Век в стиле Pin-Up

2 декабря 2016 16:57

Пока мир спорит о ненакрашенных и одетых актрисах на страницах календаря Pirelli (некогда известного своими эротическими фотографиями, но пару лет назад поменявшего ориентир), «ЯрКуб» отмотал не меньше половины века назад, чтобы взглянуть на пин-ап красоток. А заодно понять, как менялся кокетливый спутник сексуальной революции и ждать ли «новой волны».

Девушка Гибсона

В начале XX века, когда рождался самый кокетливый стиль столетия, мир еще не знал нейлоновых чулок, мини-юбок и глобальных экономических депрессий. В 1893 году в Чикаго открылась Всемирная Колумбова выставка, где с шумом отметили 400-летие со дня открытия Америки. «Страна возможностей» продолжала принимать искателей лучшей доли, а жизнь в строящихся мегаполисах набирала обороты.

Демографический взрыв породил издательский бум: владельцы газет и журналов боролись за внимание аудитории, а публика желала видеть наглядное воплощение «американской мечты», одновременно близкое и совершенное. Идеал удалось найти иллюстратору-дебютанту Чарльзу Гибсону. Он нарисовал прелестную молодую леди с осиной талией, высокой прической и чертиками в глазах. «Девушка Гибсона», как ее окрестили, на страницах журнала Life вела светскую жизнь: водила автомобиль, принимала солнечные ванны, посещала теннисный корт и поле для гольфа, ходила в горы и кружила головы как юнцам, так и почтенным джентльменам.



Чарльз Дана Гибсон «Слабый пол (2)». Иллюстрация к книге «The Gibson Book». 1903/1907. США. Литография. Издательство Charles Scribner’s Sons

«Гибсономания» вместе с взлетевшими до небес тиражами Life охватила Новый и Старый Свет. Современные красавицы поселились на разворотах популярных изданий, на страницах записных книжек и календарей. Они украшали собой шкатулки, вееры, игральные карты и даже обои. Мода живо отозвалась на пикантный тренд: девушки принялись взбивать локоны и усердно шнуровали корсеты.

С течением лет Гибсон обновил облик своих героинь. В эпоху «ревущих 20-х» его девушка коротко постриглась и принялась отплясывать чарльстон в подпольных барах и казино. Но требовательное время нуждалось в новых кумирах.
Верность романтическим идеалам и бурлеск

Первая мировая война смяла традиции как прошлогоднюю газету. Жить, выглядеть и рассуждать как прежде было невозможно: отовсюду сыпались радикальные новшества, ревнители добродетели столкнулись с сопротивлением сторонников раскрепощения нравов. Ритм переменам задавали джаз и кино со звуком. На фоне этого лишь Харрисон Фишер умудрился хранить верность идеалам начала века.

За Фишером закрепилось прозвище «отец тысячи девушек». После войны он продолжал карьеру иллюстратора, и получил право на создание обложек для прогрессивного журнала Cosmopolitan. Он оглядывался назад и видел идеалы там, в похороненном XIX веке.



Харрисон Фишер, обложки журналов Cosmopolitan. 1933–1934. США. Офсетная печать. Издательство International Magazine Company, Inc.

А вот его молодой коллега Альберто Варгас, едва ступив на землю Нью-Йорка с палубы трансконтинентального парохода, получил заказ на 12 портретов звезд сезона 1919 шоу «Безумства Зигфельда». Успешный импресарио Флоренц Зигфельд не прогадал: это было самое долгое и продуктивное сотрудничество за всю историю пин-апа.

Варгасу позировали артистки бурлеска и кинодивы. Девушки с календарей работы художника из Перу становились талисманами американских солдат. Имя «Варга», как он подписывал свои рисунки в пору сотрудничества с Esquire, стало синонимом стиля пин-ап.

Пища для воображения

Зажатая в тиски Великой депрессии Америка мечтала о беспечной жизни. Главным «поставщиком грез» в пору лишений и тягот был Голливуд, но и его подвергли строгой цензуре. «Ассоциация американского кинопроизводства и кинопроката» утвердила «Производственный кодекс» Уильяма Хейса. В стоп-листе оказались долгие поцелуи и объятия, внебрачные отношения и прочие «склоняющие зрителей на сторону грешников» действия. В апреле 1937 года слово «бурлеск» и бурлеск-шоу оказались запрещены на территории Нью-Йорка. Сковавшие сферу развлечений запреты не помешали журналам публиковать на обложках и разворотах изображения красоток, формально вписывающихся в рамки допустимого. На деле же эти образы лишь дразнили воображение джентльменов. «Подкармливал» аппетиты журнал Esquire, без колебаний сделавший пин-ап иллюстрации своим главным козырем.



Джордж Петти, страницы календаря. Октябрь, январь, сентябрь 1947. 1946. США. Офсетная печать. Издательство Fawcett Publications

Первопроходцем был Джордж Петти, сделавший девушку со своим именем национальным достоянием. «Такая живая, что у нее можно пощупать пульс», — говорила восторженная публика. В 1930-е с Петти соперничал Инек Боулз. Он использовал яркие краски, небанальные сюжеты и чувственные силуэты героинь с почти детскими чертами лица. Говорят, что в преклонном возрасте, страдая от душевного расстройства, он дорисовывал старые обложки, придавая лицам красавиц ужасающее выражение.

