Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»

14 сентября 2016 14:23

В Ярославском цирке 17 сентября начнется новая шоу-программа под руководством Народного артиста России Николая Павленко «Королевские тигры Суматры». «ЯрКуб» поговорил с лучшим дрессировщиком нашего времени о дрессуре, преимуществах суматранских тигров и отличиях западного цирка от российского.

Аттракцион с тиграми Николая Павленко входит в золотой фонд российского циркового искусства. За него артист получил главный приз на известнейшем цирковом фестивале в Монте-Карло — «Золотого клоуна», который является аналогом «Оскара» в кинематографе. Уникальность программы в том, что на манеже одновременно появляются 12 тигров, а Павленко в образе дирижера управляет ими лишь взмахом руки.


Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»


Николай Карпович, почему вы работаете именно с суматранскими тиграми?

Сейчас существует 4–5 видов тигров. Когда я начинал работать, у меня были разные тигры, даже южно-китайские, которых сейчас почти и нет. Но так получилось, что начала размножаться именно пара суматранцев. Как-то я привык к ним, отдаю им предпочтение. В основном так сложилось из-за этого. Не приходилось выбирать.

Работал и с амурскими тиграми, когда после первого помета суматранских долго не было тигрят. Мне купили 9 особей. Конечно, они крупные, я люблю на них смотреть как на экземпляр, но не работать с ними. Они все болезненные. Когда суматранцы начали активно размножаться, я от остальных избавился.

Какие преимущества Вы видите у суматранских тигров в сравнении с амурскими? Известно, что они более агрессивные.

Вопрос опасности вообще снимается, потому что все тигры — дикие и злобные животные. Но преимуществ у суматранцев я увидел несколько. Первое: они некрупные. Это удобно, так как мы не можем сделать клетки для транспортировки больше, чем они есть, амурским тиграм в них тесно. Второе: у амурского тигра отрастает длинная шерсть, хочу я этого или не хочу. Ему тяжело в теплом помещении, как бы мы ни старались его охладить, шерсть не становится пушистой, в нее набиваются опилки и вид получается неопрятный. У южных тигров шерсть короче, это дает опрятность и элегантность. Третье: суматранцы темнее амурских, которые в ярком свете выглядят довольно блекло. Шерсть моих зверей имеет насыщенный рыжий цвет. Вот все преимущества.

Говорят, что Вы сделали новый шаг в развитии жанра дрессуры хищных животных. В чем специфика именно вашего подхода?

Предположим, человек хочет пойти в цирк. Он смотрит, что написано на программе: о, львы или тигры. Хотите вы или не хотите, человек хочет видеть хищника, зверя. Раньше в цирке показывали агрессивных животных, а дрессировщик изображал из себя героя. На смену этому пришло сюсюканье: пропали агрессивные клетки, дрессировщик перестал подвергать себя опасности, животные стали практически ручными. А мне удалось сохранить мастерство, при котором зверь остается самим собой. Другие покупают готовых животных, у меня они размножаются, вот уже шестое поколение. Кстати, однажды тигрята родились по дороге в Ярославль.

Оставляя хищника в клетке хищником, человек должен брать другой образ. Не эдакого мужика с кнутом, усами, пистолетами и в сапогах, а иного. Сила с животным никогда не работает, это вранье. У человека единственное достоинство — серое вещество, и контраст зверя с человеком должен оставаться.

И не хочется погладить пушистого тигра?

Нет! Напрочь отсутствует желание погладить с моих 16 лет. Для этого у меня есть собаки. Когда меня спрашивают, зачем я держу собак, за которых получаю копейки, которые отнимают много времени, вот ответ — они для того, чтобы потискать. Собака — домашнее животное, беззаветно преданное человеку, и за это нужно платить ей вниманием.

У меня был ручной тигр, он умер от старости, но это было исключение. Точно такое же, как тигр Пурш у дрессировщицы Назаровой. Тед прожил со мной больше 20 лет, никогда не проявляя агрессии. Это редкое явление, иначе все давно водили бы по улицам тигров на поводках.


Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»


Почему для выступлений вы выбрали образ дирижера?

К этому нужно было идти, образ сложился не сразу… (думает) Не знаю, так получилось. В общем-то, каждый дрессировщик все равно изображает себя. А как — зависит от внутреннего уровня, культуры, отношения к своему делу.

Музыканты говорят, что когда учишься играть на разных музыкальных инструментах, со временем каждый новый дается очень легко. Есть ли это в дрессуре, учитывая то, что Вы работали с абсолютно разными животными?

Вся дрессура основана на одном ключевом принципе. Представьте дерево. Ствол — это основа, а дальше идут ветки, звери — тигр, собака, слон, попугай и так далее. Все держится на стволе — нервной системе. Чем больше зажата, подавлена нервная система, тем хуже будет работать животное. То есть, каждый дрессировщик работает в мини-зоопсихологической лаборатории, ищет подходы к зверям, как учитель — к детям. Животное, как и ребенок, замкнется, если постоянно его затюкивать, ругать.

Присутствует эмпатия при дрессуре животного?

С опытом приходит понимание. Дрессировщик ощущает, что нужно делать, но он сам должен себя контролировать. У животного есть зачатки разума, но ему невозможно что-то объяснить. Как и учителю, нужно проявить хитрость, знать, где можно отступить и дать свободу, а где нужно стоять на своем. Как обойти животное, чтобы принудить его сделать нужный элемент.

Александр Николаевич Александров-Федотов в своей книге «Ты покоришься мне, тигр!» писал: «Отныне я живу среди зверей и для зверей. Все остальное — семья, друзья, успех — все подчинилось им». У Вас жизнь складывается точно так же?

Все так: сначала работа, потом остальное. Если я поставлю на второй план животных и работу, ничего хорошего не будет. Слава богу, моя жена это знает и спокойно к этому относится. Конечно, она любит собак, но не до такой степени, чтобы они не давали спать утром. Но она никогда ничего не скажет. Это только так, Александр Николаевич прав. Это был один из умнейших дрессировщиков своего времени. Пофантазировать можно сейчас?

Конечно.

Вот я сейчас старше, чем он умер. Он умер, когда ему был 71 год, мне сейчас 73. Вот бы сейчас мне с ним встретиться! У него прошла жизнь, у меня прошла жизнь… Сесть бы и поговорить. Было бы здорово.

Когда-то он мне говорит: «Вот когда вы будете Народным артистом…». Я даже не дал ему закончить, хоть и дышал в его присутствии через раз. А он, глыба такая, продолжает: «Плох тот солдат, который не хочет быть генералом». Генералом я быть не хочу, но в своей работе я как генерал.


Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой» Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»


Вы очень долго, шесть лет, работали за рубежом. А позже сказали, что «это не для нас». Почему же не для нас?

Нет, не для нас! Это же балаган… Это улица… Наши люди за 40–60 лет отвыкли от балаганов. Вот был я во Владивостоке, там прекрасный стационарный цирк. И вдруг приезжает какой-то балаган. В цирке в это время идет потрясающая программа, а народу мало-мало. А этот балаган стоит где-то в жилом массиве и собирает зрителей. Я понял, что люди идут посмотреть на него как на экзотику, хотя уровень там никакой.

Здесь я работаю в здании. Там был хороший американский кемпинг, хожу — а он трясется. Да, подведена вода, но это все так… Помню: пора было одеваться. Захожу в свою коробку, стоя раздеваюсь, одеваюсь, причесался, пошел. Думаю: как же мы дома работаем — на стуле сидим, рядом зеркало, лампы… Там ничего этого не нужно, все на ходу. А когда приехал домой, думал: неужели мне снова, после чистого кемпинга, в наших «люксах» аттракционовских жить. 20 лет прошло, ничего, живу с удовольствием.

Нет-нет, балаган есть балаган. Это как два писателя: одного читаешь взахлеб, а о произведение другого мозги сломаешь.

Еще там постоянно один и тот же штат. Мы работали полгода, затем был перерыв в полгода. И каждый раз я словно начинал с чистого листа, без репетиций. Свет знает, как светить, музыка знает, как играть, рабочие знают, как открывать клетку. Здесь я приезжаю — новый цирк, новые люди. И чувствуешь себя по-другому, к тебе такое внимание. Все равно артист — тщеславный человек. А если приезжаешь, и все тебя знают — это как встреча с друзьями.

Николай Карпович, почему у Вас нет преемников в дрессуре тигров?

Вы знаете, это сейчас общегосударственная тенденция: все хотят иметь все и сразу, но не работать. Посмотрите, нужны рабочие. «Я что, пойду на 5–7 тысяч?» А что ты стоишь, что ты умеешь? Но он хочет получить все сразу. И в цирке уровень падает, потому что надо много и много трудиться. И по-настоящему. Ха, взял на поводке, вошел в клетку, там два льва, они его обнимают — вот и вся работа. А где твое мастерство научить животное? По-настоящему работать никто не хочет, потому что планка высокая.


 Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»Николай Павленко: «Мне удалось сохранить мастерство дрессуры, при котором тигр остается собой»

Сейчас я передаю собак молодым ребятам. Мне нравится: ребята учатся, впитывают, очень много трудятся. Думаю, что со временем будут очень хорошие дрессировщики: чувствительные, тактичные. Важно научить их мировоззрению, взглядам. В Интернете можно посмотреть разные номера с собаками: тут они забитые, там они забитые, а вот этот номер хороший, потому что радостный, хоть и нет ничего супер-пупер по дрессуре. А нужно ли это супер-пупер, которое обычно выливается в травмы?

Может быть, книгу напишете?

Вы знаете, мне лень браться за это дело, хотя у меня уже 5 лет лежит диктофон. Не так давно его достал, зарядил, думаю: надо наговаривать, хотя бы наговаривать. Но нет.

Я когда-то давно дрессировал двух тигриц, у меня есть любительская съемка всего процесса, я ее оцифровал. Не надо читать, не надо слушать, а надо смотреть и думать: а почему он сделал так? Это скучно.

Дрессировать — это очень скучно всем, кроме дрессировщика. Дрессировщику не скучно.

Можно неделю дрессировать гепарда, чтобы он лапу поставил, куда нужно.

А как Вы добиваетесь запоминания тигром трюка?

Обычно я делаю 10 повторений. И если тигр исполняет трюк без сбоя 10 раз, я больше его не репетирую. Тигры запоминают на всю жизнь.

Информацию о шоу-программе «Королевские тигры Суматры» ищите здесь.

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое