Солист группы Brazzaville Дэвид Браун о России, смерти и роботах

25 мая 2016 09:15

В Ярославль часто приезжают с концертами мировые звезды и производят фурор на больших площадках. Но Дэвид Браун, солист группы Brazzaville, в последнее время предпочитает выступать в формате квартирника или для небольшой аудитории, с которой можно поговорить прямо со сцены. А между тем певец родом из Лос-Анджелеса легко соберет стадион где-нибудь в Турции.

К нам Дэвид приехал с акустической программой в арт-клуб «Китайский летчик Джао Да», успев меньше чем за сутки влюбить в себя всех переводчиц, что оказались в поле его зрения. В России он бывает частенько, поэтому немного говорит и понимает по-русски, много шутит и производит впечатление человека, который совершенно доволен своей жизнью. «ЯрКуб» отправился на встречу с этим необыкновенным исполнителем, который миксует куплеты на английском с припевами на русском, бредит океаном в космосе и предлагает фанатам самим выбирать следующую песню, которую он исполнит.

— Дэвид, давайте начнем с того, что беспокоит многих, кто слушает группу Brazzaville. Все-таки, в каком жанре вы работаете?

— Вы знаете, я задаюсь тем же вопросом. Точно не знаю, ответа на этот вопрос просто нет. Играем ли мы рок, джаз или что-то еще? Наверное, правильно сказать, что мы смешиваем все подряд.

— Какая музыка нравится лично вам, какая привлекает?

— Я люблю разную музыку. Пусть это будет колд, блэк, какой угодно жанр, лишь бы песня была хорошая. Если композиция реально прет, вообще никакой разницы нет, диско это или хеви-метал. У современной певицы Sia есть очень много крутых песен, от которых волосы на руках встают дыбом! А любимые музыканты — это Дэвид Боуи, конечно, и Принс.

— Про них будет вопрос, но чуть позже. В новом альбоме The Oceans of Ganymede есть песня «Робот». Она чудесная, но почему ее герой предпочел бы быть роботом, а не человеком?

— Понимаете, люди сочетают в себе два начала: духовное и животное. Это животное низменное начало приносит много проблем: мы хрупкие, быстро устаем, вынуждены много времени проводить во сне. Раньше инстинкты помогали нам выживать, сейчас же они являются причиной наших бед. Песня «Робот» как раз о том, что человек достиг многого, при этом оставаясь, по сути, животным. А ведь без инстинктов, будучи роботом, каждый из нас стал бы намного прочнее.

Солист группы Brazzaville Дэвид Браун о России, смерти и роботахСолист группы Brazzaville Дэвид Браун о России, смерти и роботах

— А как же то, что сейчас программа от «Гугла» научилась даже сочинять стихи? Хорошо ли это, когда человеку (пусть и похожему на животное) не останется места в этом мире?

— Мы говорим об очень интересных вещах, прямо как в фильме «Она». У каждого из нас есть телефон с операционной системой, и у него много преимуществ: он звучит по-своему, ведет себя как человек, даже обладает чувством юмора! Ты же можешь с ним дружить, он позаботится о тебе. Но я считаю, что высокотехнологичные создания — это просто результат эволюции, так и должно быть, хоть все это и проходит сквозь руки человека. В будущем люди могут совсем спятить от своих нелюбимых работ, постоянной усталости и ругани с близкими. Может, как раз эволюция и прогресс сделают что-то получше?

— Дэвид, Вас часто называют неисправимым романтиком, последним романтиком в мире. Так ли это и какой он — романтик XXI века?

— Мне нравится то время, в котором я живу, у нас ведь есть много замечательных вещей. Например, в прошлом, когда ты хотел куда-то поехать, ты должен был купить машину, платить за нее налоги… А сейчас мы независимы от всего этого. Можно взять такси, и машина будет у тебя ровно столько, сколько нужно. Но также мне тяжело принять какие-то вещи, например, социальные сети. Я предпочитаю не делиться в них своей жизнью. Не думаю, что кому-то будет интересно, как я сварил суп!

— Я считаю, что музыканты должны зарабатывать своими концертами, а не продажей альбомов. Почему я должен тратить кучу денег, если на пластинке из всех песен мне понравится только одна?

— В одном-то старом интервью вы обещали написать свою книгу, автобиографию, если я правильно помню. Где же она?

— Да, точно… Я, конечно, пытался писать, но книга — это огромный объем… (задумался) У меня нет столько времени, чтобы работать над ней. Когда-нибудь я, может, и сделаю это, но для начала нужно еще немного пожить. А уже потом я сяду в своем саду и буду печатать.

— Вас, как человека не из России, интересно спросить про распространение музыки. У нас в стране люди не склонны платить за чужие интеллектуальные достижения, особенно музыку, все скачивают из Интернета! Как вы к этому относитесь?

— Я не думаю, что это большая проблема. Раньше мы все были вынуждены покупать пластинки, тратить на них кучу денег, а в итоге мне могла понравиться только одна песня. Так одну песню я и на радио могу послушать! Мне нравится, что сейчас музыка распространяется свободно, потому что ее очень и очень много. И если среди всего этого многообразия человек захочет услышать именно мое творчество — это уже очень круто. Ему понравится, он станет моим фанатом, придет на концерт и купит футболку. А затем поделится моей музыкой с кем-то еще. Я считаю, что со временем мы должны прийти к тому, что музыканты будут зарабатывать именно своими выступлениями, а не на продажах альбомов.

Солист группы Brazzaville Дэвид Браун о России, смерти и роботах Солист группы Brazzaville Дэвид Браун о России, смерти и роботах

— Вы очень много путешествуете по Европе, Америке, Азии. И вашу музыку называют «мировой». У вас в голове вообще на карте мира есть границы?

— Да, я правда очень много путешествую! В самолете провожу большую часть жизни, в аэропорту люблю работать. Там нет Интернета, можно сконцентрироваться, потому что никто не отвлекает. Все это очень вдохновляет. А страны я различаю по эмоциям, которые я испытываю. Россия, Китай, Турция и Америка ощущаются совершенно по-разному, и каждую из этих стран я ценю по-своему.

— У нас в России путешественники часто говорят, что путешествия кардинально изменили их жизнь, открыли глаза на мир и буквально перевернули вообще все. У вас такое когда-нибудь было?

— Конечно! Поездки очень меняют жизнь. Один месяц проживаешь как за три, когда ты в туре, например. Ты получаешь огромный опыт, видишь много городов, встречаешь много людей… Оглядываешься назад, и реально кажется, что прошло гораздо больше времени, чем один месяц! Это будто полноценная жизнь. А вообще любой жизненный опыт меняет тебя. Ты можешь ходить на работу и это на тебя влияет, ты можешь ходить на любимую работу, и это тоже окажет огромное воздействие.

— Как вы считаете, глобализация, о которой говорят как о закономерном развитии человечества, должна смешать все культуры или оставить им шанс на идентичность?

— Я думаю что мир сейчас становится меньше, так как можно через социальные сети связаться с человеком из любой точки Земли. Но и в этих условиях Китай останется Китаем, а Россия — Россией. Каждая культура будет идти своим путем, несмотря на интеграцию.

— Россия - по-настоящему великая страна, здесь есть люди, которые смогут изменить все в лучшую сторону.

— На ваш взгляд, загадочная русская душа — она какая?

— Она действительно загадочная! Россия абсолютно уникальная страна, потому что это не Азия и не Америка. Это что-то вообще другое. Есть вещи приятные и неприятные, но у России великая культура, невероятная история, здесь работали и работают потрясающие художники и невероятные ученые. Кто-то говорит мне: «Ну, Россия…» А я говорю, что это мощная страна. Пока она молодая, здесь есть много проблем, но я думаю, что креативные и амбициозные люди со временем изменят все к лучшему.

— Давайте пару слов скажем о последнем альбоме группы Brazzaville. Я читала, что название альбома The Oceans of Ganymede cвязано с вашими мыслями по поводу того, что будет после нашей смерти. И я знаю, что последние громкие известия о смерти Принса и Девида Боуи очень вас огорчили, и они как-то связаны с этой пластинкой.

— Знаете, они умерли, и вроде все нормально… Они же прожили замечательные жизни. Все мы умрем, кто-то раньше, кто-то позже, это неизбежно. Девид Боуи прожил такую жизнь, на скольких людей он успел повлиять? На меня так точно! Я назвал альбом так, потому что прочитал об океане на спутнике Юпитера, который скрывается под толщей льда. Мне эта идея — океан в Космосе — показалась замечательной. Может быть, после смерти, подумал я, мы отправмся туда, освободившись от тел, и увидим в этом океане тех, кого когда-то любили.

— Группе Brazzaville уже почти 20 лет. Вы чувствуете, что это время действительно прошло или для вас годы промелькнули как один день?

— Мы как будто вчера встретились, но годы длились долго, и это было удивительное время. Я не могу поверить в то, что прожил необыкновенную жизни. Я очень счастливый человек.

— Правда?

— Да вы только посмотрите на меня! (ест десерт и смеется).

Подробный фотоотчет с концерта.

«ЯрКуб» благодарит Ксению Кочеткову за помощь с синхронным переводом

Видео с концерта: операторы - Jeff $$$, Илья П., монтаж - Jeff $$$


Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.4)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое