Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза "Горят косяками ночные дворы" станет популярной»

11 апреля 2015 11:00


Чуть моложе, чем «Газпром» и чуть старше, чем путинская Россия, одна из самых громко звучащих панк-групп страны «Последние Танки В Париже» выступила в ярославском баре «Гринвич» в минувшую субботу, 4 апреля.

Знаменитый коллектив «Последние Танки В Париже» берет свое начало в городе Выборг в 1996 году и неутомимо развивается по сей день. Огромный опыт и большое количество выступлений на самых разнообразных площадках, полные панк-энергетики альбомы и яркий, неизменный дух протеста - вот они, ключевые слова для описания этого коллектива.

Данный тур П.Т.В.П. под названием «Ненависть» посвящен новому, девятому студийному альбому группы «Ключи От Всех Дверей», который был выпущен в октябре ушедшего года. В интервью «ЯрКубом» фронтмен группы и по совместительству прекрасный поэт Алексей Никонов рассказал о новой пластинке и о том, почему русская музыка не приживется на Западе.

Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза "Горят косяками ночные дворы" станет популярной» Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза "Горят косяками ночные дворы" станет популярной»


- Леша, как нам всем известно, альбом «Ключи От Всех Дверей» стал очень нашумевшим в своих кругах, да и он существенно отличается от предыдущего репертуара группы. В связи с этим у твоих фанатов появилось очень много вопросов касательно его концепции. Например, были ли какие-нибудь эмоционально-чувственные предпосылки для написания треков «Сказка» и «Песня»?

- Да, естественно. Предпосылки суицидального толка, скорее всего. Но это явно в песнях прослеживается, по-моему. Они, если хотите, немного метафизического плана. То есть, в принципе, тут уже ходьба по канату, на грани. 


- Хорошо, а вот песня «Дворы»? Говорят, что из всего альбома она стала одной из самых ходовых, а выражение «горят косяками ночные дворы» - это, наверное, фраза, которая цитируется всеми везде и всегда. Откуда она взялась? 

- Да? Уже? Ну, я знал, что она будет популярной (смеется). Как-то раз мы дописывали с реперами хит, и в конце какого-то куплета я придумал фразу: «горят косяками ночные дворы». Потом песню эту прокляли и забыли… Ладно, не прокляли, но однажды я нашел этот куплет, и там последней фразой была «горят косяками ночные дворы». Я подумал - отличный припев !

- В одном из интервью ты упоминал, что большинство песен, за исключением двух, были написаны тобой, а остальные - коллективом. Какие это были песни?

Леха Никонов:  «"Песня" - это Антохина музыка явно, потому что она очень сложная. Я бы такую никогда в жизни не придумал. Я даже текст на нее писал в день перед записью, потому что не хотел этого делать. Я чувствовал, что мне нельзя писать этот текст. Все было написано в последние минуты. Хотя стоп, это песня барабанщика нашего».

Денис Кривцов: «Наконец-то снизошло».

Леха Никонов: «Вот, Денис, расскажи, чем ты руководствовался, когда музыку писал?».

Денис Кривцов: «Да, депресcняк, обычный депрессняк».

Антон Докучаев: «А вот песню «Дворы» на самом деле написал я, чувак, и это тоже был депрессняк».

Леха Никонов: «Да, вот видишь? А остальные все я писал. Но все хитовые песни получаются совместно и вызывают оптимизм, как бы сказал наш барабанщик, который молча сидит и пишет песни».

- Ладно, вот Вы часто присоединяетесь к Фео (Дмитрию Порубову, прим. автора) на концертах. Почему он не присоединяется к Вам?

Леха Никонов:  «Почему? Иногда ходит. Он в гримерке просто сидит и бухтит на всех!».

Денис Кривцов: «Он приходит просто пожрать нашей еды».

- А Вы читали нашумевшее интервью Димы в Томске? Сейчас даже началась своеобразная война в интернете по этому поводу. Что Вы сами думаете о состоянии современной сцены?

Леха Никонов:  «Да, читали (смеется). Мы ржали все. Я был в туре тогда со стихами, но когда я это увидел, то тоже очень смеялся. Но на самом деле мне не очень хочется обсуждать это, ведь это Димины дела, почему я должен об этом думать? Касательно современной сцены у меня очень пессимистический взгляд. А разве нет? Посмотри вокруг, ты же не назовешь это подъемом рок-н-ролла?».

Денис Кривцов: «Нет, это упадок конкретный. Но, кстати, мы как раз относимся к тем, кто пытается его поднять на настоящий уровень!».

Леха Никонов: «Не надо, не надо про «мы». Мы пытаемся, но не факт, что у нас это получается».


- Хорошо, а сами бы Вы хотели чаще выступать в Европе и добиться популярности там, как к этому стремятся многие группы?

- Мы уже бывали там много раз. Но кому в Европе нужны русские группы? Они там нужны только в плане «русской эмиграции», чтобы посмотреть «что это такое вообще?». Это бесполезно. Я даже могу тебе объяснить на уровне филологии, почему это бесполезно. На какой слог идет ударение во всех английских словах? На первый - шЕрлок хОлмс. Так отсюда образовывается вся культура языковая. У нас язык разно ударный. Вот мы с тобой разговариваем сейчас и используем во всех словах разные ударения: то на третий слог, то на второй, то на четвертый. То есть, например, дактиль в английском языке не может быть вообще. А ямб может быть.  Да и ямб не может в определенном смысле. Так отсюда исходит вся языковая структура и американского репа, и английского рока. В этом мое глубокое убеждение, хотя многие ребята, которые со мной в группе играют, они не согласятся, как я это понял из разговора вчера. Просто, например, им всем не нравится свобода слова, да? Я вот считаю нужно делать все по-своему все равно, как это делали футуристы. 


Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза "Горят косяками ночные дворы" станет популярной» Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза Леха Никонов (ПТВП): «Мы знали, что фраза "Горят косяками ночные дворы" станет популярной»


Глубочайшая ошибка русских реперов в том, что они копируют западные образцы. А что сделали футуристы, например, в Питере, когда приехал Маринетти читать им лекцию о футуризме? Они закидали его яйцами и сказали: «мы сами без тебя, дурака, знаем» и теперь Маяковского изучают в колледжах Америки. Вот какой путь правильный. Я стараюсь делать так, но у ребят своя политика. То есть иногда мы совмещаем ультиматум. Иногда они перебарывают, иногда я перебарываю.

- На каких площадках тебе более комфортно выступать, кроме питерских? Есть разница между маленькими городами и большими в плане эмоциональной отдачи?

- Конечно! Везде по-разному, нет закона вообще. Мне милее в Питере играть, потому что я об этом мечтал всю жизнь, и я к этому пришел, поэтому естественно это для меня отдельная история. Отдача идет не от размеров помещения. Но провинциальная публика более зажата. Если говорить профессионально и все карты на стол выкладывать, чем провинциальнее город, тем более скованная публика. Но это не касается Сибири, потому что в Сибири действуют другие законы.

- А помнишь твою песню «Питер в Москве» с Feodoq?

- Я даже не помню, что я в ней делал… Я там пел, да? Ужас, трэш! Это меня «Рубль» (Дмитрий Порубов, прим. автора) заставил! Я не хотел! (смеется). На самом деле я играл в первом составе «Антикризиса» (Anticrisis 666 Superstar XXX Band) на гитаре, и Рубль даже выпустил альбом с моим участием. Можешь в интернете найти, я там неплохо играл. Это был первый концерт группы.


- Какой последний концерт вы сами посетили?

- Сейчас вспомню. На «Агату Кристи» ходили.

- Хотелось бы попробовать писать стихи вместе с Глебом Самойловым? Вдруг вышло бы что-то неожиданно удачное.


- Нет, я поэт же, я один пишу. Все это делается легко, стих - это всегда случайно. А стихи, специально задуманные - это мусор или загон. А мы против стандартов.

- Хорошо, раз уж мы заговорили о поэзии, как создавалась «Медея»?

- По заказу. Пришли однажды знакомые вместе с Илоной Макаровой ко мне и сказали, что вот они хотят сделать что-то подобное. Я написал сразу. Заказ ведь писать легче, поэтому и вышло впечатляюще. Так ты перед хаосом стоишь всегда и не знаешь о чем писать. А тут к тебе приходят и говорят: пиши о том, о сем, об этом. Ты ограничен рамками, и в этих ограничениях появляется истинная свобода художника. Ты понимаешь, в чем парадокс? Творческая диалектика получается такая - тайное явное искусство.

- Какой из своих собственных поэтически сборников ты любишь больше всего?

- «Медею», конечно. Я считаю, что «Медея» - это явно мой лучший сборник. Естественно мне, как любому поэту, милее мой первый сборник - «НеХардКор». Но объективно, если бы я себя судил, «Медея» - лучшая моя работа, хотя она и не полностью в книге. Там нет прозаических кусков, которые я в самые последние минуты перед редакцией убрал. Но они выложены в интернете, и я сам их иногда читаю, когда нахожусь в Питере или в Москве. В каких-нибудь подпольных местах.

- А сейчас планируется написание какого-либо личного сборника, не по заказу?

- Естественно, я всегда пишу. Я - поэт. Но я не знаю, не могу сказать, как скоро это будет. Я должен написать где-то в течение ближайших двух лет сборник, потому что раз в три года выпускаю новый сборник стихов. Срок в этом году заканчивается, но я явно не успеваю. Но у меня есть следующий год, да? Я надеюсь успеть, но стихи - дело такое, с ними невозможно загадать. Знаешь, что сказал однажды один писатель, публицист, когда его спросили, почему он ничего не пишет? «Молчание поэта - это тоже стих» (улыбается).

- Тогда будем ожидать Вас с чтениями, приедете?

- Конечно. Я езжу, когда меня зовут. Поэтому это уже вопрос к Вам и организаторам. Я же не могу написать воззвание: «Позовите меня в Ярославль!». Я бы с удовольствием приехал. Мы сколько раз уже у вас были? Это третий или четвертый раз, не помню. Зовите!


Текст: Viktoria Ramirez


Фото: Geometria

Свидетельство о регистрации СМИ: №ФС77-60775 от 25 февраля 2015 г.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Количество просмотров
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.74)
Введите свой email:



 

Комментарии (0)


Новенькое