное кино? Пришел к выводу, что точка отсчета — когда Голливуд вернул себе статус центра кинопроизводства. Более того, он перестал быть частью американской культуры и включился в мировую культуру, планетарную, транснациональную. Это пришлось на события 1968 года, переломного года.


Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»

Кадр из фильма Уильяма Уайлера «Бен-Гур»


Голливуд вернул себе художественный престиж и аудиторию после выхода фильмов Артура Пенна. Вернул парадоксально — с помощью фильмов-катастроф и супербогатых постановок. Парадокс в том, что эта стратегия не сработала двумя десятилетиями ранее, когда были и колоссальные бюджеты, и широкий экран, и цвет, но прибыль отсутствовала. Одним из дорогостоящих фильмов, который принес своим создателям деньги, был «Бен-Гур» Уильяма Уайлера, обладатель 11 «Оскаров». Я вспоминаю об этом сейчас, потому что Тимур Бекмамбетов попытался сделать ремейк «Бен-Гура». Тимур человек талантливый, разнообразно одаренный, но обращение к классике прошлого ему не удается. И, по-моему, «Ирония Судьбы. Продолжение» (пусть коммерческая задача была решена не без помощи «Первого канала», фильм собрал много зрителей) — картина позорная по отношению к наследию Рязанова. Не потому что плохо сыграна, а потому что нельзя разрушать мечты целого поколения. И «Бен-Гур» был неудачным опытом, потому что его стали сопоставлять с фильмом 1959 года. Хотя лихо поставлена гонка колесниц, она не компенсирует провальные моменты. Другие, знаменитые ныне картины времени «Бен-Гура» — «Клеопатра», «Спартак», принесли лишь потерю денег. Они были очень дорогими. Прибыльными оказались другие, такие как «Кузены» Шаброля. «Кузены» — одна из первых работ режиссера, которую создавали на небольшие средства практически командой энтузиастов. Такая экономика оказалась действенной, после этого во Франции 90% выходивших фильмов были дебютами.

Но Голливуд сообразил, что к чему, перестроился. Процесс начался с фильма «Погоня» Артура Пенна, который по-своему переворачивал мифологию вестерна, а затем разрушал ее совсем. После был «Маленький большой человек», а потом пришло новое поколение — Спилберг, Лукас, Скорсезе и Коппола.


Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»

Кадр из фильма Артура Пенна «Маленький большой человек»


Чем это поколение отличалось от французской «Новой волны»? Нововолновцы отказывались от профессиональной подготовки, учились кинематографу в зале «Синематеки» — то есть, в кинотеатре. Новое поколение Голливуда — люди, выросшие на телевидении. Сейчас смешно, но для меня это было открытием. Я повел дочку первый раз в кино. А она мне сказала: «Папа, смотри, какой большой телевизор!». Я тогда писал большое исследование о различиях кино и телевидения, в нем говорил, что первое породило второе… Но другое поколение, частью которого была моя дочка, считало телевизор первичным. Это и характеризовало подход тех режиссеров. Тогда, в конце 60-х годов, продюсер уже становился важнее режиссера. Первым стал Джордж Лукас, который запустил франшизу «Звездные войны». Но для того, чтобы это случилось, нужно было ждать семь лет (первый фильм саги «Звездные войны» вышел в 1977 году — прим. ред.). А в начале 70-х появились «Приключения Посейдона»Рональда Нима, фильм-катастрофа «Челюсти» и целый ряд картин, подобных тем, что американские компании делали в 50-е годы и проиграли. Новые фильмы завоевали ту нишу, которую сегодня принято называть «просто кино». Сейчас мы живем в мире, где есть просто кино и все остальное — артхаус, фестивальное кино, кино как искусство и так далее.

И тогда я начал читать курс современного кинематографа именно с того, что это деление стало исходной точкой. Вам легко понять, а я жил в другом мире. Основной поток фильмов состоял из работ Феллини, Антониони и Висконти, и было плохое кино, которое называлось коммерческим. Исполнялась одна из общих закономерностей культурологи, родившаяся вместе с авангардом: самое совершенное произведение поймут лишь сам автор и Господь Бог. И вдруг этот постулат столкнулся с голливудской идеей «если никто не посмотрит — делать незачем».

Несколько лет назад мне вновь пришлось осознать, что студенты изменились. Они перестали понимать феномен «Звездных войн». Заодно на кафедре киноведения ВГИКа, куда я пришел преподавать, мы с коллегами обсудили вопрос о делении между курсом истории кино и семинаром по современному кинопроцессу. Я пришел к выводу, что очередной перелом произошел, когда телевизионные сериалы стали центром духовной жизни. Когда это началось? Для меня есть определенная дата. Это был 1990-й год. Мои американские друзья позвонили и сказали, что нужно обязательно посмотреть три первых серии сериала «Твин Пикс», сделанного Дэвидом Линчем. С того момента кино ушло на периферию спецэффектов, 3D и прочего монтажа аттракционов, воскрешая идею Эйзенштейна. В центральные для культуры вещи ушли в сериалы. Для кого-то началом нового этапа стал не «Твин Пикс», который был все-таки зрелищем для гурманов, а «Клан Сопрано», сделанный для всех. Телевидение удовлетворяет жажду слушать истории, которая никуда не делать. Кино занимается другим.


Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»Конспект: лекция Кирилла Разлогова «Современный кинематограф»

Кадр из сериала «Твин Пикс» Дэвида Линча


С момента выхода первых серий «Твин Пикс» прошло 26 лет. Наверное, сейчас начинается новый этап, новое современное кино. Какое оно? Я не знаю. Есть простые вещи, такие как короткометражки в Интернете и YouTube, но они ничего не решают. Очевидно, что наблюдается содержательный кризис киноиндустрии. Почему возникла мода на сериалы? Они резонируют с обществом, поднимают важные проблемы, актуализируют их. А на экране в это время триумф Эйзенштейна. Зрителям по 15 лет, критикам — по 50. Никакой единой позиции, которая была во время моей юности, нет. Критикам нравится одно, зрителям другое, начальству — третье. И начальству хочется, чтобы все смотрели российские фильмы. А те российские фильмы, которые нравятся начальству, никто не будет смотреть в горячечном бреду… В такой каше мы живем. Приходит в голову народная мысль: «Холера развивается нормально».»

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)
Введите свой email:



 
Комментарии (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Новенькое