Золотой век

«Золотой век» пин-апа пришелся на годы Второй мировой войны. Это способствовало армейское начальство, считавшее популяризацию стиля чуть ли не официальной миссией. На фронт отправлялись огромные партии газет и журналов, вырезками из них оклеивали стены казарм, кабины грузовиков и даже броню танков. Запросы солдат повлияли на внешний вид красавиц. Роскошь и недоступность мира глянца отступила, на первый план вышли смешливые «девчонки из соседнего дома». Теннисные корты сменились декорациями американских городов: поляны для пикника, кухни и садовые лужайки.

Esquire сохранял свой культовый статус среди ценителей стиля. Пин-ап календари Джорджа Петти исправно висели на стенах американских домов. На место Петти пришел Варгас, продолжив гнуть свою линию, а спустя шесть лет пост главного иллюстратора журнала занял Эл Мур. Успешный художник дал уверенный ответ «девушке Варга» — «Esquire girl», походившую на «девчонку с соседней улицы». Цветные двустраничные вкладки сопровождались стихотворными строками Филлипа Стака.



Эл Мур «Старомодный шотландский». Разворот журнала Esquire. 1950-е. США. Офсетная печать. Издательство Hearst Magazines

Богини пин-апа

Мастера стиля черпали вдохновение повсюду, порой обращаясь к реальным прототипам своих девушек. Рольф Армстронг, запечатлевший Мэри Пикфорд, Грету Гарбо, Марлен Дитрих и Кетрин Хепберн, и Варгас придавали своим героиням черты голливудских актрис. Джил Элвгрейн, недолго думая, на образ «девушки из соседнего дома» пригласил позировать дочку друзей. Но были и те, кто обрел статус пин-ап икон. Снимок Бетти Гейбл в купальном костюме попал в список «100 фотографий, изменивших мир». Роль в фильме «Ножки на миллион долларов» подарила Гейбл лестное прозвище и место среди любимиц американских солдат. Актриса говорила: «У моего успеха есть две причины, и я стою на обеих».

Другие богини 40-х — актриса Рита Хейуорт, чья мать в 20-е выступала на шоу Зигфельда, Марджи Стюарт, выделявшаяся среди моделей чрезвычайной скромностью, и фотомодель Бетти Пейдж. В 1955 году Пейдж появилась на обложке январского номера Playboy и получила титул «Мисс Пин-ап Всего Мира». Здесь же нельзя не вспомнить о старлетке Норме Джин Доэрти, которая позировала для Эрла Морана. И случилось это прежде, чем она стала знаменитой платиновой блондинкой Мэрилин Монро.



Эрл Моран «Джейн Мэнсфилд». 1950-е/2001. США. Офсетная печать. Издательство LeRoy Darwin

С чувством юмора

Высшим мастерством для пин-ап моделей и художников было сочетание в одном образе черт «девушки мечты» и «милашки из дома напротив». Ожидаемо пин-ап начал активно формировать образ женщины в современной культуре, утверждать новые модные стандарты и модель поведения. Жанр, созданный для развлечения, принимал излишне серьезную нагрузку, поэтому в игру вступили те, чьим главным инструментом был не карандаш, а чувство юмора.

Идея изображения пикантных сюжетов в ироничном ключе помогала развиваться комиксам, рождала героев мультсериалов и дала «зеленый свет» героине Дуэйна Брайерса. Художник придумал рыжеволосую хохотушку Хильду, которая постоянно попадала в забавные и неловкие ситуации. Пусть она и не отличалась худобой, поклонники у Хильды нашлись.



Дуэйн Браейрс, из серии «Хильда». 1981. США. Офсетная печать. Издательство Brown & Bigelow

Артефакты ушедшей эпохи

В 50-60-е годы успехом пользовались работы Арта Фрейма, который изображал своих героинь попавшими в затруднительное положение. Прогулка с собакой, игра в боулинг или поход за продуктами неизменно заканчивались нечаянно упавшими трусиками. Злопыхатели утверждали, что, эксплуатируя один и тот же сюжет, Фрейм отвлекает внимание зрителей от одинаковых «кукольных» лиц. Помогла ли уловка вернуть былое внимание публики? Отчасти, ведь, разоблачившись, пин-ап красотки утратили вместе со стыдливостью главный секрет своего обаяния.



Арт Фрейм «Запасной игрок». 1952/2000-е. США. Цифровая печать. Издательство Joseph C. Hoover & Sons

Сексуальная революция не могла полыхать вечно, и ей пришел конец. И даже вспыхнувшее с новой силой в конце XX столетия увлечение пин-апом не реанимировало жанр, скорее, дало время поностальгировать. По мнению критиков, художники уже не могут привнести в жанр новые идеи: их работы или перенасыщены эротизмом, или копируют композиции мастеров «Золотого века». Пин-ап останется трогательным артефактом ушедшей эпохи, радуя взгляды современных, видевших и не такое зрителей.



Билл Рэндалл, страницы календаря Date Book. Август 1953, июнь 1954. 1950-е. США. Издательство Kemper-Thomas Calendar Company


Все фотографии сделаны на выставке «Pin-Up. Девушки с обложки» в Городском выставочном зале им. Н. А. Нужина. Выставка продлится с 1 декабря 2016 года по 12 февраля 2017 года.

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)
Введите свой email:



 
Комментарии (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Новенькое