Экспедиция "Полюс холода": поехать туда, где за бортом -50, и выжить

10 апреля 2016 11:13

Экспедиция Экспедиция "Полюс холода": поехать туда, где за бортом -50 и выжить

По телеканалам типа National Geographic и Discovery часто показывают путешественников, которые живут в нечеловеческих условиях, продираются сквозь километры леса, ездят на упряжках и открывают для себя новые горизонты. Вы наверняка их видели на экране, а тем временем среди нас точно такие люди, готовые проехать полстраны или провести месяц в Арктике. К ним относятся участники экспедиции «Полюс холода».

Богдан Булычев и Владлена Бобровская — ярославские путешественники, которые летом 2015 года организовали экспедиционный центр «РГОэкспо», чтобы сделать путешествия своей профессией. Богдан работал в гражданской авиации, позже основал журнал #NEW JET и стал его главным редактором. Владлена работала управляющим в ярославском ресторане. Теперь же они занимаются тем, что осваивают российские просторы, снимают об этом фильмы и пишут книги. В интервью «ЯрКубу» ребята рассказали об их последней экспедиции на север.

Экспедиция  Экспедиция

«Полюс холода»: от дивана до Полярного круга

Как вы стали путешественниками? Ведь никто этому не научит в вузе, никто не поможет встать с дивана и уехать в Оймякон.

Владлена. Это все Богдан.

Богдан. Все решилось, когда родилась идея первой экспедиции, посвященной 170-летию Русского Географического общества, «59-я широта». Мы поняли, что это для нас.

Владлена. Но арктическая экспедиция оказалась в десятки раз серьезнее, чем летняя! После нее ощущение, что первая была рафинированной.

Богдан. Теперь нам кажется, что летом мы вышли прогуляться по федеральным трассам, где почти везде есть хот-доги на заправках.

Как долго вы готовились к «Полюсу холода»?

Владлена. Мы можем начать готовиться за 3-4 месяца, но самый большой объем работы, переговоров, согласований приходится на последние два.

Богдан. А в последний месяц идет полная прокачка знаний, навыков и прочего, ты уже находишься на старте.
Вы работаете над своими экспедициями самостоятельно или кто-то помогает?

Владлена. Да, все сами, с нуля.

Богдан. Партнеров тоже ищем сами, продумываем все: от еды, размещения на ночлег и заправок с топливом до графика времени и погоды. Например, за нами на определенном этапе пути ехала машина с четырьмя бочками топлива, для чего мы заранее нашли ребят, они согласились приехать, живя за тысячу километров от места встречи. Иначе было нельзя, потому что заправок там не было.

Владлена. Нам даже часто не помогают, а говорят, что мы не доедем до финиша, советуют развернуться. Мне кажется, все участники экспедиции, кроме меня, об этом задумались, несмотря на подготовку.

Богдан. Я всегда прорабатывал другой маршрут на всякий случай. Например, изначально у нас по плану был только один якутский полюс холода — Оймякон, но потом мы поняли, что существует борьба за первенство среди полюсов холода. И тут я решил, что мы изменим план и закроем их все.

Полюс холода - это населенные пункты в Северном полушарии, где были зарегистрированы самые низкие температуры. В России это Оймякон и Верхоянск, которые соперничают между собой за звание самого холодного места.

Экспедиция  Экспедиция

Какие цели стояли перед вашей экспедицией?

Богдан. Первая цель — популяризовать внутренний туризм по России, ведь сейчас все к этому предрасположено. Выбрали Северный полюс, Якутию, потому что арктической части в России много, а море Лаптевых не такое популярное место, как Ямал или Кольский полуостров. Мы же хотели посетить труднодоступный регион, где есть все для зимнего туризма — от горнолыжных склонов до степей и арктического шельфа Ледовитого океана до тайги.

Владлена. Также у нас была социальная миссия, мы участвовали в федеральной программе «Непотека 2.0». Она направлена на популяризацию активного образа жизни: мы двигались, специальное приложение записывало наш путь, мы получали за это баллы, а затем направляли их в Фонд Добра. Чуть больше 100 тысяч рублей, заработанных таким образом, пойдут на строительство мобильной спортивной площадки, которая проедет через несколько российских городов. Мы бы хотели побывать на ее открытии.

Богдан. Еще мы снимали много видео, так как в наших планах как минимум три полнометражных документальных фильма по результатам поездки, а также по заданию Русского Географического общества разработали маршрут, проходящий через полюса холода. Этот описанный нами трек с указанием заправок, мест, где можно сходить в баню или купить рыбу, будет размещен для свободного доступа к нему всех желающих повторить наше путешествие.

Владлена. Даже официальные данные, которые предоставляет администрация региона, не совпадают с реальностью, так как зимник каждый год прокладывается по-разному.

Зимник — это сезонная дорога, которая существует только несколько месяцев, она может проходить по тундре, по лесотундре, по руслам замерзших рек. Его прокладывает большой трактор, который тащит за собой огромную гусеницу. В принципе, на севере дорожники очень хорошо чистят свои зимники, поэтому местами ехать даже комфортнее, чем по улицам Ярославля.

Насколько сложно было работать с партнерами, ведь приходилось делать это постоянно: фотографировать машины, описывать куртки...

Богдан. Экспедиция в любом случае — это не отпуск, на 70% это работа. И взаимодействие с партнерами — это лишь ее часть. Мы должны передавать информацию в головной штаб, выкладывать посты в социальных сетях, снимать видео и делать фотоматериалы. Плюс форс-мажором накладываются внезапные планы, но работа это очень приятная, ради нее хочется вставать по утрам.

Владлена. Любой крупный тревел-проект строится на взаимодействии с брендами, иначе он просто не мог бы состояться. Партнеры помогают нам совершить путешествие, а мы помогаем им рассказывать о своих товарах и услугах. Это взаимовыгодный процесс. Кроме того, мы тщательно выбираем, с кем сотрудничать — в Арктике от этого зависит наше здоровье и даже жизнь. И если мы говорим, что куртки хорошие, то они именно такие, если мы не замерзли в −50 градусов.

Богдан. Или мы едем на машине, которая ни разу не сломалась за все время в пути несмотря на то, что мы с ней делали. У них днища все поцарапаны! Мы заезжали в такие места, где внедорожник мог встать, провалиться, заглохнуть — но машина ехала. Она стала другом — ну как про друга не рассказать?

Экспедиция  Экспедиция

Будни путешественника в Арктике

Расскажите о самом простом: что ели, как умывались?

Владлена. Умывание бодрит! Кто-то умывался снегом, кто-то водой. Главное — это успеть запрыгнуть в машину, чтобы не стянуло кожу на лице от мороза.

Богдан. Сначала ты чистишь зубы, потому что если в первую очередь умыться, то это уже не сделать. А когда умоешься, надо сразу брать полотенце, хотя даже его края замерзают мгновенно.

Владлена. Я умывалась теплой водой, но она мгновенно охлаждалась.

Богдан. А ели местные ярославские консервы, очень вкусные. Чего там только не было: и мясо, и каши. С нами были вегетарианцы, для них мы купили рыбные консервы. Утром всех выручали быстрорастворимые каши, которые мы ели по две порции. Ну, а когда уехали чуть дальше на север, частично перешли на местную еду — купили ногу оленя и строгали ее на морозе. Еще поменяли бочку на мешок рыбы.

Владлена. Самая вкусная строганина сделана из рыбы нельмы, она очень жирная. А в Якутии у знакомого еще с прошлой экспедиции купили расфасованную оленину и ягоды брусники. Две ягодки — и зарядом витамина С на день обеспечен.

Богдан. Зато на севере дикие цены на овощи и фрукты, потому что везут их туда на самолетах. Мы все в Батагае купили по овощному салатику из помидоров, лука и масла, заплатили по 500 рублей. Тем временем нога оленя и огромная рыбина стоила нам тысячу рублей — и то переплатили, потому что человеку нужно было кормить семью.

Экспедиция  Экспедиция

На фотографиях вы все яркие и позитивные. Но всегда ли так было?

Владлена. Конечно, мы подустали, ведь находились в экстремальных условиях. Даже за 15 дней на море устаешь, а тут снег, постоянный холод, толком не помыться. Но ты всегда знаешь, что это состояние скоро закончится.

Богдан. У людей в любой экспедиции есть одна основная ошибка: они стремятся доехать до пункта назначения, так называемой «точки Б», и пропускают все происходящее вокруг. Я пытался донести команде мысль о том, что нужно наслаждаться каждым моментом, и немножко грустил, когда мы ехали обратно.

Вы говорите об экстремальных условиях, а когда было совсем страшно?

Богдан. Когда мы решили ехать прямо по льду озера Байкал. Нам, конечно, рассказали, что такое трещины и торосы, как отличить свежую полынью от замерзшей. Но чувство страха усилилось, когда мы увидели свежую полынью, а возле нее цветочки.

Владлена. Это значит, что чья-то машина провалилась под лед и утонула.

Богдан. Я сказал всем разблокировать двери, снять ремни безопасности, держать руки на замках, чтобы при необходимости по команде открыть двери и выпрыгнуть, не задавая вопросов. Мы ехали друг за другом, страшнее всего было тому, кто был впереди.

Насколько тяжело обслуживать машину в сильный мороз? В городе это вечная проблема даже при −20, а у вас температуры были как минимум в два раза ниже.

Богдан. Мы поехали на стандартных машинах из салона, из утепления были только картонки на радиаторе и теплое одеяло на двигателе.

Владлена. А местные не ездят без двойных стекол, снизу подкладывают брезент. Они не верили, что мы можем проехать в таком виде, как есть. Но мы доехали, хотя машины не глушили нигде — только в Оймяконе, чтобы проверить, заведутся ли они в самой холодной точке. С первого поворота завелись. Местные же целый сезон не глушат машины

Чем северяне отличаются от нас, жителей ЦФО?

Богдан. Жители северных регионов отличаются открытой душой и готовы прийти на помощь только при намеке на ее необходимость. Например, если на дороге встречаются две машины, водители останавливаются, выходят, спрашивают: «Ну как там?» Потому что позади (или впереди) могут быть наледи и трещины. А если ты остановился, любая проезжающая мимо машина тоже остановится, потому что мороз −50, а в радиусе 900 километров может не быть населенных пунктов. Проходит пара дней и ты начинаешь делать так же, поскольку можешь стать единственной надеждой для людей.

Экспедиция  Экспедиция

О людях в экспедиции и тех, кто за ними наблюдает

К чему вы оказались не готовы, но поняли это в экспедиции?

Владлена. Самое сложное в экспедиции — это не физическое, а психологическое состояние и отношения в коллективе. Никогда не знаешь, как раскроется человек после месяца жизни рука об руку, тем более что число участников на одном из этапов достигало 15, и все индивидуальности, личности.

Богдан. Когда выходишь из зоны комфорта, все маски падают. На первом этапе люди были добрые и пушистые, а как ударил мороз...

Владлена. Важной частью экспедиции был наш «тыл». На «большой земле» работу вел штаб поддержки — сотрудники нашего экспедиционного центра «РГОэкспо». Они должны были общаться с прессой и партнерами, вести аккаунты в соцсетях, выручать в срочных и опасных ситуациях. Ребята уже знали, что придется работать даже по ночам, так как у Ярославля с Якутией большая разница во времени. Мы иногда, забываясь, звонили им даже в 5 утра выходного дня.

Расскажите про обратную связь, ведь вам, наверняка, писали те, кто следил за перемещениями экспедиции.

Богдан. Нам много писали, в личных сообщениях накопился целый вагон писем. Это, безусловно, было приятно, и я старался всем отвечать, даже если это было стандартное «спасибо большое». Конечно, если кто-то писал «ребята, на пятом километре будет поворот налево, но вы не сворачивайте, там нет дороги», то мы заводили серьезный разговор и выясняли подробности. Кстати, люди пишут до сих пор, спрашивают, как можно поехать с нами.

И как же можно поехать с вами?

Богдан. Для нас главное то, насколько человек полезен для экспедиции. Если он важен — например, фотограф или видеограф, то мы возьмем его с собой и даже обеспечим всем, вплоть до кофе на заправках. Кто-то частично оплачивал свои расходы самостоятельно, но мы всем говорим, что наличие денег не поможет стать частью команды. Я решил тщательно подходить к отбору людей, ведь если мы работаем вместе, нужно принимать правила игры.

Владлена. Безразмерный караван не наберешь, за всех нужно отвечать.

Экспедиция  Экспедиция

Две экспедиции позади. Что дальше?

Вы как-то упоминали про другие экспедиции и книгу. Расскажете подробнее?

Владлена. У Богдана скоро будет издана книга. Она уже написана, сейчас мы думаем, в каком издательстве ее выпустить, и на какие средства. В ней можно будет прочитать, как от идеи, появившейся на диване, добраться до финиша экспедиции в Магадане

Богдан. На майские праздники мы планируем восхождение на Эльбрус. Это будет больше поход с друзьями, чтобы порепетировать грядущие экспедиции. А уже в августе-сентябре хотим из Памира отправиться в Тибет, затем к горе Кайлас, а оттуда вернуться в Россию через Монголию и Казахстан. Также есть другие задумки: проехать на машинах по Европе или предпринять речную экспедицию, включающую в себя Балтийское, Азовское и Черное море и реку Волгу. Этот поход мы хотели бы посвятить адмиралу Ушакову, который родился в Ярославской области. Останавливает лишь то, что необходимо найти подходящее судно, проработать маршрут и решить вопрос с топливом, так как у него запредельная стоимость, а парусник по Волге не пройдет.

Фото: Иван Дементиевский

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.1)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое