Диффузия рока и симфонического оркестра

6 июня 2016 13:03

В переводе с латинского «diffusio» означает взаимодействие. В физике это явление описывает взаимопроникновение частиц разных веществ при их непосредственном контакте. В музыке же диффузия тоже есть — взять хотя бы жанры на стыке: дрилл-энд-бэйс, грайм, рок-н-ролл… Сегодня в эту строку добавился симфонический рок. «ЯрКуб» расспросил молодой коллектив, насколько сложно сочетать «разные стороны медали».

Симфонический рок сегодня следует отличать от его «собрата» — симфо-рока, появившегося в Великобритании в конце 60-х годов прошлого века. Тогда некоторые группы пошли по пути освоения академических подходов к звучанию музыки (подобные жесты замечены даже у The Beatles и The Rolling Stones), в то время как их современники вовсю экспериментировали и порой ударялись в психоделику. Сейчас симфонические оркестры периодически уходят от партитур великих произведений к свеженаписанному переложению рок-музыки на классические инструменты.

Естественно, пока рок-хиты в исполнении Симфонического оркестра находят своего благодарного слушателя: это ново, свежо, как любят говорить критики, не лишено особого значения. Но ради чего музыканты бросаются с головой в такие проекты-приключения? Об этом «ЯрКубу» рассказали дирижер Сергей Акимов и альтистка Алина Петрова — участники коллектива RockestraLive.

Диффузия рока и симфонического оркестраДиффузия рока и симфонического оркестра

Откуда родом?

История RockestraLive начинается в августе 2015 года в прогрессивной столице нашей Родины. Команду из студентов колледжа имени Гнесиных и Московской консерватории собрал дирижер Сергей Акимов. Ему предложили участвовать в новом проекте, а он позвал туда своих друзей.

— У нас не было сомнений, стоит ли идти, потому что мы все друг друга хорошо знаем и ранее вместе работали, — вспоминает Алина.

Как работают?

Сергей является лидером в коллективе музыкантов (все-таки дирижер), но он занимается работой с музыкальным материалом. Возраст участников оркестра колеблется в диапазоне от 20 до 25 лет, но больших проблем со сбором молодых людей не возникает.

— Есть такие люди, как наш менеджер, например. Он командует, говорит, кто, во сколько и зачем должен прийти на репетицию. Я же ни на кого даже не ору, командовать у меня не получается, да и не нужно. У нас нет диктата, нет подчиненных, мы все творим в неком конгломерате, — рассказывает Сергей.

Кто в составе?

Коллектив RockestraLive — не полноценный симфонический оркестр. Алина говорит, что у них раза в три меньше участников, чем должно быть, всего 5 первых скрипок, 5 вторых скрипок, 3 альта, 3 виолончели, 1 контрабас… Иначе они занимали бы гораздо больше места на сцене, а так получается достаточно лаконично. Но есть и определенный лимит такого «урезания» — скажем, в группе духовых инструментов по одному человеку, их уже нельзя убрать, а если сократить число струнников, уйдет некая «подложка», которая дает ощущение плотности звука.

У ребят есть ритм-секция, которая свойственна, скорее, рок-командам. Барабаны необычно контрастируют с тонкими скрипками и нежными альтами, что заставляет спросить — а не зря ли они присутствуют на сцене? Дирижер говорит, что нет.

— Есть грань, отделяющая нас от коллектива, играющего музыку для филармонической сцены, и коллектива, который позиционирует себя как рок-группу. Мы тяготеем к последним, потому что наши произведения являются оркестровым переложением оригинальных песен. Если песня в оригинале длится пять минут, мы тоже будем играть ее пять минут, и в этом помогает ритм-секция. Дополнительно она позволяет людям не просто узнавать композицию и хлопать в конце, а выходить к сцене, танцевать, подпевать… Это самая приятная часть.

Диффузия рока и симфонического оркестра Диффузия рока и симфонического оркестра

Как сочетать?

Самое сложное при работе с оркестром — переложить рок-хиты на оркестровые инструменты. Этим занимаются «специально обученные люди», а еще дирижер, которому знакомы особенности каждого музыканта. Сергей об этом только упомянул, подчеркнув, что сейчас у коллектива есть некая марка.

— Мы играем британские и американские рок-хиты с опорой на то, что сейчас слушает современная молодежь. Наши герои живы, ездят по миру с концертами.

Алина рассказала, что далеко не все песни могут лечь на инструменты.

— Работа по перекладыванию композиция на оркестр непростая, потому что мало взять случайную песню — она может потерять свой вид, перестать звучать, превратиться вообще в неузнаваемый материал. Тут нужно знать каждый инструмент: где он будет выгодно звучать, какие партии кому отдать… Ведь слова тоже нужно раскидать между музыкантами, чтобы все получилось гармонично.

На вопрос «а есть ли композиции, которые не ложатся?», Алина отвечает, что состав RockestraLive может сыграть практически все, пока просто страшно за многое браться. Коллектив понемногу «прощупывает почву», меняет программу, но, как сказал Сергей, остается в заданных рамках. Возможно, со временем ребята освоят отдельные поп-композиции. Вот только с русским роком, в отличие от британского и американского, пока все сложно:

— Русский рок имеет балладный характер: как правило, есть один ведущий исполнитель, который самостоятельно играет свои простые аккорды. Мало над чем можно работать, подходящие для переложения композиции можно пересчитать по пальцам. Хотя, например, Би-2 успешно работает с оркестром. Возможно, в будущем мы поработаем в этом направлении.

Диффузия рока и симфонического оркестра Диффузия рока и симфонического оркестра

Почему все-таки рок?

— Мне кажется, у людей уже накипело, нагорело, им нужно то, что мы делаем — комментирует Алина.
— Мы играем песни тех групп, которые редко посещают Россию и даже Москву. Вживую их редко можно услышать, мы же играем вперемешку и рок-хиты, и оркестровые вещи — получается двойное удовольствие, двойной шик, — считает Сергей.

Рок и симфонический оркестр раньше находились на разных полюсах, но их соединение получилось гармоничным, оксюморона точно нет. Не зря же говорят, что противоположности притягиваются? И даже «старшие» коллеги музыкантов не смотрят косо, потому что рок-музыка развивается, ею увлекаются даже те, кто играет Баха и Моцарта. Она близка и понятна, особенно молодым людям (хотя представители старшего поколения часто более подкованы в этом вопросе), отсюда и горячий отклик аудитории RockestraLive. Музыкантов прет от того, что они делают, аудитория заряжается этой энергетикой — чего еще может желать любой начинающий коллектив?

Диффузия рока и симфонического оркестраДиффузия рока и симфонического оркестра

Кто конкуренты?

Альтистка безапелляционно заявляет: «Все коллективы, о которых мы знаем, собираются играть каверы исключительно ради денег. Они создают проект, ездят по городам, играют — и разваливаются. Мы же о другом, хотим быть узнаваемыми среди сверстников, нам наше же творчество ближе, чем старшим коллегам».

То есть, соперников нет? Конечно, есть, но пока эта ниша зыбкая, изменчивая. Оценивать работу коллектива, играющего рок в симфонической обработке, стоит послепары-тройки гастролей по стране и аншлагов в зрительных залах.

— У меня есть знакомые, называются Radio Kamerger. Они делают что-то похожее, но их всего пять человек: им проще ездить по стране, давать концерты. Нам же нужна большая сцена — в клубе все не поместятся. Отсюда и ответственность перед большой публикой, мы серьезно готовимся к выступлениям, — добавляет Алина.

Если посмотреть на рынок, то пока, действительно, крупных игроков в сфере симфонического рока назвать не представляется возможным. У RockestraLive наметился хороший старт, но им еще предстоит большая работа, связанная с позиционированием себя как некого бренда. Ныне слушатель чутко отзывается на интересные проекты, но очень быстро переключает внимание: сколько всего появляется — не успеешь переслушать!

Играть симфонический рок — казалось бы, выжимать максимум из чужого материала — одновременно и трудоемко (попробуй создать программу для оркестра!), и понятно (с точки зрения узнаваемости композиций и их авторитета). Развлечение для души, серьезная работа в выбранном направлении или что-то еще для нового коллектива? Узнаем об этом через пару лет, если проект выживет и приобретет авторитет. PR-менеджер RockestraLive Антон Датченко комментирует это просто: «Мы очень надеемся, что проект выживет и будет существовать долгое время». «ЯрКуб» будет следить за их творческим путем.

За помощь в создании материала «ЯрКуб» благодарит Антона Датченко.

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.56)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое